Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Демонстрация в поддержку забастовки строителей, Париж, Франция, 1936 год
Демонстрация в поддержку забастовки строителей, Париж, Франция, 1936 год
РИА «Новости»

Рабочее движение: от Первомая до кризиса

Как изменилось профсоюзное движение с событий 1 мая 1886 года в Чикаго

Вооруженный разгон демонстрации в мае 1886 года в Чикаго привел к подъему профсоюзного движения в большинстве развитых стран мира. Трудовые объединения с тех пор добились серьезных улучшений условий труда, социальных гарантий. Однако в XXI веке профсоюзное движение потерпело ряд крупных неудач и вступило в эпоху кризиса.

Праздник 1 Мая изначально возник как день памяти погибших рабочих, которые добивались восьмичасового рабочего дня. 1 мая 1886 года несколько левацких и анархистских организаций США и Канады устроили ряд митингов и демонстраций с этим требованием. При разгоне такой демонстрации в Чикаго 4 мая погибли шесть демонстрантов. На следующий день в ходе массовых выступлений протеста против жестоких действий полиции неизвестный взорвал бомбу рядом с полицейским оцеплением. В результате были убиты восемь полицейских, ранены не менее 50, а в последовавшей перестрелке получили ранения еще несколько человек. По обвинению в организации взрыва восемь рабочих-анархистов были приговорены к повешению, троим из них, когда главный свидетель обвинения признался в том, что оговорил вообще всех осужденных, казнь заменили приговором — 15 лет каторги.

В память о казненных Парижский конгресс II Интернационала в июле 1889-го объявил 1 мая 1890 года Днем солидарности рабочих всего мира и предложил отметить его демонстрациями с требованием восьмичасового рабочего дня и другими социальными требованиями. Успех демонстраций привел к тому, что праздник стал ежегодным.

Борьба за право на жизнь

С тех пор основной организацией, которая отстаивает интересы рабочих, стали профессиональные союзы. Возникли они гораздо раньше. Первые трудовые объединения для защиты прав рабочих появились в Великобритании в конце XVIII века, правда, им пришлось выдержать борьбу за само существование.

Власти долгое время запрещали как право на сами профсоюзы, так и право на один из самых эффективных их методов борьбы — забастовку. Лишь к 1875–1880 годам британское правительство и парламент приняли ряд нормативных актов, которые разрешили участникам профсоюзов проводить пикеты и иные массовые акции, а также организовывать забастовки протеста.

Это привело к тому, что с 1888 по 1918 год в Британии произошел резкий рост профсоюзного движения. Были созданы трудовые объединения для неквалифицированных рабочих, и вскоре они уже выдвигали не только социально-экономические, но и политические требования. В частности, члены британских профсоюзов в первой половине XX века развернули широкую кампанию в поддержку предоставления права голосовать женщинам. Эта борьба увенчалась успехом. После Первой мировой войны в Великобритании произошел резкий спад промышленного производства, безработица составила 20%. Профсоюзы пытались отстаивать права трудящихся, организовав Всеобщую забастовку 1926 года, которая больно ударила по владельцам британских предприятий. В ответ правительство страны пошло на некоторое ужесточение законодательства, запретив всеобщие забастовки и ограничив право на пикетирование и иные акции протеста. Этот запрет действовал до конца Второй мировой войны. Впрочем, в период 1940–1945 годов власти государства и профсоюзы пошли на соглашение, которое предусматривало сотрудничество в планировании циклов производства, норм выработки продукции и совместное решение прочих проблем для скорейшего достижения победы на фронте.

Структура, с которой считаются

После войны в Великобритании началась вторая волна подъема профсоюзного движения. Власти пошли на уступки и национализировали предприятия в сфере добычи угля, железнодорожную сеть и порты. Также правительство под давлением трудовых коллективов создало Национальную службу здравоохранения для медицинской помощи и страхования работников. И несмотря на то, что отношения властей, работодателей и профсоюзов оставались все время сложными, трудовые объединения стали мощной социальной силой, с которой приходится считаться.

Во Франции профсоюзы стали появляться к концу XIX века, однако серьезной общественной силой они стали после трагических событий 1906 года. Тогда на угольных шахтах, расположенных между коммунами Куррьер и Ланс, произошла серия взрывов и пожаров. Только по официальным данным погибли 1099 рабочих, однако в этот момент в шахте присутствовало большое количество внештатных рабочих, так что жертв катастрофы могло быть значительно больше. Французские профсоюзы решили использовать этот трагический инцидент с максимальной выгодой для себя и развернули широкую кампанию забастовок и иных акций протеста. Как итог — правительство пошло на уступки и приняло «Закон о еженедельном отдыхе», который определил формулу режима труда, которую условно назвали «восемь на три» (восемь часов труда, восемь — отдыха и восемь — сна). Этот документ, а также иные изменения в трудовое законодательство после этого заложили в основу трудовых отношений между французскими рабочими и работодателями.

Во время Второй мировой войны профсоюзное движение пережило раскол, как и вся Франция в целом. Новый расцвет движение трудовых объединений получило в ходе событий мая 1968 года. С одной стороны, профсоюзы в большинстве своем поддержали протесты студентов. С другой — в момент, когда акции протеста парализовали жизнь в государстве, руководители профсоюзов организовали работу основных служб жизнеобеспечения страны: водопровода, газа, почты и так далее.

В США первые профсоюзы были созданы по образцу британских в 1869 году. На рубеже XIX–XX веков страна переживала бурный промышленный рост. Однако периодически государство охватывали экономические кризисы, что выливалось в ужесточение политики собственников предприятий по отношению к их сотрудникам. Это привело к росту профсоюзов и тому, что они предпринимали активные действия для защиты прав рабочих. Самым ярким примером может служить забастовка 1902 года, в которой приняли участие 150 тыс. углекопов в штатах Пенсильвания, Западная Вирджиния, Алабама и Мичиган, которая закончилась компромиссом между рабочими и предпринимателями. В результате вмешательства президента Теодора Рузвельта зарплата шахтерам была увеличена на 10%, был установлен восьмичасовой рабочий день. Впрочем, не всегда действия профсоюзов заканчивались в пользу рабочего движения. В 1921 году власти подавили выступления шахтеров с помощью вооруженных национальных гвардейцев. В 1929 году в Соединенных Штатах начался самый известный за всю историю страны экономический кризис, позже получивший название Великая депрессия. Во время него неоднократно выступления рабочих подавлялись силой оружия, причем иногда в этом участвовали и частные охранные фирмы. С приходом к власти президента Франклина Рузвельта и провозглашения им политики нового курса работодателей на законодательном уровне обязали заключать с профсоюзом коллективное соглашение, была создана также система регулирования отношений между трудовыми объединениями и администрацией предприятий. Также тогда были определены правила переговоров между профсоюзами и работодателями.

Россия: от уличных боев до лишения смысла существования

В России создание профсоюзов не допускалось до конца XIX века, однако существовали различные полулегальные объединения и кассы взаимопомощи. Переломным событием в истории объединения стали события мая 1901 года на Обуховском сталелитейном заводе в окрестностях Санкт-Петербурга. Предприятие получило срочный государственный заказ, что повлекло за собой ужесточение графика рабочего времени, введение сверхурочных работ, в том числе ночных смен, и, как следствие, негативную реакцию со стороны многих рабочих. Они устроили стачку. Администрация завода уволила ее зачинщиков, и тогда организованная группа рабочих устроила крупный митинг и перекрыла движение по Шлиссельбургскому тракту. К ним присоединились работники окрестных предприятий. Через некоторое время полиция и войска расстреляли митингующих, но те забаррикадировались на карточной фабрике. Рабочие закидывали полицейских прутьями, камнями и поленьями, те в ответ применяли револьверы и винтовки.

В ходе этих событий погибли семеро рабочих и несколько сотрудников полиции. Ряд зачинщиков акции были приговорены к каторге или сосланы. Главным же результатом Обуховской обороны стало рождение на заводе постоянного института уполномоченных от рабочих для решения спорных ситуаций.

«Обуховская оборона привела к подъему рабочего движения и созданию многочисленных объединений работников предприятий для защиты своих прав. Эти организации далеко не всегда оформлялись как профсоюзы, это были коллективные рабочие организации, часто неофициального толка, но которые пытались бороться за права рабочих. Впрочем, иногда создавались и официальные организации», — рассказал «Газете.Ru» историк Борис Юлин. По его словам, наиболее серьезного успеха первые трудовые коллективы в ХХ веке добились при реализации программы Сергея Зубатова. Этот высокопоставленный сотрудник МВД добился в Москве и Санкт-Петербурге открытия с разрешения властей первых легальных рабочих союзов. Они не выдвигали политических требований, однако могли добиться определенных поблажек при решении трудовых споров. «Когда у этих рабочих организаций появилась правительственная поддержка, это несколько улучшило положение рабочих. Но под давлением промышленников и родственников царя зубатовский эксперимент был свернут, эти объединения лишились господдержки и стали неэффективными. В итоге рабочие перешли к более радикальным методам борьбы, что и вылилось сначала в революцию 1905 года, а затем — в события февраля и октября 1917 года», — отметил Юлин. После революции государство взяло на себя регулирование трудовых отношений между работником и администрацией предприятия. Основные социальные гарантии были закреплены в советских законах, поэтому роль профсоюзов оказалось неясной. «Профсоюзное движение в СССР полностью выродилось из-за отсутствия необходимости в нем. Деятельность профсоюзов свелась к перераспределению путевок в санатории. С тех пор произошла вещь, которая мешает профсоюзному движению сформироваться в новой России. Дело в том, что традиционно во всем мире членами профсоюза не могут быть те работники, которые принимают кадровые решения. У нас же директор завода мог быть членом профсоюза. Это лишает борьбу всякого смысла. Как может такой профсоюз с кем-то бороться? К сожалению, эта тенденция существует и до сих пор. Многие профсоюзы таковыми, по сути, не являются», — сказал Юлин.

Кризис или начало конца?

В XXI веке профсоюзное движение переживает во всем мире крайне непростые времена. Крупным успехом профсоюзов стали события во Франции в 2006 году. Тогда правительство Доминика де Вильпена попыталось добиться принятия «Закона о первом найме», по которому человека, который впервые был нанят на работу, могли уволить без объяснения причины в течение двух лет. После этого вспыхнули сначала студенческие волнения, которые поддержали крупнейшие профсоюзы. К апрелю в митингах и акциях протеста по всей стране принимали участие более миллиона человек. Президент Жак Ширак наложил вето на этот закон, а де Вильпен отказался выставлять свою кандидатуру на пост президента. Однако когда спустя четыре года власти страны увеличили пенсионный возраст, массовые акции протеста и забастовки, организованные профсоюзами, не вынудили правительство отказаться от своих планов. Ничего не добились профсоюзы и в ходе событий лета-осени 2016 года. Правительство социалиста Мануэля Вальса приняло ряд поправок, ужесточающих трудовой кодекс. Однако не все лидеры профсоюзов поддержали протестующих, в результате чего Париж и другие крупные города захлестнула волна уличного насилия. Тем не менее руководство страны также не стало отменять принятые поправки. Несмотря на некоторые успехи в других странах, профсоюзы вступили в кризис, что вылилось в сокращение числа их участников.

Например, в Венгрии в 1997 году в профсоюзе состояли 20,9% работников, а в 2005 году — только 10,6% работников. Для Чехии эти показатели составили 36,9% и 14,6%, для Болгарии — 40,0% и 13,3%. Таким образом, в этих трех странах за восемь лет доля работников, состоящих в профсоюзах, сократилась в два или три раза.

В развитых странах в 1997–2005 годах доля работников, состоящих в профсоюзе, также сокращалась, но в меньшей степени. Например, в Японии в 1997 году в профсоюзах состояли 33,1% работников, а в 2005 году — 25,8%. Для США эти показатели составили 14,0% и 12,8%.

После распада СССР в РФ возникло несколько крупных трудовых объединений. Одно из них, Федерацию независимых профсоюзов России, многие не считают реальным объединением, которое способно на трудовую борьбу. Из-за этого в стране появились другие крупные профсоюзные объединения: Конфедерация труда России (КТР) и союзные ей организации. Иногда рабочему движению в новое время сопутствовали успехи. Так, Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация» (МПРА) организовал забастовки на заводе «Форд» в 2005, 2006 и 2007 годах, особенно крупной была 25-дневная забастовка в ноябре — декабре 2007 года. Итогом акций стало повышение заработной платы работников, улучшение их условий труда.

В истории новой России профсоюзы знали как серьезные победы, так и серьезные поражения. «В настоящий момент профсоюзное движение во всем мире не может похвастаться мощным развитием. Это связано с процессами глобализации, повлекшими за собой серьезные структурные изменения мирового рынка труда. Это связно также с повсеместным наступлением транснациональных компаний на права трудящихся, попыткой провести ревизию основополагающих прав в сфере труда — право на объединение, коллективные переговоры и забастовку. Причем это происходило как в развитой части мира, так и в развивающихся странах. На эти вызовы профсоюзное движение ищет адекватный ответ, действуя в изменившихся условиях. Все то, что происходит в мире, чувствуют и российские трудовые объединения», — рассказал «Газете.Ru» президент Конфедерации труда России Борис Кравченко. По его словам, несмотря на неблагоприятные условия для профсоюзной деятельности, например фактический запрет на забастовки, трудовые объединения сохранили массовость и способность выстраивать различные стратегии по защите интересов больших групп наемных работников.