Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Юрий Смитюк/ТАСС

ФСИН сократит колонии

«Газета.Ru» разбиралась в нововведениях уголовно-исполнительной системы

Владимир Ващенко

ФСИН России значительно сокращает число колоний различных режимов. Кроме того, правительство России подготовило законопроект, несколько расширяющий полномочия тюремщиков в части применения спецсредств и физической силы. Правозащитники в массе своей негативно отнеслись к этим нововведениям. В самой ФСИН заявляют, что серьезного влияния на систему исполнения наказаний эти новшества не окажут.

Тему массового сокращения исправительных учреждений в пятницу обсуждали на координационном совете уполномоченных по правам человека РФ, на котором присутствовал глава ФСИН Геннадий Корниенко. В ходе своего выступления о ликвидации колоний заявила российский омбудсмен Элла Памфилова. «В настоящее время в связи с оптимизацией бюджетного финансирования в отечественной уголовно-исполнительной системе Министерством юстиции по согласованию с ФСИН принято решение о ликвидации 34 и реорганизации или консервации еще нескольких десятков исправительных колоний. В общей сложности, я так понимаю, будет сокращено около 100 учреждений», — сказала она.

По словам Памфиловой, в ходе сокращения сотрудники исправительных учреждений столкнутся с серьезными социально-экономическими проблемами.

«Есть монопоселки, построенные вокруг колоний, там есть детсады, школы, инфраструктура, все эти населенные пункты ликвидируются.

У меня были, например, на приеме женщины, которые проживают в подобном поселке в Нижегородской области. Одна из них со слезами на глазах заявила, что для нее после ликвидации исправительного учреждения закончилась жизнь. Ее можно понять: эта женщина, мать-одиночка, недавно купила квартиру в ипотеку, и очевидно, что в этом населенном пункте она ее никогда никому не продаст», — сказала омбудсмен. По ее словам, важно, чтобы к решению проблем сотрудников ФСИН из ликвидируемых колоний подключились и местные власти, чтобы помочь им справиться с жизненными трудностями.

В самой ФСИН подчеркивают, что ни один сотрудник не будет выкинут в ходе сокращения исправительных учреждений «в чисто поле». «Да, есть план по сокращению колоний, планируется, что в этом году будет ликвидировано 30 из них. Точной цифры пока нет, решение еще окончательно не принято», — отметила в беседе с «Газетой.Ru» официальный представитель службы исполнения наказания Кристина Белоусова.

По ее словам, всем тюремщикам после сокращения их колоний предложат другие должности в системе ФСИН.

«При этом сотрудник может принять это предложение, а может и не принять, если у него есть иные варианты трудоустройства. Но сделано оно будет всем без исключения работникам колоний, которых планируется сократить», — подчеркнула Белоусова. Она добавила, что в настоящее время в системе службы исполнения наказания действует социальная программа по предоставлению жилья тем работникам, которые переезжают к новому месту службы. «Сначала им предоставляется комната в общежитии, затем выделяется единовременная разовая сумма на покупку жилья, достаточно серьезная. Если же фсиновец вынужден снимать квартиру, то ведомство ему компенсирует эти расходы», — сказала Белоусова.

Уполномоченный по правам человека Элла Памфилова ранее предложила создать на базе закрывающихся колоний социально-реабилитационные центры для бывших заключенных. Предполагается, что там будут проживать и работать освободившиеся из колоний люди, которым некуда идти после освобождения. Однако не все правозащитники поддержали инициативу омбудсмена.

«В тех колониях, которые находятся рядом с крупными городами, это, может, и можно сделать. Но для Северного Урала, Сибири, Дальнего Востока это нереально. Там сотни километров до ближайшего населенного пункта, нет работы социума. Почему колонии вообще закрывают в Сибири? Вот стоит она в лесу, до райцентра от нее 400 км. Лес откосили за 20 лет, после чего она стала не нужна — ее и закрыли. Ну и как там этих людей удержать?» — сказал уполномоченный по правам человека в Красноярске Марк Денисов. По его словам,

для нормальной адаптации бывшего зэка в обществе ему нужны нормальная работа и жена.

«Когда бывший сиделец сам идет в шиномонтаж или на стройку и сам трудоустраивается — это первый шаг к нормальной жизни. Собственно, социализация начинается с того момента, когда бывший зэк начинает жить с женщиной и приносит ей первую зарплату, заработанную после зоны вольным трудом. Так вот в отдаленных колониях в тайге и как-то с вольным трудом не очень, и женщины не водятся. Там медведи есть, волчицы, а женщин нет», — отметил правозащитник.

Впрочем, уполномоченные по правам человека из других регионов инициативу Памфиловой поддержали. Глава ФСИН Корниенко отметил, что для реабилитации можно обратиться к опыту царской России. «Тогда, если человек приговаривался к каторге, он имел право взять с собой членов семьи. Им выплачивали определенные подъемные, чтобы они могли поселиться недалеко от места, где их близкий человек отбывает наказание. Сначала раз в месяц, а затем и чаще в качестве поощрения заключенному разрешали приходить в новый дом своей семьи. После отбытия наказания зачастую эти люди оставались жить уже в новом доме, неподалеку от исправительного учреждения», — напомнил Корниенко. Он отметил, что подобную систему можно было бы попробовать разработать и для современной России.

Журналистов, пришедших на заседание координационного совета, интересовала тема поправок в закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», которые меняют порядок применения физической силы, спецсредств и оружия сотрудниками ФСИН. Накануне Памфилова обратилась к председателю Государственной думы Сергею Нарышкину с просьбой выступить перед депутатами нижней палаты Федерального собрания, чтобы убедить их в необходимости снятия с рассмотрения этого закона, так как его принятие может повлечь грубые или массовые нарушения прав и свобод граждан.

«Хотя целесообразность наличия специальных средств, газового и огнестрельного оружия у сотрудников уголовно-исполнительной системы не вызывает сомнений, объем и рамки их применения должны быть строго прописаны, их направленность должна быть ограничена необходимостью пресечения противоправных действий. Применение физической силы и специальных средств в отечественной пенитенциарной системе в отдельных случаях становится причиной смерти осужденных», — говорится в заявлении омбудсмена.

«Никакой революции данный документ за собой не влечет, основные правила применения физической силы и спецсредств останутся такими же, как и сейчас. Просто в законопроекте уточняются моменты, когда сотрудник может применить физическую силу, оружие и спецсредства», — заявил журналистам глава правового управления службы исполнения наказаний Леонид Климаков.

По его словам, поправки обусловлены недавними событиями в Нижегородской колонии, где произошел бунт. В распоряжении «Газеты.Ru» есть текст нового законопроекта. Как и действующий в настоящее время закон, новый документ накладывает серьезные ограничения на сотрудников ФСИН при применении ими оружия и спецсредств.

«Сотруднику уголовно-исполнительной системы запрещается применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен сотруднику», — говорится в законопроекте. Там также отмечается, что тюремщик не может бить резиновой дубинкой заключенного по голове, шее, ключичной области, животу, половым органам, в область проекции сердца. Как и ранее, почти во всех случаях фсиновец должен предупредить зэка о намерении применить оружие или спецсредство и дать правонарушителю достаточно времени для выполнения своих требований. В случае если выстрел тюремщика или применение им спецсредств приведет к гибели осужденного, работник уголовно-исполнительной системы обязан в течение 24 часов уведомить прокурора.