Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Конституционный суд выбрал одиночество

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Российские юристы негативно отнеслись к отмене института «друзей суда»

В России решением Конституционного суда упразднен институт «друзей суда» — практика, в рамках которой мнение по поводу общественно важных дел органу высказывали независимые правоведы. Теперь КС не будет принимать обращение экспертов, которые не имеют отношения к рассматриваемому делу. Там объяснили, что инструмент давал лишние возможности для лоббизма. Однако специалисты в области права уверены: это означает, что суд закрывается от общества и становится все менее прозрачным.

Конституционный суд исключил из регламента норму amicus curiae или «друг суда», позволяющую независимым экспертам направлять суду свое мнение по общественно важным делам.

Эта норма была введена в 2017 году, и согласно ее положениям, научные организации и граждане, занимающиеся научной работой в области права, могли представить в Конституционный суд инициативное заключение по делу, рассматриваемому КС РФ.

Доктора и кандидаты юридических наук направляли свои доводы в КС РФ по спорным правовым аспектам, давали толкование норм, помогали разобраться в конкретных деталях, требующих особых познаний. Если судьи признавали, что заключение обладает аналитической ценностью, то его приобщали к делу и направляли сторонам.

Как пояснили газете «Коммерсантъ» в пресс-службе КС, идея официального закрепления института «друзей суда» не удержалась в законодательстве после прошлогодних поправок к Конституции.

Кроме того,

официальное признание amicus curiae «в некоторых случаях провоцировало авторов инициативных заключений на ненаучную и порой переходящую в политическую плоскость аргументацию, что категорически неприемлемо для деятельности Конституционного суда».

«Прозвучали и опасения ряда представителей научного сообщества, что этот инструмент создает излишние возможности для лоббизма. И хотя у КС была возможность не признавать в качестве инициативного научного заключения документ, не отвечающий требованиям объективности, это могло, в свою очередь, вызывать обиды и претензии авторов», — уточнили в пресс-службе.

Как рассказал «Газете.Ru» юрист, специалист по конституционному праву Григорий Вайпан, практика amicus curiae существовала в Конституционном суде давно, но развивалась спонтанно: КС принимал независимые экспертные заключения, но в регламенте закрепил их статус только в 2017 году.

«Эта практика формировалась на протяжении последних десяти лет и сначала никак не регулировалась регламентом суда. Но суд, тем не менее, принимал независимые заключения от экспертных организаций, которые не были участниками процесса», — объяснил юрист.

По его словам, смысл института «друга суда» состоит в том, чтобы профильные профессиональные организации, которые не являются ни истцами, ни ответчиками в процессе, могли суду по каким-то значимым делам предоставить дополнительную информацию.

«К примеру, если рассматривается дело о правах журналистов, то какой-нибудь профсоюз журналистов может написать такое заключение и предоставить суду данные о возможных последствиях его решения. Если дело касается медицинского права, врачебной тайны или доступа к медицинским документам, то врачебная ассоциация или ассоциация по защите прав пациентов может представить свое экспертное мнение», — разъяснил Вайпан. Так, Институт права и публичной политики направил в КС 13 заключений «друзей суда» — например, о проблеме доступа родственников к медицинским документам умершего пациента.

Система amicus curiae используется в ведущих судах мира, как в иностранных, так и международных — в Европейском суде по правам человека многие годы принимаются такие заключения. Ее отмену в нашей стране юрист оценил категорически негативно.

«Это полнейшее безумие, которое характеризует общую ситуацию в стране, когда очень быстро деградирует правовая система, и Конституционный суд без каких либо объяснений отменил свое собственное решение трехлетней давности. Это показывает, что никаких правомерных мотивов в этом решении нет. Это просто конъюнктура», — считает Вайпан.

По словам экс-судьи КС Тамары Морщаковой, положение регламента КС о рассмотрении судом таких «писем друзей суда» показывало открытость конституционного правосудия для представления в нем общественно-важных позиций, а также признание реального участия граждан в делах государства — в разных его формах.

«Это согласуется с конституционным требованием, согласно которому в правосудии обеспечивается его доступность и участникам, и обществу. Правосудие не должно твориться за закрытыми дверьми, без возможности донести до суда существенную информацию по делу, также без информирования общества о содержании рассматриваемых проблем»,

— сказала она «Газете.Ru».

«К сожалению, сейчас достаточно широко распространена обратная тенденция: суды проводят закрытые заседания, отказывают участникам процесса и в открытом разбирательстве, и в изучении представляемых ими существенных для дела материалов, и в ознакомлении с имеющимися у суда сведениями, не мотивируя это по существу. Доступ к судебной информации, несмотря на все современные средства и возможности глобальной сети, одновременно сужается», — продолжила Морщакова.

Считают странным решение упразднить институт «друга суда» адвокат по уголовным делам Инна Сорокина и юрист Сергей Прилепников. По их мнению, предпосылок для отказа от amicus curiae не было.

«Это несколько смешно, потому что такая практика несет инициативный характер, и при этом суд может сам решать, нужно ему это или нет. Даже если там была политическая или личная подоплека, то это в любом случае не нарушило бы независимость решения судей — законодательство судов достаточно защищено», — пояснила Сорокина.

При этом Прилепников подчеркнул, что исключение из регламента КС amicus curiae может привести к негативным последствиям, поскольку полное закрытие от сторонних участников и наблюдателей общественно важных дел нарушит доверие к судам.

«Этот механизм взаимодействия существует с древнейших времен. В России он не пользовался особой популярностью, но тем не менее помогал во многих вопросах. Более того, решение не было обговорено ни с кем, хотя по факту это стоило бы сделать, чтобы взвесить все за и против», — отмечает он.

Экс-судья КС РФ Тамара Морщакова уверена: тенденция к закрытию заседаний проявляется и в конституционном правосудии. «Допустить мнение экспертов по предмету рассмотрения — значит придать его огласке, выслушать и исследовать экспертные позиции, мотивировать, почему они могут быть отвергнуты. Если вообще судебное разбирательство становится все менее открытым, то этому, конечно, служит и отказ работать с письмами друзей суда», — разъясняет она.

Отказ от практики рассмотрения мнений независимых специалистов Тамара Морщакова расценила как нежелание прислушиваться к гражданам — профессионалам, представителям профильных объединений или НКО.

«Это влечет ограничение обращения судопроизводства к тому, что называется в юрисдикциях форумом общественности», — предупредила она. Экс-судья КС напомнила, что «открытость судопроизводства провозглашена, чтобы каждый, кто участвует в процессе знал, что за делом следят, не госструктуры, а гражданское общество, потому что по конституции граждане участвуют в осуществлении правосудия».

«Закрыть такой простой доступ мнению общественности по вопросам, рассматриваемым КС, как письма друзей суда, есть тоже ограничение форм участия граждан в судопроизводстве», — заключила Морщакова.