Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Город

1 12

«Пешеход не понимает, в какую сторону ему идти»

Почему центр Москвы перегородили полосатыми заборами

Татьяна Еремина

С понедельника, 6 июня, начинаются работы по благоустройству Садового кольца. Тверская улица по той же причине была перекрыта для автомобилистов все прошлые выходные. Центр города из-за программы «Моя улица» уже второе лето подряд превращается в сплошные окопы, красивые дома просто не видны из-за многочисленных ограждений. «Газета.Ru» поговорила с руководителями проектов КБ «Стрелка» и дизайнерами о том, не боятся ли они статуса врагов всея Москвы, почему для ограждений была выбрана бело-зеленая полоска и зачем размещать на заборах портреты известных людей.

— Зачем было изобретать велосипед и придумывать отдельный дизайн для, в общем-то, утилитарной истории?

Александра Сытникова, руководитель проектов КБ «Стрелка»: В этом году мы столкнулись с беспрецедентным объемом работ по благоустройству. И остро встал вопрос, как минимизировать дискомфорт москвичей. Мы постарались сделать заборы максимально безопасными для горожан, защитить их от пыльных работ и при этом визуально объединить все площадки по проекту.

Полина Макеева, продюсер проектов КБ «Стрелка»: Площадки, где проводились работы по благоустройству улиц, в прошлом году огораживались в лучшем случае либо зеленой сеткой, либо крупноячеистой оранжевой и выглядели хаотично. Мы придумали общий стиль баннеров, огораживающих строительную площадку. Они единообразные, узнаваемые и дружелюбные. На баннерах размещена информация о том, что происходит на улицах в этом году вообще и конкретно на каждой. Теперь сразу ясно, что именно за стройка здесь идет, кто именно что перекапывает и когда это закончится. Раньше было не отличить благоустройство улицы от других ремонтных работ в городе.

Действительно, так много однотипных заборов вокруг строек расставили, наверное, впервые, но это объясняется масштабом программы. Последний раз аналогичные по размаху работы по благоустройству в Москве проводились в конце 1970-х годов перед Олимпиадой-80.

Валерий Липеровский, руководитель отдела дизайна КБ «Стрелка»: У нас есть четыре типа баннеров: основной полосатый, информационный, как обычные паспорта объектов на стройках, с информацией об участке и сроках проведения работ, а также баннеры с общей информацией о программе «Моя улица». Кроме того, мы решили сделать исторические баннеры, в которых рассказываем о том, что происходило на каждой улице, какие люди с ней были связаны.

Александра Сытникова: Дополнительно были разработаны специальные ограждения для деревьев, которые попали непосредственно в зону стройки. Они защищают их от строительной техники и различных повреждений.

— Почему для ограждений была выбрана именно бело-зеленая полоска?

Валерий Липеровский: Стройки обычно отгораживают лентами, они чаще всего полосатые — это просто общепринятый знак ограждения. Как правило, они бело-красные в диагональную полоску, но мы поменяли красный цвет на зеленый, чтобы это не казалось агрессивным в городской среде.

В тех масштабах, в которых эти баннеры должны были появиться в городе, красный цвет свел бы всех с ума.

Кроме того, эти зеленый и белый — максимально простая гамма, которую удается выдерживать и в таких объемах благоустройства.

Полина Макеева: Баннеры вешали строители, которые не привыкли располагать их в красивом порядке, это для них не выставка. В таком формате это стало проще, эстетика все равно не терялась.

— Сейчас у нас получается такая гамма: белый с зеленым на баннерах, есть белая и красная отбивка, отгораживающая стройку от машин, и повсюду висят красные лампочки. Все вместе вам не напоминает Новый год?

Полина Макеева: Красные фонари — это часть утвержденных стандартов и норм, вдоль стройки они должны быть такими. Кроме всего прочего, стройка должна привлекать внимание, предупреждать пешеходов и автомобилистов, что это опасная зона. Красные фонарики контрастны по цвету информации, что в нашем случае полезно.

Валерий Липеровский: В любом случае это лучше, чем если бы все вышло красным.

С фонариками, конечно, получился совершенный Новый год, но это вышло случайно.

И с бело-красными отбивками тоже ничего не поделаешь — это просто мировая практика, их всегда делают такой расцветки. У нас был стандартный строительный бюджет, и мы отталкивались от стандартных строительных норм.

Александра Сытникова: Кроме того, мы постарались оставить просветы между баннерами в тех местах, где это было возможно, чтобы горожане могли наблюдать за тем, в каком темпе происходит стройка и что уже удалось сделать.

— Все эти заборы не просто с полосатым узором, на многих есть и портреты разных известных людей. Как проходил «кастинг»? И почему москвичу, пробирающемуся через стройку, будет интересно прочитать историю Елисеева, основателя одноименного магазина?

Александра Сытникова: Мы старались находить факты, которые могли заинтересовать и, возможно, удивить жителей и гостей столицы. С фотографиями нам помогали Музей Москвы и Мультимедиа Арт Музей.

Полина Макеева: Этот проект делает пространство стройки более человечным. Идешь — и видишь людей, которые тут жили, работали, любили и писали. Например, район Таганки оказался очень сложным.

Анастасия Еремина, сотрудник Центра городской антропологии КБ «Стрелка»: На Таганке, например, существовала известная тюрьма, от которой сегодня остались только камни и фундаменты. Но для местных жителей она является элементом локальной идентичности.

Про Савву Мамонтова все знают, что он известный меценат, спонсировал искусство, а мы рассказываем, что как-то за долги его посадили в эту Таганскую тюрьму.

А на Трубной площади мы будем, например, говорить про знаменитого повара Оливье — там, где у него был ресторан.

— Откуда вообще взялась эта идея?

Полина Макеева: Есть примеры, когда во Франции стройки закрывались портретами рабочих, которые там трудились. Где-то вешают искусство...

Валерий Липеровский: …где-то стройку закрывают детскими рисунками или текстами…

Полина Макеева: ...а где-то — логотипами компании, которая проводит эту стройку. Но в данном случае стройка очень масштабная, на каждой улице свой подрядчик, и хотелось, чтобы вместо этого была какая-то общемосковская история.

— На заборах будут размещены указатели музеев, банкоматов, магазинов, общественных остановок. Вы как-то параллельно пытались решить глобальную проблему навигации в Москве?

Валерий Липеровский: В данном случае нет. Навигация просто показывает то, что скрывает стройка: что же находится за забором.

Полина Макеева: Также на заборах размещаются какие-то информационные сообщения — например, если мы переносим остановку.

На Бульварном кольце сейчас сложился целый лабиринт из ограждений, и мы поняли, что будет полезно нанести на баннеры названия улиц,

потому что пешеход может не сообразить, в какую сторону ему теперь лучше идти, чтобы попасть к станции метро.

Анастасия Еремина: Еще сейчас происходят забавные случаи: компании сами используют нашу навигацию. Вот «Братья Караваевы» замерили наш баннер, сделали такого же размера с диагональными полосками по низу, а наверху написали название своего кафе и поставили стрелочку.

— Мы много говорим о пешеходах, а что насчет автомобилистов? Для них как-то будет дорабатываться навигация?

Александра Сытникова: Мы уже в процессе разработки и подготовки таких баннеров. Первые должны появиться в ближайшее время на Тверской улице.

Валерий Липеровский: Сейчас, к сожалению, на автомобилистов информация не рассчитана, хотя на самом деле для них должно быть все то же самое, но в другом масштабе. Как минимум рассказ о стройке и то, когда она закончится.

Пока человек стоит в пробке, с ним было бы логично поговорить.

— Не боитесь, что вы те, кого будет ненавидеть весь город, по крайней мере до окончания стройки?

Александра Сытникова: Стройка всегда будет вызывать раздражение вне зависимости от финального результата. Наша задача была минимизировать, насколько это возможно, все неудобства. При этом мы все время находимся в режиме постоянного реагирования на возникающие запросы по доработке. Кроме того, мы сейчас работаем над специальными «информационными павильонами» по программе «Моя улица» рядом с самыми масштабными стройками. Очень надеемся, что в этом году получится запустить первый такой объект.

Полина Макеева: Когда ты работаешь для города, сложно угодить всем. Но это все-таки позитивная практика — выгороженные дорожки, навигация, все это помогает заботиться о людях, которые ходят по улицам во время ремонта. Мы сами как горожане испытываем такие же неудобства от строительных работ, как и все, и хотели сделать жизнь в этих условиях максимально комфортной.