«Выявили потенциально опасного школьника, а что дальше?»

Детский психолог объяснила, как будут выявлять агрессивных школьников

Минобрнауки попросили разработать методы исследования школьников на склонность к опасному поведению после участившихся нападений в школах. Один из возможных форматов — дистанционное тестирование учащихся, рассказала «Газете.Ru» психолог Ольга Серебровская. Однако есть риск, что подростки будут намеренно искажать ответы, чтобы не попасть в черный список.

Российских школьников планируют исследовать на агрессивность и склонность к насильственным действиям. Правительственная комиссия по профилактике правонарушений рекомендовала провести такие исследования Минобрнауки после участившихся нападений учащихся на школы, сообщило издание «Известия» со ссылкой на документ комиссии.

Отмечается, что меры профилактики помогли за последние 10 лет снизить уровень подростковой преступности почти вдвое. Несмотря на это, проблема проявления несовершеннолетними агрессии и насилия в учебных заведениях сохраняется и требует контроля. Как отмечают в комиссии, за последние три года в 33 регионах страны произошло 58 таких происшествий.

«Минобрнауки России рекомендовано разработать учебно-методические материалы по теме «Методика проведения в образовательных организациях комплексных социологических исследований, психолого-педагогических мероприятий на изучение склонности обучающихся к агрессии и насильственным действиям», — говорится в документе.

О проведенной работе ведомство должно отчитаться правительственной комиссии до 15 января 2022 года.

«Учителя могут поставить на ребенке клеймо»

В какой форме будут проводиться проверки школьников, пока неизвестно. На первом этапе, вероятно, будет организовано дистанционное тестирование учеников, сообщила «Газете.Ru» старший клинический психолог Научно-практического центра психического здоровья детей и подростков депздрава Москвы Ольга Серебровская.

«В каких формах правительство планирует реализовывать свои предложения, пока сказать сложно. Но в профессиональном сообществе обсуждалось, что первым шагом предполагается дистанционное тестирование школьников, то есть создание некой батареи тестов, которые предлагаются ребенку в онлайн-режиме или просто рассылаются для заполнения», — сказала она.

Однако эффективность этого метода минимальна, ведь школьники могут намеренно искажать ответы, чтобы не попасть в группу риска.

«Ребенок осознает, какие ответы являются социально одобряемыми, и, естественно, он не будет искренен в ходе этого тестирования. Оно является одним из методов в психологии, но по нему невозможно определить истинное значение того или иного параметра. Максимум на что можно рассчитывать — выделение предполагаемой группы риска», — добавила Серебровская.

При этом занесение в список потенциально опасных учеников может лишь усугубить ситуацию, отметила в беседе с «Газетой.Ru» детский омбудсмен Татарстана, основатель Национального родительского комитета Ирина Волынец.

«Опасность в том, что после проведения таких проверок результаты могут разгласить учителям, и они поставят на ребенка клеймо и еще расскажут другим родителям. Сам ребенок, если ему скажут, что он потенциальный преступник, может после этого сам запрограммировать себя и в конце концов пойти на крайние меры, когда у него настанет критическая ситуация», — отметила она.

С ней согласна и психолог Серебровская. «Если проверка не предполагает дополнительного обследования, а приводит к тому, что на ребенка ставят клеймо, то последствия могут быть очень негативными: стигматизация, ограничение личных свобод, нарушение психологической безопасности ребенка», — добавила специалист.

Дело в том, что ребенок может быть агрессивен по характеру, но это не значит, что он обязательно пойдет на преступление, пояснила директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко.

«Чтобы что-то произошло, нужен триггер — событие или воздействие, которое спровоцирует высвобождение агрессии наружу, а не просто ребенок с определенными психологическими характеристиками.

Сам по себе агрессивный человек мало что сделает. Для этого нужно, чтобы он помимо этого обладал и множеством других качеств — мог спланировать преступление, достать оружие и при этом не сорваться по дороге», — уточнила она.

При этом внесение в группу потенциально опасных учеников может спровоцировать этот срыв, пояснила Клячко.

«Выявили потенциально опасного школьника, а что дальше? Лечить, проводить судебно-психиатрическую экспертизу? Побеседовал психолог, потом рассказал учителю, и тот поменял отношение к ребенку — вызывают родителей в школу, затем все в окружении узнают, что он какой-то не такой. В этих условиях срыв гораздо более вероятен, чем если бы этого не происходило. Беседа с неграмотным или измотанным психологом тоже может привести к срыву», — сказала эксперт.

Родители будут против проверок

Родительское сообщество такие мероприятия воспримет негативно, многие запретят тестировать детей, отметила основатель Национального родительского комитета Волынец.

«Не стоит забывать, что на любое тестирование, проверку или освидетельствование ребенка должны давать письменное согласие его родители. И если сейчас мы будем принуждать, то получим только отрицательный эффект. Родителям нужно предлагать варианты и объяснять, почему это необходимо», — пояснила она.

Неблагополучные родители между тем запретят проверять своих детей, чтобы впоследствии к ним не возникло лишних вопросов о состоянии и качестве содержания ребенка, добавила психолог Серебровская.

«Проще отказаться, чем пойти навстречу», — сказала она.

Какая альтернатива

Вместо проверок школьников Серебровская предложила увеличить количество психологов в образовательных учреждениях, чтобы они могли эффективно работать с ограниченным количеством школьников.

«Вариант решения этой проблемы, то есть своевременного выявления психологических отклонений и какой-то профилактики правонарушений, только в усилении психологической помощи школьникам в традиционной форме. Но должен быть один психолог не на 600 учащихся, а на 60 хотя бы. В таком случае специалист в состоянии проводить качественную диагностику», — заявила она.

Однако на все школы психологов не хватит, предупредила директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС.

«Достаточного количества квалифицированных психологов школы тоже не смогут обеспечить. В этом случае можно составить «летучие» бригады, когда несколько специалистов проверяют разные школы», — пояснила Клячко.

По мнению детского омбудсмена, также необходимо прикрепить к каждой школе куратора от полиции.

«На данный момент встал актуальный вопрос об учреждении должности школьного инспектора. Это должен быть сотрудник полиции, который будет рассказывать детям о законе, праве, опасности правонарушений. При этом они должны уметь налаживать контакт с детьми, чтобы они могли обратиться к нему, если услышат, например, разговор о насилии, и не бояться, что их осудят», — уточнила она.

Кроме того, немаловажно разработать схемы профилактики родителей, поскольку они напрямую влияют на психику ребенка.

«Проверки имеют место, но в виде контроля всех профилактических мер, которые должны приниматься для создания здорового психологического климата в детской среде. Важно соблюдать максимальную конфиденциальность, нельзя об этом сообщать ни ребенку, ни другим родителям. То есть учителя должны знать и понимать, что это персональные данные, как медицинский диагноз, и разглашать его они не имеют права», — заключила Волынец.

Загрузка