Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Ariel Schalit/AP

Экстрадиция: когда Израиль выдаст России Невзлина

Как устроена экстрадиция граждан Израиля в Россию

Существует мнение, что Израиль ни при каких обстоятельствах не выдает своих граждан в другие страны, если они обвиняются в преступлениях, совершенных на чужой территории. Это якобы привело к ряду скандалов между странами, в том числе и из-за попытки России получить одного из руководителей ЮКОСа Леонида Невзлина, который проживает на израильской территории. Однако практика показывает, что добиться выдачи израильтян в Россию все-таки можно.

В современном мире обвиняемым или подозреваемым в преступлениях стало совсем нетрудно скрываться за пределами той страны, где им грозит уголовное преследование. Зачастую розыск и выдача такого лица на территорию государства, от правосудия которого он скрывается, сильно зависит от политических отношений между двумя странами.

Еще сложнее привлечь к уголовной ответственности преступника-иностранца, который скрылся у себя на родине. В новейшей истории у России из-за этого сложились непростые отношения с некоторыми странами, одним из этих государств считается Израиль.

Дело ЮКОСа и убийство Талькова

Самым громким спорным вопросом стала история с попыткой России получить с израильской территории одного из главных фигурантов скандального дела ЮКОСа — Леонида Невзлина. С апреля 1996 года он был вице-президентом АО «Нефтяная компания ЮКОС» и членом Совета директоров АО «НК ЮКОС».

Тогда же предприниматель вошел в рейтинг 50-ти наиболее влиятельных предпринимателей России. С 1997 года Невзлин — уже первый заместитель объединенного правления группы РОСПРОМ-ЮКОС. Более того, с сентября 1997-го по октябрь 1998-го предприниматель даже занимал должность первого заместителя генерального директора агентства ИТАР-ТАСС (курировал вопросы развития агентства, аналитику и экономическую тематику, фотохронику, разрабатывал проект постепенного акционирования агентства). А уже в начале нулевых бизнесмен представлял Мордовию в российском Совете Федерации.

Следствие решило привлечь предпринимателя по делу ЮКОСа. На первый допрос в Генпрокуратуру он отправился вместе с главой компании Михаилом Ходорковским, тогда еще в статусе свидетеля, однако вскоре Невзлин стал обвиняемым.

Уже в августе 2008 года Мосгорсуд признал его виновным в совершении ряда тяжких преступлений: организации убийств и покушений, хищении и неуплате налогов. Только самого бизнесмена в России уже не было, и осудить его пришлось заочно.

В 2003 году Невзлин уехал в Израиль для написания научной диссертации, но назад в Россию так и не вернулся, став гражданином еврейского государства.

Добиться экстрадиции Невзлина российские власти пытаются с 2005 года, причем для этого они пытались даже заручиться поддержкой местного адвоката Йорама Мушката и публициста Нудельмана. Однако Верховный суд Израиля отклонил несколько просьб России о передачи Невзлина на родину. Суд отклонил также и утверждение подателей петиции, касающееся того, что Невзлин скрыл информацию о существующих уголовных обвинениях при получении израильского гражданства.

Было отмечено, что просьба Невзлина о получении гражданства была подана и удовлетворена еще до того, как обвинения в его отношении были ясно высказаны российскими органами.

При этом суд принял объяснение израильских властей, не нашедших в предъявленных доказательствах уголовного прошлого Невзлина достаточного основания для того, чтобы принять решение о лишении Невзлина израильского гражданства.

Еще одним спорным случаем по вопросу экстрадиции является прецедент Валерия Шляфмана. Он был продюсером известного российского певца Игоря Талькова. В октябре 1991 года звезда эстрады был убит в коридоре дворца спорта «Юбилейный». Этому преступлению предшествовала драка, которая возникла из-за того, что Шляфман не смог договориться с продюсером певицы Азизы Мухамедовой, кто из артистов будет раньше выступать.

В конфликт оказались вовлечены охранники Талькова, продюсер Азизы Игорь Малахов, а также обе звезды. В какой-то момент потасовки Тальков погиб из-за выстрела, который был сделан из револьвера, принадлежащего Малахову.

Следствием до сих пор не установлено, кто именно тогда стрелял в певца: Малахов или Шляфман, который в какой-то момент завладел оружием своего противника и мог нажать на курок по неосторожности.

Через полгода после трагедии экс-продюсер улетел в Израиль, а позже принял гражданство этого государства. Шляфману заочно было предъявлено обвинение по статье №106 Уголовного кодекса РСФСР — убийство по неосторожности. 6 июня 1992 года прокуратурой Санкт-Петербурга дело было приостановлено по статье №195 часть I (подозреваемый скрылся от следственных органов).

В сентябре 1992 года в Израиль в служебную командировку был направлен начальник следственной части прокуратуры Санкт-Петербурга Олег Блинов, который должен был прибыть в израильский город Рамат-Ган, где на тот момент проживал обвиняемый.

Но командировка не была согласована с правоохранительными органами Израиля, а требования допросить гражданина чужой страны не были согласованы с ее властями, поэтому Блинов улетел ни с чем.

Не увенчались успехом и прочие попытки российской стороны провести следственные действия с Шляфманом. Бывший полицейский атташе Израиля в России и первый официальный представитель в Москве министерства внутренней безопасности Израиля Алон Таль в 2011 году сказал, что в Израиле Шляфмана никогда не подозревали в убийстве Игоря Талькова.

Он обратил внимание, что Шляфман репатриировался не сразу после открытия уголовного дела по факту гибели Талькова и от следствия не скрывался. Таль сообщил, что знакомился с материалами этого уголовного дела и отрицает виновность Шляфмана. А в ноябре 2012 года Валерий Шляфман дал видеоинтервью российским СМИ, в котором указал, что не считает себя виновным в убийстве, его выезд в Израиль не следует расценивать как бегство от правосудия, потому что он уехал не сразу, а почти через полгода после убийства.

Впрочем, иногда израильские власти идут навстречу российской стороне в подобных вопросах. Например, так произошло с делом священника Глеба Грозовского, который обвинялся в России в педофилии и переехал в Израиль. В апреле 2014 года Генпрокуратура России направила туда запрос о выдаче священника. В октябре 2013 года Грозовский был объявлен в международный розыск, а 21 сентября 2014 года задержан в Израиле на 48 часов.

Прокуратура Израиля обратилась в окружной суд Иерусалима за санкцией на его депортацию. Пребывание под стражей несколько раз продлевалось, последний раз — 29 декабря 2014 года. Все это время Грозовский содержался в тюрьме города Хайфа.

19 января 2015 года окружной суд Иерусалима удовлетворил запрос Генеральной прокуратуры РФ об экстрадиции Грозовского. Сейчас его дело рассматривается Приозерским городским судом Ленинградской области.

Из Израиля выдача есть

Из-за непростой процедуры экстрадиции из Израиля в Россию существует расхожее представление о том, что израильское государство в принципе не выдает своих граждан.

«Общее между Израилем и Россией заключается в том, что эти две страны воспринимаются снаружи в максимальной удаленности от действительности.

Про РФ думают, что там все зимой ходят с балалайками и глушат водку, а про нас думают, что мы находимся в состоянии постоянной войны, ходим с оружием и от кого-то постоянно отстреливаемся,

— рассказал «Газете.Ru» адвокат Эли Гервиц. — Мнение о том, что Израиль не выдает своих граждан — точно такая же ошибка. Тем более она странна в России, потому что как раз Россия не экстрадирует преступников и подозреваемых в противоправных действиях. Почему мы экстрадируем своих граждан, хотя фраза «евреи своих не выдают» воспринимается уже как фраза «с Дона выдачи нет»?

Никто не может и не будет в рамках процесса экстрадиции определять, является ли подозреваемый в преступлении евреем, русским мужем еврейки или вообще арабом. Это не часть экстрадиционного процесса, и было бы полной дискриминацией этим заниматься».

Гервиц добавил, что при репатриации на получение израильского гражданства могут рассчитывать любой еврей или член его семьи, за исключением тех, что может представлять опасность для общества по причине уголовного прошлого.

«Израиль хочет быть домом и убежищем для всех евреев мира, но не хочет быть домом для преступников»,

— сказал юрист. При этом между Израилем и Россией нет соглашения об экстрадиции обвиняемых, но обе страны являются членами Европейской конвенции о выдаче и руководствуются в вопросах передачи подозреваемых и обвиняемых друг другу именно ее нормами.

Согласно действующей в Израиле процедуре, если страна-проситель хочет добиться выдачи израильского гражданина, она должна обратиться в местный минюст и представить документы, подтверждающие обоснованность подозрения или заочного обвинения израильтянина. Министерство юстиции, в свою очередь, обращается сначала в суд первой инстанции, но, как правило, сторона защиты подозреваемого обжалует его решение в Верховном суде. Финальное решение все равно принимает не судья, как во многих других странах, а министр юстиции Израиля.

«Был прецедент, когда министр не разрешил выдачу после обеих положительных решений судов Израиля. Гражданку нашей страны пытались привлечь в России к уголовной ответственности по делу о хищениях предметов иудаики из питерского Эрмитажа. Министр тогда потребовал от России согласия на то, что в случае признания виновной она будет отбывать наказание в Израиле. Таких гарантий Москва не дала, и женщину не передали российской стороне», — рассказал Гервиц.

Впрочем, прецеденты, когда израильтяне все же оказывались переданными в Россию, действительно были. В июне 2002 года Израиль впервые выдал России своего гражданина, Андрея Журавлева по кличке Терразини, объявленного в международный розыск.

В 1995-1999 годах Журавлев, обвиняемый в нескольких убийствах, возглавлял «бауманскую» группировку. В 1999 году выехал из России в Израиль, где получил израильское гражданство. В январе 2001 года арестован израильской полицией. В 2004 году был полностью оправдан судом присяжных в Мособлсуде. Оправдательный приговор был подтвержден Верховным судом.

В январе 2003 года в Москву из Израиля был экстрадирован гражданин Израиля Геннадий Ягудаев (Йехезклем Пейсахов). В России он обвинялся в побеге из мест лишения свободы, участии в похищении людей, вооруженном ограблении, шантаже и незаконном получении иностранного паспорта. После вынесения ему Мосгорсудом приговора был возвращен в Израиль для отбывания 10-летнего тюремного заключения.

Паспорт для «авторитета»

С проблемой экстрадиции из Израиля связано другое расхожее мнение — что зачастую российские лидеры преступного мира пытались получить паспорт этой страны для того, чтобы им стало проще пересекать границы других стран, и чтобы их стало тяжелей передать российской стороне в случае угрозы уголовного преследования в России.

Об этом иногда заявляли сами российские преступные авторитеты. В частности, в какой-то момент своей «карьеры» израильский паспорт получил российский и украинский криминальный авторитет Леонид Билунов, известный в соответствующих кругах как Леня Макинтош.

«В основе моего приезда в Израиль лежала моя потребность передвигаться, чтобы я не чувствовал себя закрытым от мира, чтобы не думал, как получить визу. И время показало, что мне этот паспорт сделали очень быстро. Много ума, что ли, надо для этого? Бери еврейку, женись на ней, получи laisser passer, а через год — паспорт», — рассказал позже сам Билунов российским журналистам.

Как полагает адвокат Гервиц, это обстоятельство стало причиной некоторого поражения в правах русскоговорящей диаспоры Израиля. «До недавнего времени в Израиле новым репатриантам выдавали ограниченный загранпаспорт — с усеченными правами.

Израиль — одна из немногих стран в мире, где два вида заграничных паспортов для граждан. Уроженцам и старым репатриантам давали полный, а новым выдавали усеченного вида, который затруднял им безвизовый въезд.

Это в течение многих лет воспринималась как данность», — сказал он.

Однако, по словам Гервица, политики, в том числе от партии «Наш дом Израиль», инициировали закон о прекращении этой дискриминации. Полиция противилась его принятию, утверждая, что израильский паспорт будет инструментом для всякого рода уголовников. «Когда же полицию попросили предоставить какую-то статистику на этот счет, то правоохранители просто набрали в рот воды. В итоге сейчас выходцев из бывшего СССР больше не рассматривают как потенциальных преступников, и дают им полноценный загранпаспорт», — резюмировал юрист.