Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Убийство любовницы: избежит ли бывший мэр наказания?

Дело закроют? Сможет ли экс-глава Раменок откреститься от убийства любовницы

Мосгорсуд отменил постановление об аресте экс-главы Раменского района Подмосковья Андрея Кулакова, которого обвиняют в убийстве Евгении Исаенковой. Арест Кулакову сохранили до 24 июня, таким образом, сократив меру пресечения на две недели. До этого числа суд еще раз рассмотрит ходатайство следствия об избрании чиновнику меры пресечения. Его защита надеется, что на этом заседании будут представлены результаты экспертиз, доказывающие невиновность Кулакова.

Мосгорсуд 13 июня отменил постановление об аресте экс-главы Раменского района Московской области Андрея Кулакова, подозреваемого в убийстве зампреда районной Общественной палаты Евгении Исаенковой. Срок содержания под стражей сокращен до 24 июня, сообщил адвокат обвиняемого Артем Сарбашев.

«Мосгорсуд удовлетворил нашу жалобу об отмене постановления «избрание меры пресечения в виде заключения под стражу» и вернул дело в суд первой инстанции», — сказал юрист.

До 24 июня должно пройти новое судебное заседание — по тому же ходатайству следствия об аресте Кулакова. В ходе процесса суд заново рассмотрит доводы следствия и защиты. Кроме того, будут представлены результаты трасологической, генетической и других экспертиз, а также биллинг мобильного телефона Кулакова и убитой Исаенковой.

«Экспертизы уже готовы, и мы надеемся, что там будут уже оправдывающие моменты», — сказал адвокат.

В настоящее время Кулаков находится в СИЗО Серпухова. В судебном заседании он участвовал по видеосвязи. Экс-чиновник не жалуется на условия содержания под стражей и говорит, что сотрудники проявляют к нему доброжелательное и уважительное отношение, отметил Сарбашев.

Он также прокомментировал сообщения СМИ о наличии ВИЧ-инфекции у убитой, которой она якобы заразила чиновника. Тот разозлился и решил расправиться с любовницей, утверждал источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах.

Юрист Кулакова подчеркнул, что не видел результатов этой судебной медицинской экспертизы. «Распространение информации о ВИЧ-статусе другого человека, тем более погибшего человека, и утверждение, что возможно его наличие у другого лица, это административное правонарушение или даже уголовное преступление», — пояснил Сарбашев.

Евгения Исаенкова исчезла в ночь с 1 на 2 мая. Спустя несколько дней ее тело обнаружили в собственном автомобиле Mercedes в лесополосе. Как сообщили в СКР, 39-летняя женщина была задушена руками и предметом из ткани, возможно, колготками или платком. Эксперты обнаружили в машине ДНК-следы Кулакова.

Следствие считает, что обвиняемый убил Исаенкову в ночь на 2 мая в Раменском районе, поскольку испытывал к ней «личные неприязненные отношения». Кулаков состоял с жертвой в романтических отношениях, считает следствие. Когда жена чиновника узнала об измене, она якобы начала оказывать на мужа давление.

Кулаков сложил с себя полномочия главы Раменского района Подмосковья 29 мая. Спустя два дня его задержали после прохождения проверки на полиграфе. Адвокат бывшего чиновника рассказал, что изначально Кулакова вызвали на допрос в качестве свидетеля, а затем следователи заявили ему о своих подозрениях.

Кулакова подозревают в убийстве — это часть1 статьи 105 УК РФ. Сам обвиняемый свою вину не признает. Как ранее пояснил представитель ГСУ СК по Московской области, он утверждает, что в последний раз встречался с погибшей в конце апреля, а в момент убийства находился дома в кругу семьи. По словам Кулакова, Исаенкова была ему близким человеком и правой рукой на работе, которую «заменить никто не мог».

«Однако на жертве и ее вещах обнаружены потожировые следы подозреваемого», — отметили в ведомстве.

Бывшая супруга Кулакова прокомментировала сообщения об уголовном пресследовании мужчины. По ее словам, за время их брака он никогда не проявлял агрессии и вряд ли мог кого-то убить.

Бабушкинский суд Москвы арестовал Кулакова 1 июня сроком до 7 июля. Комментируя решение суда, Сарбашев отметил, что единственным доказательством вины его подзащитного на тот момент были результаты проверки Кулакова на детекторе лжи. В частности не было представлено ни одного свидетельского показания о том, что Кулаков находился с Исаенковой в вечер убийства.

«Да, Кулакову [во время проверки] задавали прямой вопрос: «Участвовали вы в убийстве?». Любой человек занервничал бы, споткнулся в этот момент. Тем более Кулаков знал о трагедии. Ему стало не по себе, что в отношении него закрались подозрения. Возможно, он забеспокоился. В этот момент электронная аппаратура зарегистрировала его состояние», — пояснил Сарбашев «Московскому комсомольцу», отметив, что на показания полиграфа влияют настроение, самочувствие человека, а также скачки сахара и давление.