«Новое жилье — не по силам»: как выживают погорельцы в России

Потерявшие в пожаре дома россияне пожаловались на мизерные компенсации

Слушать
Остановить
У двух многодетных семей из Сибири сгорел дом — 17 человек оказались без крыши над головой. Пока Мелиховские подсчитывают убытки и ждут помощи от местной администрации, люди, оказавшиеся в похожей ситуации, рассказали «Газете.Ru» свои истории. Вместе с юристом ищем ответ на вопрос, почему в России погорельцам так сложно получить достойную компенсацию.

«Мы не знаем, откуда ждать помощи»

Утром 22 августа в Кировском районе Новосибирска произошел крупный пожар, предварительный ущерб – пять миллионов рублей. Для двух многодетных семей, проживавших в доме в частном секторе – деньги немалые. К счастью, всем удалось эвакуироваться и даже спасти паспорта и мелкую технику. Четверо детей из первой семьи остались без только что купленных на государственное пособие школьной формы и канцелярских принадлежностей. Во второй семье без необходимых вещей остались девять детей, среди них — ребенок-инвалид, постоянно нуждающийся в уходе и лекарствах.

«У нас выключился свет, я успела позвонить в аварийную службу, и тут муж закричал, что у нас пожар. Выбило пробки, возгорание пошло от гусака в вытяжную трубу, которая уходит в крышу.

За минуту все вспыхнуло, успели эвакуировать детей, пока пожарные приехали, даже часть вещей вытащили», – рассказала «Газете.Ru» многодетная мать Ольга Мелиховская.

По ее словам, причиной пожара стала высокая нагрузка на электросеть: 17 человек используют много техники, незадолго до пожара оплавился счетчик. Проводка в доме вся новая, ее делал муж, профессиональный электрик. Жили в одном большом доме. Жены Мелиховских — по совпадению обе Ольги — пять лет обивали пороги местных организаций, обслуживающих эксплуатацию сетей, с просьбой распределить нагрузку на две части дома.

«Сколько мы ни бились, нам говорили, что по закону нам не хватает 0,4 сотки земли, чтобы развести входы электросетей. И вот итог: мы без дома. Я не могу заниматься вопросами поиска компенсации, у меня ребенок-инвалид не ходит, его нельзя оставить одного, и еще 8 детей, которых надо кормить, заниматься с ними. Не знаем, откуда ждать помощи. Надеемся на местные власти и неравнодушных людей», – говорит Мелиховская.

Первым делом на беду многодетных семей отреагировало руководство школы, где учатся их дети: через неделю им не в чем и не с чем идти на уроки. 13 детям из обеих семей собрали одежду и принадлежности. Одну семью Мелиховских приютили в социальном центре благотворительного фонда при католической церкви, второе семейство пока перебралось к пожилым родителям.

Сгоревший дом, по словам второй Ольги, стоил около четырех миллионов, техника и вещи – минимум миллион.

«Пока у нас есть силы, здоровье, деньги на еду мы можем заработать сами. А новое жилье нам не по силам с таким количеством ребятни. У обеих семей одно желание, чтобы власти помогли с жильем», – дополнила вторая Ольга Мелиховская.

«Хуже, чем конура»

Несколько месяцев назад в похожей ситуации оказалась многодетная мать-одиночка из Мурома. У Юлии Лебедевой взорвалась газовая колонка в квартире, начался пожар. Она успела спасти себя, пожилую маму, двух маленьких дочерей и совершеннолетнего сына. Мебель, вещи — все сгорело. По мнению потерпевшей, ремонт обойдется минимум в 300 тыс., обустройство – еще в 200 тыс.

«Я получила компенсацию в пять тысяч рублей, положенную по закону, и администрация города нам выделила две комнаты в разных крыльях местного общежития размером 4х4 метра. Комнаты в непотребном состоянии, у собак конура, наверное, интереснее. Несколько раз вызывала администрацию, чтобы хоть штукатурку положили и заклеили окна, дальше справлялись сами – красили полы, положили ковры. Благотворительный фонд «Лавка радостей» по федеральной программе «Феникс» помог собрать школьные принадлежности для дочерей 12 и 8 лет перед осенью, а до этого – деньги на новую входную дверь для комнаты в общежитии, одежду, плитку для приготовления еды, холодильник – на самое необходимое для жизни», – поделилась Лебедева.

При этом временное жилье власти выделили на полгода, и каждые последующие 6 месяцев надо писать заявление на пролонгацию.

«Квартира у нас была в собственности, каждый член семьи получил по 11 тыc. от органов соцзащиты после подачи всех документов. Такая ставка по Владимирской области для пострадавших от пожара», – говорит собеседница «Газеты.Ru».

В результате расследование обстоятельств взрыва колонки выяснилось, что ее должны были поменять вовремя, но по заключению всех инстанций вывод такой: «никто не виноват, стечение обстоятельств», утверждает Лебедева.

«За себя нужно бороться»

Семья Елизаветы Аксючиц в начале 2021 года из-за пожара лишилась большого дома в Красногорском районе Подмосковья. Дом загорелся во время затопки бани: вспыхнула прилегающая стена, огнетушители были под рукой, но не помогли. Пожарные сказали семье срочно эвакуироваться. Дом тушили около семи часов.

Семья с детьми, мамой, бабушкой, племянницей, мужем и собакой осталась без крова. Первые дни жили по знакомым, маме сняли квартиру, остальные члены семейства расселись к сочувствующим знакомым: помощь пришла быстро после объявления о беде в соцсетях.

«У нас полностью выгорели второй и третий этаж, от первого остались только стены. Дом не был застрахован.

Собственники – я и мама. На двоих получили компенсацию общей суммой 160 тыс.

Администрация Опалихи прикрепила к нам социального куратора, которая помогала собирать все документы и обращаться в инстанции», – поделилась Аксючиц.

Сейчас семейство занимается отстройкой дома. С закупкой строительных материалов помог фонд помощи погорельцам со всей России «Феникс», куда о ситуации сообщили знакомые пострадавших.

Получить компенсацию от государства очень сложно

Проблема получения компенсации за утерю имущества при пожаре — в бюрократии, отмечает юрист-волонтер БФ «Реликт» Турал Ибрагимов. Он рассказал, почему так редко удается добиться благополучного исхода.

«По статье 34 ФЗ «О пожарной безопасности», ответственность за соблюдение правил несет собственник жилья. Владельцу недвижимости нужно доказывать, что он сам не нарушал требования пожбезопасности. До 2017 года пожарные сами составляли акт о причинах пожара. По изменившимся порядкам на месте пожара сотрудники МЧС составляют только донесение о пожаре, которое вносится в специальные табельные книги. И только после обращения гражданина, заинтересованного в получении помощи, начинается расследование», – говорит Ибрагимов.

Сложность в том, что пострадавший должен сначала доказать эту самую заинтересованность в региональном управлении МЧС по субъекту. Потом начнется процедура расследования причин пожара, пожарно-техническая экспертиза. Впоследствии пострадавшему выдается акт для обращения за социальной помощью в администрацию по месту жительства или в страховую компанию, если жилье было застраховано.

По словам эксперта, процесс в зависимости от региона и причины пожара может занимать несколько месяцев. Если это окажется поджог, то будет еще уголовное расследование, тоже занимающее время.

И пока люди, оставшиеся без жилья, ходят по инстанциям, им, как правило, помогают благотворительные организации.

«Просьбы о помощи поступают на почту или соцсети фондов, по телефону. Большую роль в сборе заявок на оказание помощи играют добровольцы, присылающие информацию, контакты, статьи о происшествиях. Помимо этого, подопечные фонда, уже получившие помощь, передают контакты своим знакомым, которым также нужна помощь. Запросы поступают из всех регионов. Недавно поступила просьба о помощи из Крыма, а перед этим посылка с вещевой помощью дошла в поселок Пограничный, на границе Китая и России», — сообщила «Газете.Ru» координатор программы «Феникс» Виктория Лубянцева.