Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Образование

От звонка до звонка: как сдают ЕГЭ в тюрьмах

Как несовершеннолетние преступники сдают выпускные экзамены

В течение последнего месяца школьники по всей России сдавали один из самых сложных экзаменов в их жизни — ЕГЭ. Об окончании школы и поступлении в вуз мечтают не только обычные ученики, но и те, кто пытается исправить ошибки, за которые их наказал суд. «Газета.Ru» — о том, легко ли списать на экзамене в колонии, о каких профессиях мечтают заключенные и почему женщины на зоне получают образование реже, чем мужчины.

В Воронежской области в школе при Бобровской воспитательной колонии (ВК) для несовершеннолетних впервые в истории открылся пункт сдачи приема ЕГЭ. Сделано это было ради первого выпускника, который по окончании школы решил сдавать экзамены, чтобы после получить высшее образование.

Воспитанник сдавал два обязательных предмета: математику и русский язык, а также обществознание и историю — предметы по выбору.

На торжественной линейке в честь окончания школы при ВК первопроходцу и, так уж вышло, единственному ученику 11 класса предоставили право дать последний звонок.

Образование и воспитательная работа признаются законом важной частью в деле исправления осужденных граждан, которые отбывают свой срок в местах лишения свободы. Поэтому все заключенные до 30 лет, у которых еще нет аттестата о полном среднем образовании, обязаны его получить.

На свободу с аттестатом

В России существует 23 воспитательных колонии (ВК), в которых отбывают срок и одновременно получают образование 1395 несовершеннолетних заключенных, большинство из которых (около 36%, по данным ФСИН) попали сюда за кражу, грабеж или разбой.

Директора и учителя таких школ подчеркивают, что их базовый учебный план ничем не отличается от программы в обычной общеобразовательной школе вне зоны. В 9 и 11 (иногда в 12) классах ученики сдают экзамены. Заключенные имеют право вместо ЕГЭ сдать ГВЭ (государственный выпускной экзамен), который позволяет закончить школу, но не дает право продолжить обучение.

Единственное отличие от ЕГЭ в обычных школах — экзамены они пишут, разумеется, не в других учебных заведениях, а там, где учились. Плюс комиссия обычно состоит из знакомых им учителей.

На этом, пожалуй, послабления для осужденных учеников заканчиваются. Списать на экзамене им так же трудно, как и ученикам в обычных школах: на время экзамена в классах устанавливается видеонаблюдение.

Как рассказали «Газете.Ru» несколько директоров школ при ВК, большинство выпускников предпочитают сдавать ГВЭ. В школе при Ижевской мужской ВК в этом году четыре человека из 12 учеников 11 класса решили по собственному желанию писать ЕГЭ.

«Четыре мальчика у нас сдавали математику (базовый уровень) и русский язык в форме ЕГЭ. По математике один набрал 19 баллов из 20 (отлично), двое набрали 12 и 16 баллов (четыре) и один — 10 баллов. Но он у нас был самым слабеньким», — рассказала «Газете.Ru» директор по учебно-воспитательной работе школы Галина Золотарева.

В качестве дополнительных предметов для сдачи ЕГЭ воспитанники чаще всего выбирают обществознание и географию, два самых популярных экзамена на выбор среди всех российских школьников.

Кстати, несовершеннолетние заключенные также сдают ЕГЭ раньше сроков, чтобы успеть окончить школу до условно-досрочного освобождения.

Уже в начале весны три 11-классника в Архангельской ВК писали ЕГЭ. «Двое из них хотят стать журналистами, поэтому они дополнительно сдавали литературу и обществознание, — рассказала «Газете.Ru» заместитель директора по учебно-воспитательной работе учреждения Анна Скрябина. — Еще один сдавал физику и биологию, но пока он не определился с выбором специальности».

Ученики, у которых срок заключения закончился одновременно с 9 или 11 классом, считаются счастливчиками, поскольку они могут сразу продолжить образование на воле, а значит и нормальную жизнь в обществе, считает директор школы при одной из ВК, попросивший не указывать его имени.

По его словам, после 11 класса большинство учеников из их школы идут отсиживать не закончившийся срок дальше, во взрослые колонии. Такая ситуация может демотивироватьучеников получать образование.

Якобы нет смысла хорошо учиться и тратить деньги на высшее обучение, если следующие несколько лет придется провести на взрослой зоне, где образование и квалификация обычно не являются признаком авторитетного зека.

Он также рассказал, что в этом году в их школе при ВК из семи одиннадцатиклассников «всего один ребенок выбрал ЕГЭ». Этот мальчик хочет и дальше получить высшее образование, правда, своим учителям он не рассказывает, по какому профилю. Теперь, чтобы поступить на очное отделение в вуз, выпускник 11 класса, успешно сдавший все экзамены, должен выйти из колонии.

Не филькина грамота

Как ни странно, интерес к учебе у воспитанников школы просыпается через дисциплину, рассказывает анонимный собеседник «Газеты.Ru» из школы при ВК. Поскольку школьные занятия для воспитанников колонии прогулять проблематично, то они постепенно привыкают к урокам и распорядку дня.

«У нас ведь дисциплина прежде всего. Конечно, сначала мальчишки приходят в школу без желания учиться, а потом у них появляется интерес в глазах, у каждого свой, — отмечает директор. — Кто-то любит физику, кому-то нравится биология, кому-то математика. Ребята тоже разные, хоть и все осужденные. Осуждение — это временно, а интересы будут постоянными».

Пока ученик отсиживает срок в колонии для несовершеннолетних, у него есть мощный стимул хорошо учиться — послабления режима и условно-досрочное освобождение (УДО). В отличие от «вольных» школьников, для заключенных портфолио с грамотами и дипломами имеет по-настоящему важное значение: все они будут учитываться судом при решении о том, встал ли заключенный на путь исправления и стоит ли его освобождать из колонии раньше положенного срока.

Заключенных, которым до УДО еще далеко, поощряют за хорошую учебу и активность дополнительными свиданиями или возможностью сходить в местный магазин с разрешения администрации.

Главная проблема учеников из колоний — серьезные пробелы в знаниях, поэтому в одном классе могут учиться мальчики или девочки 15, 16 и 17 лет. «В середине учебного года к нам может поступить ученик, который до этого, например, сидел в СИЗО. А там образование, конечно, очень условное, — рассказывает Анна Скрябина. — Тогда учителю приходится восполнять знания, которые ученик не получил, а ему догонять программу».

Одни ученики приходят, другие выпускаются, поскольку их срок подходит к концу. Таким образом в течение года состав класса может поменяться на 50%.

«Осенью в нашей школе учились 84 человека. За учебный год из них ушли 44 ученика, а прибыли 45. К концу года получается 85 воспитанников», — поясняет директор.

Второй раз в первый класс

Не только воспитанники школ при ВК корпят над учебниками и сдают экзамены. Все заключенные младше 30 лет во взрослых исправительных колониях также обязаны отучиться полные 11 классов. Для этого при исправительных учреждениях (ИУ) существуют вечерние школы и образовательные центры.

Основная проблема обучения здесь точно такая же, как и в колониях для несовершеннолетних — пробелы в знаниях учеников. Особенно нелегко гранит науки дается взрослым заключенным, которые уже после 30-40 лет решили закончить среднее образование. Сначала приходится вспоминать материал, который они проходили раньше, и уже потом готовиться к выпускным испытаниям.

Однако это не значит, что они не смогут успешно написать ЕГЭ.

Так, в 2017 году среди учеников, сдававших госэкзамен на зоне, были и те, кто набрал максимальные 100 баллов.

Высшие оценки единого госэкзамена по русскому языку получили две заключенные Бузулукской женской колонии (Оренбургская область).

В прошлом году осужденные одной из колоний в Курске также писали ЕГЭ по математике. Условия сдачи экзамена были почти такими же, как в обычной общеобразовательной школе, если не считать того, что класс был поделен на две части решеткой, через которую учитель передавал сдающим конверты с заданием и получал их обратно.

Высшая мера обучения

Получать высшее образование после сдачи экзаменов или нет — выбор самого заключенного. Для многих осужденных ученая степень и полученная специальность становятся шансом после отсидки вернуться в общество и получить работу, даже несмотря на то, что немногие работодатели согласны взять человека с криминальным прошлым.

Как пояснил «Газете.Ru» сотрудник организации «Русь сидящая» Даниил Гавриленко, в колонии всегда есть «криминальные личности», для которых образование вообще не является приоритетом, и «добропорядочные заключенные», которые стремятся овладеть профессией.

Например, осужденный по статье 228-й Александр Тарасов, которому в курской колонии осталось сидеть еще четыре года, целенаправленно учится «для воли». После окончания школы он дистанционно получает высшее образование по специальности «Финансы и кредит».

По словам бывшей заключенной Юлии Мельяновской, которая провела в местах лишения свободы в общей сложности 14 лет и также пыталась пройти дистанционное обучение, заключенные мужчины чаще, чем женщины, получают высшее образование.

Она считает, что в мужских колониях больше и желающих, и людей с возможностями.

Тогда как у женщин-заключенных, в основном, если есть желание учиться, то нет возможности, а если есть возможность, то нет желания, так как уже есть высшее образование, а то и два (они в основном сидят по статье «Мошенничество»), говорит она.

Если заключенный решит дистанционно получить высшее образование, то список вузов, куда он сможет поступить, будет ограничен. Далеко не каждое заведение с заочной формой обучения сможет найти преподавателя, который будет принимать сессионные экзамены у заключенных. Поэтому ФСИН заключает договоры с некоторыми вузами, которые помогают заключенным получить образование. Однако никаких послаблений при поступлении у осужденных нет. Они поступают по тем же условиям, что и студенты с воли, и так же платят деньги в случае, если прошли на платные места.