Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Владимир Шахрин: рок-н-ролл перестал быть революционной музыкой, взрывающей умы, он стал классическим стилем

Лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин рассказал, согласен ли он с песней БорисаГребенщекова «Рок-н-ролл мертв», передает газета «Известия».

»«Ноги» этой фразы растут из песни британской рок-группы Jethro Tull: «Слишком стар для рок-н ролла, слишком молод, чтобы умереть». Ничего не вижу в этой параллели особенного, цитата — это нормально. Рок-н-ролл перестал быть революционной музыкой, взрывающей умы, он стал классическим стилем. Рок-музыка не избежала судьбы других музыкальных жанров. Когда Ференц Лист начинал играть, это была революция, подобная панку. Зрители сходили с ума, ведь никто так не играл.

Потом появился джаз, который вышел из негритянских кварталов. Дико сексуальный, раскрепощенный стиль. Все подумали: «Ни фига себе, какие чувства может вызывать музыка». А сейчас джаз — это тоже академизм. Я думаю, с роком происходит нечто подобное. А если говорить о какой-то протестной составляющей, то изначально это ведь был в первую очередь протест молодежи против старшего послевоенного чопорного поколения британцев: «Мы не хотим быть такими, как вы, застегнутыми на все пуговицы».

У нас же социальный протест заключался в том, что мы хотели читать любые книги, слушать любые радиостанции, иметь возможность купить билет и поехать посмотреть мир... Сегодня у меня все это есть. Против чего протестовать? Сейчас говорят: «Дайте нам свободу». А в чем вы испытываете несвободу? Что вам надо? Хотя буза — это понятно. Против мэра, против президента протестовать — это как бы круто, я сам бы пошел лет в 14 лет. Толпой друг за друга — весело, азартно. Это всё заложено в подростке. Но когда взрослые люди таким настроем пользуются… И не стоит говорить, будто ребята, протестуя, идут за своим будущим, за пенсией, например. Их это все совершенно не интересует. Это буза ради бузы: может, какую ментовскую машину удастся перевернуть, может, дадут дубинкой, а может, и не дадут...», — сказал он.