«Как интервью с Гитлером»: что говорят о фильме Собчак про маньяка

Журналисты и депутаты оценили фильм Собчак о «скопинском маньяке»

Слушать
Остановить
Журналистка Ксения Собчак выпустила документальный фильм про отсидевшего 17 лет Виктора Мохова за похищение и изнасилование двух несовершеннолетних. Коллеги по цеху и политики обвинили телеведущую в погоне за хайпом и нарушении этики, а также призвали законодательно запретить бывшим заключенным давать интервью. О том, в чем еще уличили Собчак и кто все же поддержал ее, рассказывает «Газета.Ru».

Телеведущая Ксения Собчак выпустила документальный фильм о «скопинском маньяке». В марте Виктор Мохов освободился после 17 лет заключения за похищение двух девочек, которых он почти четыре года удерживал в подземном бункере и насиловал.

В своем первом после освобождения интервью Мохов признался журналистке, что ему «по кайфу» повышенное внимание со стороны общественности и СМИ.

Он заверил Собчак, что у него «все черты хорошие и нет плохих»: «Ну оступился немножко, с кем не бывает?»

Мохов утверждает, что принял своих несовершеннолетних жертв за девушек «легкого поведения», но не понял, почему они отказались от секса с ним, если согласились сесть в его автомобиль и выпили с ним вино. В финале Мохов заявил, что до сих пор любит младшую из жертв — Екатерину Мартынову.

Он также упомянул Елену Самохину — еще одну свою жертву, которая трижды родила от Мохова. «От меня родила и больше не рожает. Надо опять мне заняться ею», — сказал он, улыбнувшись. Депутат Госдумы Оксана Пушкина уже обратилась в Генпрокуратуру и ФСИН с просьбой изучить высказывания Мохова.

В съемках фильма Собчак также участвовал следователь Дмитрий Плоткин, который вел дело «скопинского маньяка», и одна из жертв Екатерина Мартынова, которой на момент похищения было 14 лет. Приговор преступнику она назвала несправедливым. «Ему дали 17 лет. Он нас с Леной изнасиловал не один раз, а примерно по 900. То есть нужно судить за каждый отдельный эпизод, я считаю. Значит, надо менять законы. То есть 900 раз изнасиловал — пусть 900 лет сидит в тюрьме», — сказала девушка.

О подготовке фильма стало известно за неделю до его публикации — уже тогда решение Собчак интервьюировать Мохова в медиасреде восприняли в основном негативно. Вместе с тем Telegram-канал Mash сообщил, что Собчак заплатила Мохову 50 тыс. рублей и купила мебель в дом за участие в своем фильме. Однако журналистка эту информацию опровергла: «Никаких денежных переговоров с Моховым никогда не вела».

Зрители между тем разбились на два лагеря — тех, кто поддерживает Собчак, и тех, кто категорически с ней не согласен. Фильм уже посмотрели более 1,5 млн человек — у него 42 тыс. лайков и 27 тыс. дизлайков.

Поддержал телеведущую ее супруг Константин Богомолов: «И я не просто знаю, я убежден — нужно делать такие картины». По мнению режиссера, Собчак не воспевает зло: в ее интервью маньяк выглядит обыкновенным дедушкой, он «обыкновенен и нормален».

«Я считаю Ксению Собчак прекрасным журналистом, одним из лучших журналистов о человеческих отношениях. Как политический журналист она не очень сильна, но как женщина-интервьюер, которая внимательно и дотошно разбирается в мотивах и обстоятельствах поведения — она великолепна. <...>

Если главный роман русской литературы — о поехавшем крышей студенте, который зарубил старушку, чтобы проверить себя, то ведь на эту тему можно писать, правда? И до сих пор это один из главных романов мировой литературы. Так почему же не работать с живым материалом?» — сказал, в свою очередь, журналист Максим Шевченко.

Другие коллеги Собчак по цеху тем временем призвали фильм запретить, а самой телеведущей посоветовали в будущем задумываться о журналисткой этике.

«Он себя ощущает в присутствии Ксении Анатольевны — героем-любовником и жертвой одновременно. И она ему это позволяет, вместо того чтобы размазать тварь глаголом по гнилой стене», — сказал военный корреспондент «КП» Александр Коц.

Главный редактор журнала Esquire Russia Сергей Минаев, в свою очередь, обвинил Собчак в беспринципности.

«У людей и животных есть болевой порог. Низкий порог означает слабую переносимость боли, а высокий, как, например, у питбуля, позволяет боль практически не замечать. То же и с говном. Люди с низким говнопорогом могут испытать немедленный приступ рвоты, проходя мимо общественного туалета. <…>

Говнопорог Ксении Анатольевны настолько запределен, что позволяет ей плавать в говне по самые брови, набирать его в рот и, подобно киту, пускать из него фонтаны в сторону изумленной публики, не испытывая дискомфорта. Она совершенно не чувствует запаха. И этот случай воистину уникален», — написал Минаев в своем Telegram-канале.

Тем временем член комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Антон Горелкин обвинил Собчак в погоне за хайпом.

«Интервьюерша говорит, что это как интервью с Гитлером. Как же не взять, раз Гитлер? Масштаб не тот. Просто есть люди с плохо развитым обонянием и рвотным рефлексом. Они могут смотреть интервью со всякой мерзостью без тошноты. Ну, или делать такие интервью. И ловить хайп. Потому что думают, что хайп, как и деньги, не пахнет. А это, опять же, не так», — сказал он.

Глава Союза журналистов России Владимир Соловьев в свою очередь предложил законодательно запретить осужденным давать интервью. В этом его поддержал и первый зампред комитета Госдумы по информполитике, информтехнологиям и связи Сергей Боярский.

«Я считаю, что обсудить это стоит. Я понимаю, что есть абсолютно устоявшиеся, в том числе из-за рубежа, возмутительные принципы. Люди, которые совершали страшные преступления, становятся объектами коммерческого интереса медиасообщества, зарабатывают деньги», — отметил он в разговоре с «Газетой.Ru».

«Ну, вот Собчак взяла интервью у «скопинского маньяка». Давайте проект закона: запретить брать интервью у лиц, отбывших наказание, связанное с насилием над личностью человека, или убийц. Дали деньги ему — 3 млн рублей, чтобы он дал интервью. <...> И он уже обещает снова заняться одной из бывших пленниц — это что такое? И вы даете это в эфир на миллионы?» — возмутился, в свою очередь, глава ЛДПР Владимир Жириновский.

Депутат Госдумы Евгений Ревенко в разговоре с «Газетой.Ru» между тем предложил обязать преступников перечислять гонорары за интервью и мемуары их жертвам. Его коллега Антон Горелкин тем временем отправил запрос в МВД с просьбой оценить, может ли интервью «скопинского маньяка» спровоцировать всплеск насилия в стране.

Сама Собчак призвала критиков «не морализаторствовать», так как ее интервью не комплимент маньяку. «Разговоры о том, что мой фильм может кого-то спровоцировать или вдохновить на преступления мне, конечно, льстят, но вы меня переоцениваете. Куда более вдохновляющим примером являются художественные фильмы — давайте и их запретим!» — написала она, приведя в пример фильмы «Молчание ягнят», «Семь» и «Дом, который построил Джек».

«И это не сугубо профессиональный журналистский вопрос: должен ли автор предоставлять слово преступнику? Это общечеловеческий вопрос. Должен ли врач спасать жизнь закоренелым преступникам? На мой взгляд, не просто должен, а обязан», — заключила Собчак.