Новости

Врачи боролись две недели: в Удмуртии умер пассажир, выживший после падения вертолета

Пассажир разбившегося в Удмуртии вертолета Ми-2 умер в больнице от полученных травм

Слушать
Остановить
Пассажир вертолета Ми-2, который разбился в Удмуртии в конце декабря, 53-летний Илья Хромов умер в больнице. При аварии он получил тяжелые травмы, врачи не смогли спасти пациента. Помимо Хромова на бору вертолета был пилот. Он также пережил падение, однако спасатели искали место аварии более девяти часов, в итоге пилота не успели довезти до больницы. Сейчас в обстоятельствах трагедии разбирается следствие.

Медики боролись за жизнь Хромова больше двух недель, консультировались с московскими коллегами, отметила пресс-служба АО «Транснефть-Прикамье» (в этой компании работал Хромов, он пострадал во время рабочего полета).

«Несмотря на проведенную интенсивную терапию, у пациента были обнаружены дополнительные необратимые последствия травмы, полученные при жесткой посадке, и он скончался», — резюмировала пресс-служба, передает «Интерфакс».

Предварительная причина смерти — повреждение почек и кровоизлияние в мозг, сообщает Telegram-канал SHOT. У Хромова диагностировали перелом вертлужной впадины, травмы, характерные при падении с высоты, и переохлаждение. По информации канала, сначала врачи смогли стабилизировать состояние пациента, но затем оно ухудшилось до критического.

Как боролись за жизнь экипажа вертолета

Один из волонтеров, участвовавших в поисках упавшего Ми-2, житель поселка Ува Михаил Прилуков уточнял со слов спасателей, что Хромова нашли свисающим на ремнях безопасности вертолета. «Как нам сказали спасатели, пилот лежал в кабине в самом низу, а пассажир был сверху. Его придерживали ремни безопасности. Может поэтому ему и удалось выжить», — отметил волонтер.

Пилота, 35-летнего Дамира Гафурова при падении зажало в кабине, он не мог выбраться самостоятельно. После того, как его передали медикам, Гафуров умер. Telegram-канал Mash отмечает, что причиной смерти стали не переохлаждение, а полученные травмы. Гафуров получил разрыв легких, внутреннее и наружное кровотечение, открытый перелом ноги, переломы ребер и позвонков, потерял много крови.

Хромова же, после того, как вертолет нашли спасатели, госпитализировали в Первую республиканскую больницу в Ижевске. Он был в сознании и общался с окружающими, но находился в шоке. Мужчина не помнил день аварии и обстоятельства крушения — только то, как шел на работу.

Заведующий отделением реанимации больницы Павел Твертинев на следующий день после трагедии говорил, что не видит угрозы для жизни пациента. «Коротко по диагнозу: сочетанная травма, достаточно серьезный перелом таза, перелом локтя, общее переохлаждение. Были участки переохлаждения, но удалось справиться медикаментозно и, по всей видимости, ампутации чего-либо удастся избежать», — уточнял он.

Позже, 31 декабря, Хромов впал в кому, по данным Telegram-канала Mash. Сегодня, 13 января он умер, не приходя в сознание.

Почему упал вертолет

Вертолет Ми-2 разбился в Удмуртии 27 декабря. Экипаж вылетел на задание из Ижевска, Хромов должен был осмотреть нефтепровод казанской компании «Транснефть-Прикамья».

Бывший летчик той же компании Андрей Кузьмин объяснял, что такие проверки — обычное дело, по подобному маршруту он сам летал неоднократно. Как указал специалист, с помощью вертолетов владелец постоянно мониторит, нет ли на его трубопроводах несанкционированных врезок или утечек.

«Там нужно лететь вдоль нефтепровода, а потом возвращаться обратно. Никаких сложностей на маршруте нет», — считает Кузьмин.

Экипаж Ми-2 выполнил задание за несколько часов и летел обратно в Ижевск, когда произошла авария. Пилот успел сообщить о внештатной ситуации, и связь оборвалась. После падения экипаж смог выйти на связь по рации. Гафуров рассказал спасателям, что вертолет «начало вращать».

Источник газеты «Известия» предположил, что вертолет попал в вихревый поток, и Гафуров не справился с управлением. В то же время Кузьмин отметил, что вертолет должен был справиться с любой погодой. К тому же, метеоусловия в том районе, по его оценке, «были отличные».

«Возможно, дело в том, что вертолет старый, как и вся наша техника. Если пилот говорил, что началось вращение, скорее всего, отказала техника», — допускает эксперт.

Он уточнил, что если бы Гафуров сохранил достаточное управление над вертолетом, он бы попытался спланировать на поляну в лесу. Однако, вертолет рухнул посреди бурелома. Волонтёр Прилуков указал, что по некоторым признакам на месте крушения было видно, что вертолет «падал как камень».

Почему спасатели так долго не могли найти вертолет

Экипаж прождал помощи больше девяти часов на морозе. Гафуров повторял по рации, что замерзает, и просил спасателей поторопиться. На поиски были брошены значительные силы: около 300 человек, волонтеры, полиция, спасатели. МЧС задействовало технику повышенной проходимости, снегоходы, беспилотники, из Перми на поиски подняли вертолет.

Как объясняет председатель Общественного совета при удмуртском главке МЧС Валентин Захаров, на самом деле девять часов для поисков в таких сложных условия — это еще небольшой срок. «Конечно, желательно быстрее, но это как получится. Ведь в лесу нет дорог, нет видимости хорошей. Объем работ при поисках немалый, и необходимо время на подготовку: нужно собрать людей, обеспечить их соответствующей техникой. Тем более, что никто не находится на дежурстве постоянно: кто-то на рабочем месте, кто-то дома. Кроме того, нужно привлечь много служб и спасателей, и медиков», — сообщил он.

Дело осложнило и то, что изначально спасатели не могли точно определить, где рухнул вертолет. Так как было известно, что перед аварий Ми-2 могло кидать из стороны в сторону, МЧС очертило широкий круг поисков. Как отмечает Mash, сам пилот по рации не мог точно сказать, где их искать. Сначала он называл одно место падения, потом — координаты другого.

Волонтер Прилуков рассказал, что основные силы бросили на поиски в ошибочную сторону.

«Вертолет искали по геолокации сотовых телефонов. А там очень большая погрешность. Именно поэтому все силы сначала были брошены в совершенно другой район. Потом кто-то из местных позвонил, сказал, что видел пролетающий вертолет, который снижался. И поиски были сконцентрированы в той зоне», — сказал он.

Бывший летчик Кузьмин отмечал, что обычно на вертолеты ставят маячки, который при ударе сразу же подают сигнал. По словам Прилукова, на этом летательном аппарате не было специального оборудования, которое транслирует координаты машины. »[Спасатели] сказали, что на Ми-2 не было специального оборудования, по которому можно было определить его местоположение», — сообщил он.

В итоге на разбившийся Ми-2 случайно наткнулся один из волонтеров, бродивший по лесу. «Чисто случайно в темноте наткнулся на вертолет. Тут же передал геометку экстренным службам. <...> Вертолет упал буквально в ста метрах от расчищенной, наезженной дороги, которая шла по лесу <...>. Но бурелом в лесу там еще тот. Даже если посветишь фонариком, метрах в 20-30 вряд что-то разглядишь», — пояснил Прилуков.

Следственный комитет по факту аварии возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 263 УК (Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Загрузка