Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Мухин порассуждал, что стоит за заявлением Минобороны об искоренении дедовщины

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Замминистра обороны Андрей Картаполов сделал громкое заявление, которое уже вызвало сильный резонанс, о том, что в нынешней Российской Армии удалось полностью изжить такое явление как «дедовщина». Что стоит за этими словами и как их понимать, размышляет в колонке для «Независимой газеты» генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

«Понятно, что данное заявление было сделано по-военному прямо, основываясь на внутренних данных самих Вооруженных сил РФ, где к решению проблем, связанных с дедовщиной, относятся крайне болезненно и внимательно.

В каждой военной части, где присутствуют солдаты срочной службы, работа с личным составом — с людьми — ведется самым тщательным образом, в полном соответствии с тематическими приказами и установками военного начальства. Суть приказов давно очевидна: «дедовщине» — нет».

Тем более, что в отличие от былых времен — к примеру советских, проблему эту нынешние военные не замалчивают, ни о какой «закрытости данных» и речи не идет. Министр обороны и другие руководящие лица регулярно на различных мероприятиях и в интервью различным СМИ подробным образом рассказывают, что, да, проблема есть, да, она решается, по мере сил и возможностей и на этом направлении, как и на других, есть определенные и весьма ощутимые успехи», — констатирует Мухин.

«Даже ставшее громким т.н. «дело Шамсутдинова», скорее, исключение, а не правило, и рассматривалось оно максимально открыто и транспарентно, с пониманием специфики ситуации. И это исключение ну никак не характеризует всю систему контроля служебных отношений в современной Армии страны, — рассуждает эксперт. — И совершенно понятно почему эта ситуация так долго и со смакованием разбиралась в подобных изданиях — «хайпануть» на чувствах призывников и их родителей удается уже не так часто, как в те же «святые девяностые».

«Снижение срока службы с двух лет до одного года, кстати, и стало одной из основных причин резкого снижения уровня проявлений возрастного шовинизма в отношениях личного состава, известного как «дедовщина», ведь в одном призыве находятся солдаты примерно одного возраста, и они просто не успевают «заматереть» до такой степени, чтобы реализовать все эти известные элементы субкультуры, ставшие популярными благодаря фильмам о срочной службе, на следующем призыве.

Помимо этого, в современных Вооружённых силах была восстановлена воспитательная работа с личным составом – офицерами и сержантами-контрактниками. Да и сами офицеры и контрактники, довольные условиями своей службы, не имеют прямых и постоянных мотивов срывать, так сказать, зло на подчиненных.

Так что, по моему, не так уж был неправ замминистра обороны Андрей Картаполов, который как раз и курирует в Российской Армии вопросы воспитания личного состава», - резюмирует эксперт.