Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Валерий Шарифулин/ТАСС

Чужие дети: акушерок посадят за подмену

Депутаты предложили наказывать медсестер за подмену детей в роддоме

За подмену детей в роддомах хотят ввести уголовную ответственность: соответствующий закон разрабатывается в Госдуме. Авторы документы полагают, что наказывать следует не медицинское учреждение, а непосредственного виновника подмены — акушерок. Однако эксперты считают, что вероятность подмены сегодня намного ниже, чем в 80-90-х годах прошлого века, а идея уголовного преследования акушерок не поддается здравому смыслу.

В Госдуме начали работу над законопроектом, который введет уголовную ответственность для медсестер роддомов, по неосторожности подменивших детей. Об этом заявила замглавы семейного комитета Госдумы Елена Вторыгина.

Парламентарий убеждена, что сегодня российское законодательство в этом вопросе несовершенно, так как за подмену малыша ответственность за халатность несут должностные лица — именно медорганизации выплачивают многотысячные компенсации истцам.

«Медсестры, которые в подобных ситуациях являются истинными виновниками, отделываются легким испугом, так как для них уголовная ответственность не предусмотрена.

Именно этот пробел в законодательстве необходимо устранить», — считает Вторыгина.

Депутат напомнила о недавнем скандале с подменой двух девочек из Пермского края, о чем стало известно лишь через 40 лет. «Ситуация, произошедшая 40 лет назад в больнице Пермского края, вопиющая. Я полностью разделяю негодование матерей, намеренных подать в суд. Но, к сожалению, судебное решение, каким бы оно ни было, принципиально ничего не изменит: 40 лет не вернуть, да и моральный ущерб сможет стать лишь утешением», — сообщила парламентарий.

Матери Римма Швецова и Юлия Савельева, чьих дочерей еще 40 лет назад подменили в Пожвинской участковой больницы Пермского края, готовят исковое заявление в суд. Ответчиками выступят федеральный и местный Минздрав, Минфин России, правительство Пермского края и сама больница. Женщины пока не говорят о сумме, которую они запросят в качестве компенсации.

Подозрения в подмене возникли у Швецовой сразу после выписки из роддома. Они усилились со взрослением Вероники — девочка оказалась непохожей на родителей. Супруги ссорились на фоне отсутствия внешнего сходства с ребенком и в итоге развелись.

В свою очередь, семья Савельевых не обращала внимания на внешность ребенка. Они узнали о том, что Татьяна может оказаться не их дочерью, только после обращения Швецовой в программу «Пусть говорят». ДНК-тесты доказали родство Татьяны со Щвецовыми и Вероники с Савельевыми.

Адвокат матерей Игорь Савин отметил, что для одной из девочек «ошибка стала трагедией, для другой — счастливым стечением обстоятельств».

В то время, как одну воспитывалась в полной любящей семье, другая девочка росла в бедном квартале без отца.

Савин убежден — суд хотя бы частично удовлетворит иски. «Я проанализировал судебную практику и нашел как минимум три похожих случая. Два случая были в Челябинской области и один – в Орловской. Все три раза суд вставал на сторону потерпевших и удовлетворял иски — в одном случае потерпевшим выплатили по миллиону рублей, в другом — по полтора миллиона каждому потерпевшему», — отметил адвокат.

Подобные истории действительно неоднократно происходили в российских семьях. Так, 23 августа 2017 года челябинский суд взыскал с родильного дома 1 млн рублей в пользу местной жительницы Татьяны Тугановой, новорожденную дочь которой подменили 30 лет назад. При этом женщина требовала компенсации в 10 млн рублей.

Подозрения в ошибке у женщины появились после выписки из роддома — ребенок был совершенно не похож на супругов и двух их первых детей. Однако медработники отказывались слушать Туганову и грозили ей психбольницей.

На отношении отца к дочери ее непохожесть на родителей никак не сказалась, поэтому жена решила не втягивать его в судебные разбирательства с больницей.

После смерти мужа Туганова решилась на ДНК-тест — результаты подтвердили опасения жительницы Челябинска. После долгих поисков выяснилось, что вместе с ней в роддоме лежала женщина с созвучной фамилией — Тулигенова. Позже нашлась и биологическая дочка Тугановой — Люция.

Девочку воспитали в башкирской семье. После того, как отец увидел ребенка с внешностью, не напоминавшей башкирскую, он заподозрил жену в измене. В порыве ревности он убил односельчанина, который, по его убеждению, и был настоящим отцом Люции. Мать умерла спустя несколько лет от алкоголизма — так девочка попала в детдом. Поскольку родители не уделяли ребенку внимания в детстве, у девочки развились серьезные проблемы со слухом.

По словам Татьяны Тугановой, иск в суд подавался с целью помочь ее биологической дочери, находящейся в сложной жизненной ситуации.

Ранее всплывали еще несколько историй с подменой младенцев. 21 мая 2014 года суд взыскал с медучреждения по 250 тыс. рублей двум матерям — жительницам Набережных Челнов и Мензелинска, которым спустя некоторое время после родов принесли на кормление детей с параметрами, отличавшимися от тех, что были зафиксированы при рождении. Женщины разъехались по домам, однако через некоторое время решились на ДНК-тест, который и доказал ошибку роддома. 


Еще один случай произошел в городе Копейске Челябинской области, где 31 октября 2011 городской суд взыскал с родильного дома по 3 млн рублей в пользу родителей, детей которых перепутали 12 лет назад. О врачебной ошибке супруги узнали после развода. Юлия Беляева при разводе с мужем подала на алименты, и ее супруг потребовал сделать анализ ДНК ребенка, чтобы удостовериться в отцовстве. Анализ показал, что ни он, ни его супруга не являются биологическими родителями 12-летней Ирины. Биологическую дочь семье удалось найти с помощью полицейских и роддома, оказалось, что девочка все это время воспитывалась в другой семье.

В то же время эксперты говорят, что случаи подмены младенцев в роддомах сейчас стали происходить реже, чем еще 20 лет назад. Врач-гинеколог Тамара Бобылева считает, что вероятность подмены сегодня очень низкая. «Бирка прикрепляется к ребенку при рождении — какие проблемы могут возникнуть?

Тем более сейчас рождаемость упала — не тот поток, какой был раньше, когда на четырех столах рожали одновременно. Сегодня такие инциденты сведены к минимуму.

Ошибка может произойти только в том случае, когда медработник, к примеру, дежурит третьи сутки подряд и у него происходит затмение в памяти. При этом случаи непреднамеренной подмены младенцев могут произойти только при их рождении. Потом бирки, которые, кстати, дублируются, с малышей не снимаются», — рассказала «Газете.Ru» Бобылева.

На данный момент, согласно Уголовному кодексу, за подмену ребенка «из корыстных или иных низменных побуждений» закон предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет и штраф до 200 тыс. рублей. Если же подмена произошла по неосторожности, должностные лица медучреждения привлекаются к дисциплинарный ответственности или проходят по статье «халатность».

Адвокат юркомпании BMS Law Firm Тимур Хутов считает, что парламентариям стоит предусмотреть норму, которая бы позволяла применять к медсестрам положения статьи 293 УК РФ «О халатности». «Это позволило бы привлекать к ответственности непосредственно виновное лицо, а не руководство больницы, которое чаще всего не имеет к деянию никакого отношения. Однако добиться взыскания суммы как раз будет проще от больницы, чем от физического лица. Отмечу, что в России институт компенсаций за подобные деяния развит очень слабо, поэтому вряд ли стоит рассчитывать на большую сумму», — заявил он «Газете.Ru» .

Размер компенсации законодательно никак не определен, добавила адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст. «По сути, родители имеют право только на компенсацию морального вреда. Но практика взысканий в российских судах, к сожалению, не приводит к высоким суммам. Размер компенсации определяется исключительно судом — это могут быть как 100 тысяч, так и несколько миллионов рублей. Нет никаких критериев и ориентиров», — сообщила Фаст «Газете.Ru».

Юрист добавила, что при подаче иска родителям нужно обязательно представить доказательства причиненных нравственных страданий.

«Это может быть психологическая экспертиза, свидетельские показания, медицинские справки, подтверждающие ухудшение здоровья от такой новости», — отметила она.


Ирина Фаст считает, что исковое заявление лучше подать как можно быстрее после обнаружения факта подмены. «Иначе впоследствии суд может снизить размер компенсации, обосновав это тем, что время снижает остроту переживаний», — уверена адвокат.

Главный редактор интернет-сообщества «Врачи РФ» Петр Локшин заявил «Газете.Ru», что любое уголовное преследование медработников не поддается здравому смыслу. «Профессиональная деятельность любого медработника так или иначе имеет в себе непреднамеренные риски. Есть понятие врачебной ошибки, которое в нашей стране законодательно не закреплено. Соответственно, отсюда возникают всякие коллизии», — пояснил Локшин.

Он отметил, что в зарубежных странах деятельность врача защищена страховой компанией. «Как с автомобилистами: мы же не сажаем каждого водителя, который по своей или не своей вине устроил аварию. Платит страховая, и все расходятся мирно. Врач также должен быть субъектом права», — считает главред «Врачи РФ».

Петр Локшин добавил, что врачебное сообщество должно признавать свои ошибки. «Конечно, в медучреждениях проходят внутренние «разборы полетов». Однако об ошибках важно говорить открыто, особые случаи должны выноситься на городские комиссии и публиковаться в профессиональных изданиях. У нас такая практика не развита — лишь некоторые крупные лечебные учреждения могут себе это позволить», — сообщил он.