Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Эксперт об открытом письме: артистов могут использовать «втёмную»

Артистов зачастую используют «втёмную», примерно, как школьников на митингах, которые не понимают, зачем они выходят, заявил член Общественной Палаты РФ, директор Института проблем демократии Максим Григорьев, комментируя открытое письмо Дмитрию Медведеву с просьбой освободить одного из фигурантов дела о массовых беспорядках в Москве Алексея Миняйло.

«К тому же, представители более старшего поколения, видимо, вспоминают времена, когда при Советском союзе также выступали в поддержку кого-либо, и чувствуют себя молодыми. Также среди подписантов есть известные медиа-деятели, которые подписали данное письмо, судя по всему, по просьбе знакомых и коллег, не совсем понимая, о чем идет речь – поскольку часть людей, в пользу кого они высказывались, сами признали вину.

Эта вина зафиксирована в материалах правоохранительных органов, и с юридической точки зрения здесь вообще не может быть никаких вопросов. Касательно самих же митингов — мы лично ходили и просили протестующих назвать депутатов по их округам, за которых они «не могли проголосовать» — и подавляющее большинство не смогло их указать. Даже и местных, москвичей. Хотя конечно на тех митингах было и очень много приезжих из других регионов», — заявил Григорьев.

«Я буквально только что прилетел из Парижа и не мог не видеть всего, что происходило на Елисейских полях, как жестко себя вели полицейские против демонстрантов, какие силы были у них задействованы. Например, у их правоохранительных органов, в отличие от наших, работающих на митингах, были пистолеты и автоматы, водометные машины. Как только в поле их зрения появлялась любая небольшая группа митингующих – 15 – 20 человек, которая, по мнению полиции, могла создать сложности, туда сразу летели гранаты со слезоточивым газом.

Более того – ранее префект VIII округа объявил, что весь центр закрыт для манифестаций. Он это сделал абсолютно в соответствии с законом, и практически ни у кого из парижан не возникало даже капли сомнений по поводу легитимности этой ограничительной меры. У нас же в России правоохранители действуют максимально мягко, в течение получаса после начала митингов присутствующих предупреждают о его незаконности», — отметил Григорьев.