Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Природа

Летние пожары: как спасти российские леса

Как спасти российские леса от постепенного уничтожения

Этим летом в лесных пожарах пострадало более полутора миллионов га на территории Красноярского края, Иркутской области, Бурятии, Забайкалья и Якутии. Последствия могут быть, по мнению экспертов, ужасающими. Аномально раннее начало пожаров огромных масштабов являются прямым следствием глобального потепления. Существует реальная угроза уничтожения экономически используемого лесного фонда России – Минприроды уже озвучила возможность полного отказа от экспорта леса на ближайшие годы с целью восстановления природного баланса. Но как это сделать более эффективно, попыталась разобраться «Газета.Ru».

Экологи и правительство предполагают проведение масштабных операций по восстановлению – посев саженцев на пострадавших территориях. Однако эксперты предупреждают, что эффект от таких посадок может оказаться незначительным. Во-первых, из-за несовершенных механизмов контроля, во-вторых, из-за отсутствия необходимого ухода, а в-третьих, из-за того, что посадки молодых деревьев проводятся не квалифицированными специалистами, а наемными рабочими, мало заинтересованными в конечном результате.

«Люди должны сделать так, чтобы эти новые молодые леса не сгорели в ближайшие десятилетия. Главным источником огня в тайге является человек — никаким сухим грозам, как одному из источников пожаров, с ним не сравниться, — заключает Алексей Ярошенко, биолог, руководитель лесного отдела «Greenpeace».

Действительно, по данным МЧС, около 90% лесных пожаров возникает по вине человека. Например, из-за непотушенных сигарет, неправильно разведенных костров, перехода на лесные угодья весеннего пала травы или искр от автомобильного или железнодорожного транспорта. Реже пожары вызваны попаданиями молний.

На восстановление сибирских лесов, погибших в 2019 году, потребуется по меньшей мере 100–120 лет. Единственное, что сегодня реально может сделать человек, — это не мешать и принять все меры, чтобы убедиться, что подобное не повторится в будущем.

Другой же возможный выход из текущей ситуации – это увеличение количества особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и расширение уже существующих. Это важно для сохранения лесов и от возможной вырубки, и для охраны от пожаров. Например, для посещения Прибайкальского национального парка нужно получить разрешение, а разводить костры, устанавливать палатки и проезжать на машине можно только в определенных местах.

Однако, по мнению руководителя программы по ООПТ «Greenpeace Россия» Михаила Крейндлина, контроль недостаточен: «Мой знакомый в США 12 лет ждал очереди, чтобы сплавиться в нацпарке Гранд-Каньон. Если бы он пропустил этот день, пришлось бы заново вставать в очередь, потому что там серьезно ограничено число посетителей. Практически везде в национальных парках, охраняемых территориях, существует лимит посетителей, и это регулируется разными способами. У нас этого нет».

По словам министра природных ресурсов и экологии Дмитрия Кобылкина, система охраны заповедников нуждается в «перезагрузке».

«Перед нами стоит ряд задач. Первая - модернизация системы охраны ООПТ. Для этого нужны квалифицированные кадры, достойный уровень заработной платы и социальных гарантий, материально-техническая база», - отметил Кобылкин.

Экологический туризм, который активно развивается в стране, должен в действительности соответствовать самому базовому понятию «экология» и формировать у туристов мотивацию к сохранению природы. К сожалению, в России часто путают экологический туризм со спортивным или экстремальным, и вообще любыми видами туризма в природной среде.

Например, в национальном парке Югыд Ва в Республике Коми только за это лето в парке произошло несколько несчастных случаев с туристами.

Местные и федеральные власти рассматривают возможность пересмотра границ парка. Предлагается вынести за пределы нацпарка исторически промышленную территорию Кожимского горнорудного кластера, не совсем безопасную для туристов, и расширить его с другой стороны за счет присоединения лесных массивов, где так важно сохранить нетронутость и уникальность девственной природы. Общая территория нацпарка в результате увеличилась бы в четыре раза на почти 190 тысяч га.

Такой пересмотр границ парка позволит обезопасить огромную территорию леса от возможных вырубок и уменьшить воздействие на и так пострадавшую российскую тайгу.

В соответствии с национальным проектом «Экология», к 2024 году предполагается увеличение общей площади ООПТ на территории РФ на 5 млн га. Что же касается туризма – нужно не только создавать соответствующие условия, но и отучать туристов от потребительского отношения к природе.

Многие специалисты сходятся во мнении, что развитие туризма несовместимо с защитой природы и это вызывает опасения. Впрочем, разумный подход способен решить и эту проблему.

Например, директор Байкальского заповедника Василий Сутула в интервью газете «Известия» отметил, что главная тревога и забота – не потерять первозданный вид Байкала.

«Приезжающие туристы — это потенциальный рост воздействия на экологию региона. Что касается Байкальского заповедника, за пребывающими туристами, конечно же, нужен контроль. Если мы будем видеть деградацию, то придется ограничивать их число», - отметил Сутула.