Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Лев Федосеев/ТАСС

Кольщик, не коли мне ничего

Приговоренным к исправительным работам запретят делать татуировки

Владимир Ващенко

Люди, которых приговорили к исправительным работам, будут ограничены в определенных удовольствиях вольной жизни, заявил замглавы ФСИН России Валерий Максименко. В частности, они не смогут играть в карты, употреблять алкогольные напитки и делать себе татуировки. Эксперты убеждены, что ввести «запрет на наколки» будет сложнее всего.

Люди, приговоренные к обязательным работам и пребывающие в исправительных центрах, не смогут наносить себе на тело татуировки до тех пор, пока не будут освобождены от наказания. Об этом замглавы ФСИН России Валерий Максименко сообщил в интервью ТАСС.

По его словам, с января 2016 года начнет действовать новый вид наказания — исправительные работы. «Это еще одна альтернатива лишению свободы. Этот вид наказания выгодно отличается тем, что все-таки это не изоляция от общества.

Принудительные работы и нахождение в исправительных центрах, несмотря на их название, можно сравнить с работой вахтовиков, которые работают вдали от дома, проживая в общежитиях»,

— заявил заместитель руководителя Службы исполнения наказания.

Для осужденных, которым суд назначит подобное наказание, будет несколько ограничений, добавил Максименко. В частности, они не смогут самостоятельно выбирать работу, уволиться или поменять работу, без разрешения администрации покинуть исправительный центр. Жить такие осужденные будут в обычных общежитиях, а после отбытия одной трети срока наказания, если не было никаких нарушений, им может быть разрешено проживать за пределами центра с семьей, но в пределах муниципального образования, где находится исправительный центр.

«Они

смогут пользоваться мобильными телефонами и интернетом, что, к примеру, запрещено в исправительных колониях и тюрьмах.

Они настолько самостоятельны, что, даже заболев, идут к обычным врачам по медицинскому полису. На них в полном объеме распространяются все положения социального, пенсионного законодательства, в том числе Трудового кодекса», — сказал Максименко. По его словам, приговоренные к общественным работам будут получать зарплату, из которой по решению суда в доход государства будет удерживаться от 5 до 20%.

«У них есть право на оплачиваемый отпуск: 18 рабочих дней после первых шести месяцев работы. Проводить этот отпуск за пределами исправительного центра разрешается только осужденным к принудительным работам, не имеющим взысканий», — добавил Максименко. Замглавы ФСИН уточнил, что в правила внутреннего распорядка исправительных центров включен

перечень предметов, которые запрещено хранить отбывающему это наказание, в том числе наркотические вещества, все виды алкоголя, включая пиво (запрещены даже дрожжи), игральные карты и принадлежности для нанесения татуировок.

Последний вид «досуга» осужденных, как показала практика российской тюремной жизни, запретить труднее всего. Дело в том, что исторически татуировки ввели, как ни странно, сами сотрудники служб, которые боролись с преступностью. Речь идет о выжигании клейма на теле людей, уличенных в том или ином виде преступлений. На Русь клеймение пришло под влиянием Золотой Орды и византийского права, впервые оно упоминается в письменных источниках еще в 1398 году. Тогда Двинская уставная грамота (один из первых в нашей стране юридических документов) содержала положение о том, что всякого вора требуется «пятнати» — то есть помечать с помощью клейма. Отменена подобная практика в Российской империи была только в 1863 году, уже после отмены крепостного права. Нанесение специальных надписей и рисунков на тело уголовного преступника прочно вошло в повседневную жизнь криминального мира, и без этих особых «знаков отличия» они уже не мыслили свое существование.

За время существования российской преступности появились самые разные знаки и рисунки, как правило, каждый из них имел свое четкое значение. Если упрощенно, то среди воровских татуировок различают рисунки, надписи-аббревиатуры, отдельные буквы и некоторые другие типы. Надписи стали одной из самых распространенных видов татуировок, как правило, они одновременно являются аббревиатурами. Например, слово ЯПОНИЯ обозначает «Я прощу обиду, не измену, ясно?», ТУЗ расшифровывается как «Тюрьма учит закону».

Иногда надписи, имеющие значения, делаются на латинском языке, например — «Trahit sua quemque voluptas» — «Каждого влечет его страсть».

Есть также обычные надписи на русском языке, слова в которых не имеют двойного значения: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись».

Картинки, наиболее распространенные в преступном мире, бывают разной сложности и тоже, как правило, имеют определенный смысл. В частности, нож, заключенный в кандалы, обозначает, что носитель данной татуировки совершил преступление, уже находясь в местах лишения свободы. Звезды, набитые на колени осужденного, обозначают, что он принципиально не «встанет на колени перед законом», то есть не будет выполнять требований администрации. Образ Богородицы значит, что человек встал на криминальную дорожку еще в подростковом возрасте. Парусник обозначает тягу его носителя к свободе, иногда — склонность к побегу из колонии.

«Само желание запретить это явление мне понятно — неизвестно, какими красками и как это будет наноситься под кожу, при определенных обстоятельствах это может вызвать болезни у осужденных. Ведь наколка — это, по сути, медицинское действие», — рассуждает бывший сотрудник уголовного розыска, а ныне переводчик и публицист Дмитрий Пучков, известный как Гоблин.

По его словам, добиться соблюдения этого запрета будет крайне сложно. «Даже

в местах лишения свободы, где, извините за тавтологию, свобода человека серьезно ограничена, люди постоянно обзаводятся этими татуировками, причем многие, это важно, делают это уже после того, как попали за решетку».

Запрет означает также и наказание за его нарушение. Неясно, кто будет наказывать того, кто рисует татуировку другим осужденным, тех, кто нанес себе татуировку, или дежурного смены охраны, кто не уследил за этим? Непонятно также, кто и как будет определять, блатная татуировка или нет», — отметил он. По словам Пучкова, в преступном мире наколки играют роль погон у военнослужащих, по ним сразу можно определить, какое место в преступном мире тот или иной осужденный занимает, поэтому изжить это явление невозможно в принципе.