Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Космонавт Павел Виноградов: все испытания были тяжелыми

Георгий Гречко говорил, что делил испытания на две категории: тяжелые и противные. Сетевое издание m24.ru цитирует космонавта Павла Виноградова, который рассказал о том, что было самое неприятное для него.

«Есть тяжелые испытания, есть противные, но есть и тяжелые, и противные. Пока мы готовили «Буран», я много работал в Институте медико-биологических проблем РАН, который занимается проблематикой воздействия космических полетов на организм человека. В молодости я участвовал в испытаниях на пределы выносливости. Было много задора, хотелось не столько превзойти себя, сколько понять, где у тебя этот предел.

Все испытания были тяжелыми. Противные тоже были, особенно те, которые связаны с вестибулярными воздействиями. Например, когда готовился полет на Марс, мы пытались воссоздать искусственную гравитацию. Создать ее можно было только через вращения.

Мы крутились по несколько суток в специальной вращающейся комнате метров шесть в диаметре. В ней было все: место для сна, еды, туалет. Под воздействием ускорения Кориолиса начинаются проблемы с головой, со временем осознаешь, что для того, чтобы налить стакан чаю, нужно чайник держать не над стаканом, а сбоку в 50 сантиметрах от него, потому что струя воды течет по S-образной кривой.

Было много противных инвазивных экспериментов. В Тбилиси в Институте высшей нервной деятельности мы вращались по 12 часов в условиях модельной невесомости, и нейрофизиологи пытались понять, как меняется состояние мыслительной деятельности человека после этого.

В голову под кожу нам ставили по 30 датчиков и вкалывали еще катетеры, чтобы померить температуру крови. Обезьянкам датчики просто вживляли в мозг. С этих датчиков писали тысячи параметров. Но это нормальная работа испытателя.

Оказывалось, при воздействии ускорений, которые на Земле мы мало ощущаем, происходит масса процессов в организме. Например, испытателю показывают прямую полоску света и спрашивают: «Какой она формы?». После вращений работа головного мозга меняется, и он говорит, что видит перед собой две изогнутые волны.

Тут встает важный вопрос: а как вообще пилот может управлять кораблем, когда у него такое состояние и ему прямая линия кажется волнистой?» — сказал он.

Выбор читателей
Популярное в соцсетях