Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Конфисковали случайно». Суд вернул особняк экс-майору ФСБ, которого обвиняли в мошенничестве

Генпрокуратура не смогла конфисковать миллиардные активы экс-сотрудника ФСБ Васильева

Мосгорсуд оценил законность решения первой инстанции по делу об имуществе бывшего сотрудника ФСБ Андрея Васильева, которого обвиняли в мошенничестве в особо крупном размере. В результате Генпрокуратуре отказали в претензии, а жалоба защиты была удовлетворена — Васильеву вернули ранее конфискованный особняк. Подробнее — в материале «Газеты.Ru».

Мосгорсуд отклонил апелляционное представление Генпрокуратуры, которая пыталась добиться конфискации 62 земельных участков и семи домов у родственников экс-сотрудника «банковского» отдела ФСБ Андрея Васильева. Об этом в пятницу, 18 февраля, пишет газета «Коммерсантъ».

Васильева обвиняли в особо крупном мошенничестве и освободили от уголовной ответственности по истечении срока давности. Судьбу имущества его семьи определил в декабре прошлого года Хорошевский районный суд, однако решением суда первой инстанции остались недовольны как истец, так и ответчик, напоминает издание. Мосгорсуд накануне оценил законность соответствующего постановления.

Позиции сторон

Генпрокуратура утверждала, что принадлежащие родственникам Васильева объекты недвижимости были приобретены благодаря его коррупционным связям, и потому подлежат конфискации. Районный судья Евгений Яблоков признал неподтвержденными покупками лишь малую часть активов — 28 из 90 участков и один из восьми домов в Подмосковье. Надзорное ведомство попросило Мосгорсуд пересмотреть это решение.

В свою очередь, защита ответчика сочла выводы судьи Яблокова чрезмерно жесткими и также обжаловала их в Мосгорсуде, попросив уменьшить объем конфискованного имущества. На заседании в четверг одновременно рассматривались и представление прокуратуры, и жалоба защиты.

Мосгорсуд в целом признал обоснованными выводы районного судьи, ограничившего претензии Генпрокуратуры строгими временными рамками.

Согласно выводам первой инстанции, конфискации подлежало лишь недвижимое имущество, поступившее в семью с момента вступления в силу 1 января 2013 года «антикоррупционного» закона №230, обязавшего госслужащих и членов их семей декларировать свои крупные приобретения, до 19 марта 2014 года, когда Васильев был уволен из ФСБ.

Таким образом, претензия Генпрокуратуры была отклонена. В свою очередь, адвокату ответчика Александру Гофштейну удалось убедить вторую инстанцию в том, что один из жилых домов семьи Васильевых был конфискован случайно, и вернуть его. Он предоставил суду документы, подтверждающие, что особняк был построен семьей после увольнения Васильева.

Дело майора Васильева

Бывший начальник направления 2-го «банковского» отдела управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ Андрей Васильев обвинялся в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), совершенном вместе с экс-руководителем этого отдела Кириллом Черкалиным и отставным замглавы управления «К» Дмитрием Фроловым. Черкалин полностью признал свою вину, а потому был осужден в особом порядке на семь лет. У него конфисковали активы на 6 млрд руб.

235-й гарнизонный военный суд в декабре 2021 года прекратил уголовное преследование майора Васильева по нереабилитирующим его основаниям — с учетом 10-летней давности инкриминируемого ему преступления.

На стадии предварительного следствия СК добился судебного ареста имущества, принадлежащего Васильеву и его родственникам. В списке помимо многочисленной недвижимости оказались Lexus LX450D, коллекция из 17 экземпляров преимущественно золотых наручных часов брендовых марок и личные сбережения на сумму около $7 млн.

Общая стоимость арестованного, по данным Генпрокуратуры, составила около 1 млрд 159 млн руб.

На эти деньги претендовали потерпевшие в рамках уголовного дела о мошенничестве бизнесмены Сергей Гляделкин и Игорь Ткач, заявившие к экс-сотрудникам ФСБ претензии на 638 млн руб., однако Васильев вернул себе часы и валюту, попросив 235-й гарнизонный суд снять с них арест вместе с прекращением уголовного преследования.

«С недвижимостью возникла задержка, поскольку еще до выхода Андрея Васильева из уголовного дела Генпрокуратура обратилась в другой, гражданский суд с требованием о национализации его недвижимости в связи с нарушением антикоррупционного законодательства. В конфискации часов и денег райсуд надзорному ведомству отказал.

Сейчас, после того как уже три суда, по сути, освободили Васильева от уголовной и материальной ответственности, о своих претензиях на его имущество, видимо, следует забыть не только потерпевшим, но и надзору», — отмечается в публикации.

Комментируя ситуацию, наблюдатели указывают на очевидное несовершенство действующих в стране антикоррупционных законов. «На примере этого процесса мы видим, что фактически человек, освобожденный от ответственности только из-за истечения срока давности, не только избежал длительного тюремного заключения, но и сохранил практически все свои активы, происхождение которых остается, как минимум, сомнительным», — сказал «Газете.Ru» политолог Григорий Александров.

Борьба с коррупцией

С 1 января 2013 года российские госслужащие отчитываются не только о доходах, но и о расходах, включая траты жен (мужей) и детей. Проверке подлежат сделки по приобретению земельного участка, недвижимости, транспортного средства, ценных бумаг, акций, если сумма сделки превышает общий доход за последние три года.

К декларированию также обязательны источники средств, за счет которых были заключены сделки.

19 августа 2013 года вступил в силу запрет для чиновников иметь счета в зарубежных банках. За невыполнение перечисленных требований предусматривается административное наказание, вплоть до увольнения с формулировкой «в связи с утратой доверия». Госслужащие, согласно законодательству, не имеют права заниматься коммерческой или предпринимательской деятельностью, напоминает ТАСС.

Большинство россиян уверены, что в декларациях высших чиновников не отражены все доходы и имущество, которыми они обладают. Как отмечают социологические службы, внимание к задержаниям высокопоставленных чиновников среди населения, скорее, слабое. Подобные аресты у 40% опрошенных «не вызывают никаких особых чувств», у 34% — «удовлетворение».

Загрузка