Власть и право

Алексей Филиппов/РИА «Новости»

Суды устали от арестов

Мосгорсуд уменьшит число арестов

Владимир Ващенко

Руководство Московского городского суда задумалось об отказе от почти гарантированного продления ареста обвиняемым. Кроме того, районные суды обяжут более тщательно рассматривать вопрос о первичном помещении фигурантов уголовных дел под стражу. Адвокатское сообщество считает, что эти шаги назрели давно, но сомневаются, что ситуацию удастся быстро улучшить.

Московские суды будут уходить от практики почти гарантированного удовлетворения просьбы следователя заключить подозреваемого или обвиняемого под стражу. Об этом «Газете.Ru» сообщил информированный источник в судейском сообществе.

«Сейчас судьи недовольны работниками следственных органов, в особенности СК РФ. Есть серьезные претензии к качеству материалов, которые они приносят на заседания по вопросу ареста предполагаемых участников преступлений. Поэтому в настоящее время судьи зачастую берут на себя ответственность и порой заключают людей в СИЗО даже при недостаточных для этого основаниях. Потому что в противном случае пришлось бы отпускать многих задержанных», — сообщил собеседник «Газете.Ru».

Он добавил, что уже сейчас Мосгорсуд при выборе меры пресечения взял установку на более внимательное отношение к аргументам обеих сторон — и следствия, и защиты подозреваемого.

«В настоящее время суды в регионах удовлетворяют до 70% ходатайств о продлении ареста. В столице этот показатель — 68,

но руководство главного столичного суда будет и дальше стремиться его снижать», — рассказал источник.

В статье 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ сказано, что мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

В этой же статье особо подчеркивается, что в постановлении судьи об аресте должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Этими обстоятельствами не считаются данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности, результаты оперативно-разыскной деятельности, представленные в нарушение требований УПК.

Тем не менее слова источника «Газеты.Ru» о том, что судьи в Москве почти всегда идут навстречу просьбам следователей отправить под арест того или иного фигуранта уголовного дела, подтверждаются и статистикой, опубликованной Управлением судебного департамента. Так, по данным ведомства,

в 2015 году рассмотрено около 13,9 тыс. ходатайств об аресте, из них удовлетворено чуть менее 12,8 тыс.

То есть доля отказов следователям отправить человека в СИЗО составила чуть более 1%. При этом среди арестованных в 2015 году — 921 женщина и 37 несовершеннолетних. Кроме того, как следует из документов департамента, 14 раз в минувшем году подозреваемым и обвиняемым была избрана мера пресечения в виде залога, 263 раза — домашний арест. Также в минувшем году следователи почти 27,7 тыс. раз выходили в суд с просьбой продлить арест их «клиенту», при этом судьи пошли сыщикам навстречу в подавляющем большинстве случаев (чуть менее 27,5 тыс. раз).

Согласно сведениям Управления судебного департамента Москвы, за первые шесть месяцев нынешнего года столичные судьи рассмотрели 6,6 тыс. ходатайств о заключении в СИЗО, при этом 6,1 тыс. ходатайств удовлетворено. Среди арестованных в этом году — 425 женщин, а также 12 человек младше 18 лет (при этом ровно столько же — 12 несовершеннолетних — в этом году и просило арестовать следствие). Кроме того, в первом полугодии 2016 года

следствие направило в суд 13,6 тыс. просьб продлить обвиняемым меру пресечения в виде содержания под стражей, 13,5 тыс. раз суды пошли следователям навстречу в этом вопросе.

Адвокат Алексей Михальчик считает, что проблема слишком частого избрания меры пресечения в виде ареста действительно существует и в Москве она особенно актуальна.

«В этом городе уже фактически некуда сажать. Это подтверждается и косвенными признаками: адвокаты сейчас сутками стоят в очередях, чтобы попасть на беседу к своим подзащитным в изолятор. Все потому, что комнат, специально оборудованных для этого, в тюрьмах мало, а нуждающихся в них много. Или вот такой пример: по правилам, «на зону» человек из СИЗО может отправиться только тогда, когда в администрацию изолятора будет доставлена копия приговора с печатью суда о том, что он вступил в силу. Но из-за желания хоть немного разгрузить изоляторы теперь стала появляться практика, когда из суда в СИЗО приходит просто уведомление, после которого человека сразу отправляют к месту отбытия наказания. Я сам недавно столкнулся с этим явлением», — рассказал юрист.

По его словам, нередки случаи, когда за все время пребывания в СИЗО с обвиняемым практически не проводят никаких следственных действий.

«Когда я занимался фигурантами дела об убийстве журналистки Политковской, в СИЗО был такой фигурант Дмитрий Грачев, который с легкой руки СК провел в изоляторе 11 месяцев. За это время его ни разу не возили ни на какие следственные действия, а приходили в камеру и заявляли: «Ну подумай, что ты можешь рассказать интересного о бывшем милиционере Хаджикурбанове (он якобы организовал слежку за журналисткой по заказу ее ликвидаторов. — «Газета.Ru»)». Потом выяснилось, что Грачев никакого отношения к этому не имеет, сказать ему нечего, и его благополучно отпустили домой, сказав на прощание «повезло тебе». Я ему помогал впоследствии отсудить компенсацию за незаконное содержание в СИЗО», — отметил Михальчик.

По словам источника «Газеты.Ru» в Верховном суде РФ, нынешняя судебная система устроена так, что судье проще арестовать подозреваемого, чем отказать следователям.

Отказной материал, который выносит судья, считается негативным статистическим показателем,

и при его оформлении мотивировка должна быть гораздо серьезнее, чем в постановлении о заключении под стражу.

«У нас есть практика, по которой, если человек в ходе следствия был арестован, то ему, скорее всего, судья назначит реальный срок лишения свободы после рассмотрения его дела по существу. Это нигде не прописано, но судебная практика такая есть. И получается, что, с одной стороны, судьи почти автоматически арестовывают, а с другой — избежать зоны потом человеку крайне сложно. А если и возможно, то это может произойти лишь на стадии расследования, если суд второй инстанции смягчит обвиняемому меру пресечения, заменив на залог или домашний арест. Но невиновным такого человека не признают почти точно», — рассказал источник в Верховном суде РФ.

Адвокат Михальчик считает, что для улучшения ситуации в этой сфере необходимы, во-первых, воля председателя Верховного суда и глав региональных судов, в том числе Мосгорсуда, а во-вторых, формирование практики судебных прецедентов по пересмотру арестов, вынесенных с нарушением.

«Если суды второй инстанции (а Мосгорсуд по отношению к районным судам Москвы — это суд второй инстанции) вынесет 10–20 решений об отмене ареста, где будут четко расписаны причины этого поступка, то появится практика, на которую судьи будут ориентироваться», — уверен адвокат. Также, как утверждает Михальчик, необходимо четче прописать критерии того, что может служить основанием ареста, а что нет.

«У меня

было множество случаев, когда следователь заявлял в суде: «У следствия есть основания полагать, что подозреваемый может скрыться, так как у него есть загранпаспорт. Но я в таких случаях всегда предлагал изъять этот документ у моего подзащитного

через акт добровольной выдачи и не арестовывать человека. А вот если, например, следствие имеет достоверную информацию, что подозреваемый приобрел билет на самолет за границу, это уже может служить признаком того, что он планирует скрыться», — сказал Михальчик.

Его коллега адвокат Оксана Михалкина согласна с этой точкой зрения, но считает, что мер, предложенных Михальчиком, недостаточно. «То, что в Мосгорсуде задумались об отмене практики необоснованных арестов, говорит о том, что она как минимум была, и в суде это признают. Чтобы ситуация улучшилась, надо провести реформу судов как минимум на уровне районов и уволить значительное число судей, там работающих. До тех пор, пока судьи, выносившие необоснованные решения об аресте, будут продолжать занимать свои должности, кардинальным образом ничего не поменяется», — уверена Михалкина.

В пресс-службе Мосгорсуда «Газете.Ru» пояснили, что руководство ведомства в курсе проблем, о которых говорят адвокаты, и уже делает ряд шагов, чтобы их решить. «В Московском городском суде, конечно же, знают о переполненности следственных изоляторов и предпринимают все допустимые законом меры для снижения числа лиц, в отношении которых избирается мера пресечения в виде заключения под стражу. К примеру, в последние годы стало больше случаев избрания такой меры пресечения, как домашний арест», — рассказала официальный представитель главного московского суда Ульяна Солопова.

Солопова добавила, что,

говоря о переполненности СИЗО, нужно учитывать особенности столичного региона.

«Из числа содержащихся в СИЗО лишь 30% — москвичи. Остальные — это либо жители других регионов, либо иностранные граждане, избрать в отношении которых иную меру пресечения нет объективной возможности. Уже не единожды обращалось внимание на то, что для такого крупного региона, как Москва, с учетом населения, с учетом миграционных потоков и других факторов должны быть построены дополнительные помещения во избежание переполненности действующих СИЗО», — сказала она.

При этом официальный представитель Мосгорсуда не согласилась с тем, что суды формально подходят к вопросу об избрании меры пресечения и не учитывают всех обстоятельств в каждом отдельном случае. «К примеру, недавно Перовский районный суд отказал в избрании ареста как меры пресечения в отношении Жегунова, несмотря на тяжесть вмененного ему в вину преступления (нападение на супружескую пару с мачете. — «Газета.Ru»). Суд учел, что он москвич, трудоустроен, является по всем вызовам в следственные органы, какого-либо давления на участников производства по делу не оказывает. Мосгорсуд это решение оставил в силе», — пояснила Солопова.