Новости

Кто массово «минирует» российские школы

Эксперты считают, что «лжеминирования» в России являются вмешательством извне

Слушать
Остановить
Сотни сообщений о минировании детских садов, школ и колледжей срывают занятия в российских городах с 12 января. Наплыв ложных заявлений начался с Екатеринбурга, а уже на следующий день распространился по ряду регионов России — в некоторых городах, например, в Ростове-на-Дону, число «заминированных» объектов за один день достигало полусотни. Бывшие правоохранители и правозащитник рассказали «Газете.Ru», кто стоит за массовыми «минированиями» последней недели, при чем тут информационная война и почему найти телефонных террористов не удается.

Пока правоохранительные органы отрабатывают информацию по массовым сообщениям о минировании, в регионах, где это происходит, наблюдается атмосфера неопределенности: «никому ничего не объясняют» — самая популярная история этих событий. Так, например, как рассказала «Газете.Ru» жительница Самары Наталья Семенова, в школе ее дочери эвакуация тоже была, но о происходящем руководство учебных заведений старается не говорить. Как полагает Наталья, чтобы не провоцировать панику.

«На перемене учительнице кто-то позвонил, детям сказали собираться и идти домой. Почему они вернулись с уроков – не сообщали, на вопросы не отвечали. На следующий день в школе видели полицейских с собаками», – говорит собеседница, добавляя, что о «минированиях» она и родители одноклассников дочери узнали только из интернета.

«Нельзя исключать ни информационную войну, ни связь с событиями в Казахстане»

Обычно лжесообщения об актах терроризма совершаются из хулиганских побуждений, говорит уголовный адвокат и бывший следователь СК Максим Калинов. Речь идет, например, о срыве экзамена или занятий школьниками, или преступлении, совершаемым человеком с психическим расстройством, мотив которого может объяснить только врач. С такими преступлениями, по словам Калинова, правоохранители всегда работают оперативно, а «минеры» быстро понимают, что отпираться смысла нет.

Также бывает, что спецслужбы сами проводят внезапные проверки сотрудников, до последнего не объявляя о том, что это учения. Вот только происходящее в последнюю неделю совсем не эти случаи и далеко не рядовая ситуация, убежден юрист.

«Информационная война со стороны Запада ведется. И сообщения о минировании могут быть связаны с этим. Также нельзя исключать, что происходящее связано с событиями в Казахстане», – полагает он.

По данным, имеющимся у правозащитника и вице-президента российского отделения Международного комитета защиты прав человека Ивана Мельникова, сообщения о минировании за последнюю неделю идут с территории Украины через различные серверы по смене IP. Для этого создана целая система, потому привлечь виновных к ответственности практически невозможно.

Председатель московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии, капитан полиции в отставке Михаил Пашкин, в свою очередь, добавляет, что западные спецслужбы чаще всего работают именно с Украиной и Службой безопасности Украины (СБУ) через голландские серверы.

«Когда в стране якобы минируются сотни учебных заведений в разных городах, другой вариант, если не вмешательство извне, возможен очень навряд ли», — убежден он.

С предположениями о том, что происходящее — не исключительно внутрироссийская история, согласен директор благотворительного учреждения «Право и порядок», подполковник запаса МВД России Олег Иванников.

«Факт хорошо подготовленной спецоперации западных спецслужб, выполненной руками СБУ, в последнюю неделю действительно очевиден. Колл-центры осуществляют веерную рассылку по списку, а цель ее прозрачна – дестабилизация общественно-политической ситуации, нанесение ущерба российскому конституционному строю и дискредитация правоохранительных органов», — утверждает он.

«Запад не отвечает на запросы России»

На сегодняшний день найти тех, кто занимается телефонным терроризмом, российской правоохранительной системе просто невозможно, уверяет Иванников. Все потому, что преступники, как и заказчики, находятся за рубежом. Только документировав все сообщения IP-адреса и обратившись к руководству тех стран, где зарегистрированы серверы, с которых выдается преступная информация, проблему можно решить, объясняет эксперт.

Сделать это, впрочем, не так просто, поскольку обращением непосредственно к руководству других стран есть проблемы, констатирует Михаил Пашкин. Он объясняет это тем, что западные страны обычно не отличаются стремлением сотрудничать с Россией в этой сфере, практически никогда не отвечая на отправленные запросы.

«А [российские] правоохранители просто не могут проводить расследование на территории другой страны», — напоминает он.

Исходя из этого, противостоять таким ситуациям можно только фиксируя сообщения и направляя обращения от РФ в Европейский суд по правам человека или ООН.

«Телефонный терроризм в России перешел все границы. Страдают самые незащищенные – наши дети, которым очень сложно объяснить, почему взрослые не могут обеспечить их безопасность», – добавляет Иванников.

Отсеивать ложное, контролировать детей

Регулировать вопрос с массовыми «минированиями» можно и законодательно, считает капитан полиции в отставке Пашкин. По его словам, если люди не называют свои данные, сообщая о подобных преступлениях, а IP-адрес изменен, вызов нужно считать ложным и не предпринимать по нему никаких мер. Если ФСБ проанализирует все случаи «минирования», оказавшиеся фальшивкой, вероятность взрывов после сообщения по телефону, скорее всего, окажется равной нулю.

«Сколько было таких сообщений — и ни в одном случае не нашли ни одной бомбы. Если кто-то хочет что-то взорвать – он не предупреждает, а делает», – полагает эксперт.

Правозащитник Иван Мельников, вдобавок ко всему, обращает внимание на то, что, когда имеет место массовое отвлечение сил и средств государства, – ущерба для страны не избежать. И бороться с такими историями может только международное сообщество. А еще отмечает, что нужно внимательнее смотреть за детьми, которые могут быть втянуты в происходящее.

«Существуют специальные группы по вовлечению несовершеннолетних в террористическую деятельность и в схемы с массовыми убийствами», – сообщает эксперт.

Они часто обещают несовершеннолетним какую-то символическую сумму в 500 или 1000 руб., прося позвонить и сообщить о чем-то, указывая, что «ребенку за это ничего не будет», а ответственность потом за это несут родители. Именно поэтому, говорит Мельников, очень важно обращать внимание на то, с кем общаются дети и в каких группах состоят, чтобы уберечь их от чужого неблагоприятного влияния и обезопасить от последствий.

Загрузка