«Изжила себя»: глава Счетной палаты рассказал об устаревшей модели российской экономики

Алексей Кудрин заявил, что Россия эксплуатирует старую модель экономики

Слушать
Остановить
Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что Россия эксплуатирует старую модель экономики, которая себя изжила. Он считает, что у нашей страны пока так и не получилось перехода от экономики спроса к инвестиционной модели экономики, а старая модель исчерпала себя.

«Мы эксплуатируем старую модель экономики, которая себя уже изжила и не даст нужного результата. Экономика в общем не создает каких-то прорывных качеств, новых товаров», — сказал экс-министр финансов, чьи слова приводит РБК.

Глава Счетной палаты считает, что Россия должна быть более конкурентоспособной в экспорте.

««Экономика спроса» ограничена внутренним потреблением, подпиткой нефти — это старая модель. Если мы становимся более конкурентоспособными, прорываемся на внешний рынок, то этот спрос становится бесконечен», — констатировал он.

По данным Федеральной таможенной службы экспорт товаров в среднем за последние 5 лет составил 371 миллиард долларов.

«Нужно, чтобы у нас были те товары, которые вдруг захотели купить во всех странах, — как iPhone. Мы должны что-то для мира создать. Тогда экономический рост теоретически может быть и 5%, и выше», — уверен Кудрин.

Говоря о российской экономике, Кудрин рассказал об особенностях китайской модели.

«Мало кто знает, но Китай даже в пик своей раскрутки и при 10% экономического роста в год имел иностранных инвестиций примерно 15% от всех своих инвестиций. То есть 85% инвестиций были все равно внутренними. А это трансформация ваших сбережений в инвестиции компаний. Вот в этот момент нужно инвестировать в суперпередовые технологии будущего, в товары будущего», - отметил Кудрин.

Председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков прокомментировал «Газете.ру» заявления председателя Счетной палаты и проанализировал факторы, мешающие развитию российской экономики.

«Россия, конечно, работает не по совсем конкурентоспособной модели, у нее очень много сдерживающих механизмов, прежде всего административные барьеры, которые не дают вовремя начать стройку, оформить земельный участок, все происходит достаточно длительно. Зачастую, преодолевая бюрократические барьеры, несешь такие затраты, которые не покрываются за счет реализации проекта. С этой точки зрения я согласен, надо модель сделать более рыночной, более конкурентной. Что касается экспорта, да, экспорт – это уже следствие, не ориентация должна быть на экспорт, а экспорт – это следствие роста конкурентоспособности: по цене, по качеству продукции, и здесь нам нужно сосредоточиться на том, чтобы как раз внутреннее производство было ориентировано на производство качественной высококонкурентной продукции и на относительно дешевую продукцию, которая и по цене будет конкурентоспособной. Это азбучные истины.

России надо задавать стандарт: все, что у нас производится, должно соответствовать мировому уровню. Но эта продукция мирового уровня также должна быть рассчитана и на россиян. Если прививать такой стандарт в стране, то это, с одной стороны, позволит прежде всего удовлетворить внутренний рынок, с другой стороны, она будет востребована и на внешнем рынке, потому что по цене будет более конкурентной».

Общественный омбудсмен в сфере защиты прав высокотехнологичных компаний-лидеров, первый заместитель генерального директора «Иннопрактики» Наталья Попова в свою очередь заявила, что высокотехнологичные компании средних размеров, способные быстро переориентироваться, позволят российской экономике совершить прорыв после кризиса, вызванного пандемией.

«Компаниям этого сегмента, которые относятся к средним и среднекрупным, относительно легко, по сравнению с крупным бизнесом, переналадить свое производство на выпуск той продукции, которая актуальна в данный момент. Это подтверждает мысль о том, что именно за счет таких быстрорастущих высокотехнологичных компаний может быть серьезный прорыв в посткризисное время. И это отмечено не только нами, но и профильными федеральными органами исполнительной власти, аппаратом правительства и теми, кто разрабатывает меры поддержки таких компаний».

По данным Минэкономики, валовой внутренний продукт (ВВП) России в июне вырос на 8,5% в годовом выражении. В отчете ведомства говорилось, что чистый экспорт вносит отрицательный вклад в ВВП в связи с более быстрым наращиванием физических объемов товарного импорта по сравнению с экспортом. Поддержку росту экономики «по-прежнему оказывает динамика кредитования». При этом выпуск ключевых несырьевых отраслей «уверенно превышает допандемийные уровни». На потребительском рынке наблюдается замедление восстановления.