Новости

Истина под вопросом: конфликт ТОАЗа длиной в 12 лет

Доверительные управляющие ТОАЗа намерены доказать незаконность смены власти

Противостояние мажоритарных и миноритарных акционеров «Тольяттиазот» достигло своего апогея. Решениями внеочередных собраний акционеров ТОАЗа к руководству предприятием пришли представители ОХК «Уралхим» Дмитрия Мазепина, контролирующего всего около 10 процентов акций компании. При этом доверительных управляющих мажоритарным пакетом акций публичного общества даже не пустили на собрание. О развитии корпоративного конфликта, продолжающегося уже более 12 лет, в материале «Газеты.Ru».

«Мы считаем, что внеочередные общие собрания акционеров 27 ноября и 4 декабря были созваны и проведены с существенными нарушениями, и будем обжаловать их всеми установленными законом способами», — говорит адвокат доверительных управляющих более 70 процентами акций «Тольяттиазота» (компании Bairiki, Kamara, Instantania, Trafalgar – «БКИТ») Мария Аграновская. Она полагает, что в понуждении «ТОАЗ» к проведению собрания через суд (ускорение на неделю) по инициативе «ОХК «Уралхим» не было иной необходимости, кроме устранения БКИТ от голосования. Суд не обратил внимания на многие факты, вынося это решение, оно подлежит оспариванию. По сути, это новое собрание вместо назначенного советом директоров заранее на 4 декабря, соответственно, нарушены положения закона о проведении собрания.

Адвокаты сомневаются и в наличии кворума в 50 процентов на собраниях 27 ноября и 4 декабря. «Представителей законно назначенных управляющих акциями, компаний Bairiki, Kamara, Instantania, Trafalgar не пустили ни на одно из этих двух собраний без письменного отказа. Можно предположить, что кворума, необходимого для принятия решений, не было. Неясно, каким образом, и на каких основаниях финансовый управляющий Сергея Махлая Олег Егерев мог голосовать, в частности, акциями Махлая В.Н. и Эндрю Циви, – говорит Мария Аграновская. – Или, например, кто и как зарегистрировал Егерева для участия в собрании 27 ноября еще до начала регистрации в 7:00 участников».

Происходящее в последние недели вокруг «Тольяттиазота» беспрецедентно. Так, 3 декабря адвокатов доверительных управляющих указанных выше компаний не допустили на ознакомление с материалами собрания , которое должно было состояться 4 декабря.В беседе с одним из адвокатов, как нам стало известно, руководитель депозитария «Тольяттихимбанка» Борис Перлов (который уполномочен выдать выписки из реестра акционеров ТОАЗа) отказал снова в выдаче информации, на что они как депоненты имеют право , хотя условиями осуществления депозитарной деятельности предусмотрен запрос документов и по электронной почте, и представителями лично.

Аналогичная ситуация с не допуском представителей БКИТ на собрание произошла и неделей ранее. В субботу, 27 ноября, Марию Аграновскую и Евгения Мартынова не пустили на собрание акционеров ТОАЗа, объяснив, что «за вашего акционера уже зарегистрировались». Как сообщал «Коммерсант», на данном собрании акционеров, созванном по инициативе «Уралхима», было принято решение о досрочном прекращении полномочий прежнего руководства — управляющей компании предприятия (АО корпорация «Тольяттиазот»), а также членов совета директоров ТОАЗа.

Провести до 27 ноября вместо назначенного на 4 декабря ВОСА тольяттинскую химическую компанию обязал суд по иску АО «ОХК «Уралхим» и АО «Химактивинвест» (подконтрольно структуре Дмитрия Мазепина). Также Арбитражный суд Самарской области назначил управлять активами Сергея Махлая Олега Егерева из Уральской СРО арбитражных управляющих.

Он и решил судьбу собрания. По данным пресс-службы «Уралхима», решение ВОСА ТОАЗа поддержали более 80 процентов голосовавших. В состав нового совета директоров вошли только представители «Уралхима», представители доверительных управляющих более 70 процентов акций ТОАЗа на собрание попасть не смогли. Генеральным директором «Тольяттиазот» был избран Анатолий Шаблинский, который ранее возглавлял филиал «Кирово-чепецкого химического комбината» компании «Уралхим».

«Созыв 27 ноября вместо законно перенесенного из-за COVID-19 собрания сделан был именно для исключения адвокатов акционера из голосования и рейдерского захвата контроля над ПАО представителями «Уралхима», – говорила «Интерфаксу» Мария Аграновская. По ее мнению, не допуск на собрание акционеров нарушает права мажоритарного акционера, поскольку даже после вынесения приговора суд общей юрисдикцией не принял решения о распоряжении активами осужденных. «В «Тольяттиазот» утверждают, что Олег Егерев голосовал контрольным пакетом, но он не принадлежал одному только Сергею Махлаю. Да и передача акций от управляющих компаний Олег Егереву проведена в нарушение ареста, запрета проведения любых операций», – заявила «Газете.Ru» Аграновская. Очевидно, что данные действия еще получат свою правовую оценку, в том числе в рамках международно-правовых механизмов защиты.

По словам адвоката, это было второе из собраний, назначенное на 4 декабря. Первое, на котором предполагалось присутствие около 750 акционеров, отменили и назначили с той же повесткой на 27 ноября. «Как они успели спланировать поездку, если судебное решение вступило в силу 22 ноября, дата существенного события – 23 ноября, а собрание состоялось в Тольятти рано утром 27 ноября», – возмущается Мария Аграновская. По мнению адвокатов, «Уралхим», добившийся через суд решения о проведении альтернативного собрания акционеров 27 ноября, «нарушил все сроки проведения внеочередных собраний акционеров, предусмотренных рекомендациями Центробанка и законом об акционерных обществах».

Кстати, за день до данного собрания акционеров был задержан исполняющий обязанности генерального директора АО Корпорация «Тольяттиазот» — управляющей компании ПАО «Тольяттиазот» Андрей Бобков. Ранее он заявил ФСБ, СКР и прокуратуре о подготовке «силового захвата предприятия» со стороны «Уралхима».

Финансовый минус

Так или иначе, но «Уралхим», владеющий всего 10 процентами акций «Тольяттиазота» получил полный корпоративный контроль над предприятием. Но парадоксальность ситуации заключается в том, что ОХК «Уралхим», убеждая всех в плачевном положении ТОАЗа при прежнем менеджменте и своей спасительной миссии, сам де-факто находится в тяжелой финансовой ситуации. Общий долг «Уралхима» Дмитрия Мазепина по итогам 2020 года в рублях вырос вдвое – до 493,9 миллиарда рублей, сообщал «Интерфакс» ссылкой на отчетность компании. Аналитический центр «А.И.С.Т.» выпустил весной этого года выпустил отчет «Риск дефолта по международным долговым обязательствам ПАО «Уралкалий», из которого следует, что за 9 месяцев 2020 года производитель удобрений увеличил задолженность по РСБУ с 328 миллиардов рублей до 417 миллиардов рублей или на 27 процентов, в том числе за счет высокого объема кредитов акционерам Группы «Уралхим».

Как сообщал «Эксперт», на конец 2020 года соотношение чистого долга к EBITDA «Уралхима» составило 3,43x, по сравнению с 3,07x на конец 2019 года, что вплотную приблизило компанию к лимиту по данному ковенанту. Его нарушение приведет к возможности кредиторов требовать досрочного погашения долга, проблемами с пролонгациями, а это потенциально грозит дефолтом. Ковенанты, применяемые в отношении «Уралкалия» и существенных дочерних структур, допускают максимальное отношению чистого долга к EBITDA в 3,5х. Еще в 2019 году в отчете «А.И.С.Т.» предупреждали о риске развития негативного сценария, что может стать причиной банкротства («Росбалт» включен Минюстом в список иноагентов) всей группы химических компаний, включая «Уралхим».

Стоит отметить, что «Уралхим», по признанию его аудитора, на протяжении 7 лет живет с отрицательными чистыми активами, что означает, что размер долгов превышает стоимость имущества общества. Как пишет «Эксперт», согласно закону – такое общество подлежит ликвидации.

В суде

Вместо этого компания Дмитрия Мазепина продолжает выступать активным игроком на рынке M&A, а менеджмент ТОАЗа, подконтрольный «Уралхиму», уже начал осуществлять действия, потенциально опасные для самого предприятия. В частности, по словам юристов, представляющих интересы мажоритариев, все поданные в рамках корпоративного спора ТОАЗа с «Уралхимом» о созыве собрания жалобы, а также жалобы, поданные в деле о банкротстве ООО «ТОМЕТ» сейчас массово отзываются ТОАЗом, руководство которым сейчас осуществляют топ-менеджеры «Уралхима».

Велика вероятность, что ТОАЗ теперь изменит свою позицию и по уголовному делу, которое было инициировано «Уралхимом». Самарский Шестой кассационный суд общей юрисдикции 7 декабря должен рассмотреть жалобу представителей основных владельцев «Тольяттиазота» (ТОАЗ) на приговор Комсомольского районного суда Тольятти, обвинившего их в ущемлении прав миноритариев.

Речь идет об уголовном деле по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ, возбужденном в декабре 2012 года по заявлению АО «ОХК «Уралхим». Как уже сообщала «Лента.ру», бывшие руководители ТОАЗ Махлай Владимир Николаевич, Махлай Сергей Владимирович, Королев Евгений Анатольевич, а также руководители основного на тот момент трейдера продукции ТОАЗ — швейцарской компании «Нитрохем Дистрибьюшн АГ» (Нитрохем) — Циви Андреас и Рупрехт Беат, заочно осуждены обжалуемыми судебными актами. Они признаны виновными в хищении всего произведенного ТОАЗ аммиака и карбамида за период с 12 ноября 2007 года по 10 марта 2012 года рыночной стоимостью 84,180 миллиарда рублей, под видом ее продажи Нитрохем по заведомо заниженным ценам, с последующей перепродажей на мировом рынке конечным покупателям по рыночным ценам. По мнению судов, в результате этого миноритарные акционеры «Уралхим» и Седыкин Е.Я. недополучали дивиденды. При этом судами установлено и никем не оспаривается, что за поставленную продукцию ТОАЗ на свои банковские счета получил от Нитрохем 65,525 миллиарда рублей. ТОАЗ неоднократно заявлял, что считает уголовное дело, которое в целях рейдерского захвата инициировали миноритарные акционеры Уралхим и Седыкин Е.Я., находящиеся в многолетнем корпоративном конфликте с ТОАЗ, безосновательным и абсурдным.

О судебных баталиях по этому делу и аргументах защиты «Лента.ру» писала уже неоднократно. Один из главных аргументов защиты – в заявлении от 6 декабря 2012 года «Уралхима», посчитавшего себя потерпевшим, сообщалось о потерях в виде утраченных дивидендов в результате продаж продукции ТОАЗ по заниженным ценам. Это обращение и послужило к тому, чтобы начать следствие и (потом) судебное производство. В свою очередь ТОАЗ, которое должно было бы быть истинным потерпевшим в разбирательстве, и его защита, наоборот, заявляли о необходимости прекращения дела в связи с отсутствием заявления ТОАЗ, поскольку компания не считала себя потерпевшей стороной и не была согласна с наличием какого-либо ущерба. Вполне вероятно, что теперь при рассмотрении кассационной жалобы на приговор ТОАЗ признает все в интересах контролирующего его «Уралхима». По крайней мере, прежние представители ТОАЗа в суде, по словам Марии Аграновской взяли самоотвод.

Остается надеяться, что нарушений, допущенных в ходе судебных разбирательств, будет достаточно для принятия решения об отмене приговора и о возврате уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Загрузка