Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ФОТОРЕПОРТАЖ

Выделение притундровых лесов как защитных началось после 1959 года, когда наступило осознание их критической уязвимости и высокой защитной роли. Сейчас притундровые леса занимают около 105 млн га, это 37,5% от всех защитных лесов России. Они тянутся широкой полосой в 30-150 км вдоль границы лесотундры.
Условия для древесной растительности здесь экстремальны: короткое лето, длинная морозная зима, бедные почвы. Деревья под воздействием мороза и ветра часто принимают причудливые формы, и имеют очень плотную древесину из-за медленного роста.
Притундровая тайга становится на пути у холодного воздуха из Арктики, защищая более южные регионы России. Леса влияют на воздушные массы, значительно преобразовывая их, защищая землю от наступления тундры.
Деревья в притундровых лесах обычно растут редко. Восстановление лесов здесь может идти очень медленно. Например, ель здесь дает жизнеспособные семена далеко не каждый год, а то и раз в несколько десятков лет.
Если посмотреть на лесопокрытую площадь притундровых лесов – она не так велика. Только 32,8% от их территории занято собственно лесом, остальное – нелесные земли: болота, озера, каменистые россыпи и т.д.
С широкой зоной притундровых лесов связаны жизненные циклы множества северных животных. Одно из них – северный олень, который на зиму мигрирует из тундры в зону притундровых лесов.
Для птенцов крупного сокола сапсана притундровые леса Понойской депрессии Мурманской области – родной дом. Сапсан охотится на небольшую дичь, разделывает тушки и приносит их в гнездо.
Леса притундровой зоны богаты ягодами и грибами, от сбора которых, как и от рыбалки и охоты, зависит благосостояние значительной части местного населения.
В зоне притундровых лесов находятся такие крупные города как Мурманск, Норильск и Салехард, а также множество небольших сел и поселков. Например, село Варзуга (на фото) — одно из древних русских поселений.
Если к суровости климата притундровая тайга вполне приспособлена, то вот от «ран», нанесенных человеком, она оправляется с огромным трудом. Для разрушения почвенного покрова здесь хватает однократного проезда вездехода.
Лесопромышленники раньше не интересовались притундровыми лесами в связи с низким запасом древесины в них. Однако, вырубив доступную древесину в эксплуатационной зоне, стали искать последние не рубленые участки, которые сохранились сейчас в основном в защитных лесах. С 2006 года снят запрет на проведение промышленных рубок в притундровых лесах, после чего началось их освоение.
Даже выборочные рубки могут нанести хрупкой северной экосистеме невосполнимый ущерб и привести к постепенному обезлесиванию территории.
Если же свести притундровый лес, то сам он в обозримом будущем может не восстановиться вообще. Поэтому необходим запрет на любые рубки в притундровых лесах, кроме рубок для нужд местного населения.
Эта сплошная рубка в притундровых лесах Мурманской области была проведена еще в 1991 году. Даже спустя 20 лет видно, что лес здесь не восстанавливается. Территория покрывается типично тундровой растительностью.
Выход деловой древесины в притундровых лесах небольшой, поэтому ветви и значительную часть ствола, которые не нужны лесопромышленникам, они часто просто сжигают.
Между тем, дрова — принципиально важный ресурс для множества населенных пунктов в притундровых лесах, не имеющих центрального отопления. Продуктивность лесов низкая, и лесопромышленники впрямую конкурируют за древесину с местными жителями, лишая их дров для отопления.
Экологическая и социальная ценность самых северных лесов планеты, их значение для защиты климата гораздо выше, чем стоимость древесины, которую можно там заготовить. Разрушить «шубу» Земли очень легко, а вот восстановить – практически невозможно. Потому WWF России предлагает поставить подпись под законопроектом о запрете промышленных рубок в таких лесах: http://wwf.ru/60
Выделение притундровых лесов как защитных началось после 1959 года, когда наступило осознание их критической уязвимости и высокой защитной роли. Сейчас притундровые леса занимают около 105 млн га, это 37,5% от всех защитных лесов России. Они тянутся широкой полосой в 30-150 км вдоль границы лесотундры.
Условия для древесной растительности здесь экстремальны: короткое лето, длинная морозная зима, бедные почвы. Деревья под воздействием мороза и ветра часто принимают причудливые формы, и имеют очень плотную древесину из-за медленного роста.
Притундровая тайга становится на пути у холодного воздуха из Арктики, защищая более южные регионы России. Леса влияют на воздушные массы, значительно преобразовывая их, защищая землю от наступления тундры.
Деревья в притундровых лесах обычно растут редко. Восстановление лесов здесь может идти очень медленно. Например, ель здесь дает жизнеспособные семена далеко не каждый год, а то и раз в несколько десятков лет.
Если посмотреть на лесопокрытую площадь притундровых лесов – она не так велика. Только 32,8% от их территории занято собственно лесом, остальное – нелесные земли: болота, озера, каменистые россыпи и т.д.
С широкой зоной притундровых лесов связаны жизненные циклы множества северных животных. Одно из них – северный олень, который на зиму мигрирует из тундры в зону притундровых лесов.
Для птенцов крупного сокола сапсана притундровые леса Понойской депрессии Мурманской области – родной дом. Сапсан охотится на небольшую дичь, разделывает тушки и приносит их в гнездо.
Леса притундровой зоны богаты ягодами и грибами, от сбора которых, как и от рыбалки и охоты, зависит благосостояние значительной части местного населения.
В зоне притундровых лесов находятся такие крупные города как Мурманск, Норильск и Салехард, а также множество небольших сел и поселков. Например, село Варзуга (на фото) — одно из древних русских поселений.
Если к суровости климата притундровая тайга вполне приспособлена, то вот от «ран», нанесенных человеком, она оправляется с огромным трудом. Для разрушения почвенного покрова здесь хватает однократного проезда вездехода.
Лесопромышленники раньше не интересовались притундровыми лесами в связи с низким запасом древесины в них. Однако, вырубив доступную древесину в эксплуатационной зоне, стали искать последние не рубленые участки, которые сохранились сейчас в основном в защитных лесах. С 2006 года снят запрет на проведение промышленных рубок в притундровых лесах, после чего началось их освоение.
Даже выборочные рубки могут нанести хрупкой северной экосистеме невосполнимый ущерб и привести к постепенному обезлесиванию территории.
Если же свести притундровый лес, то сам он в обозримом будущем может не восстановиться вообще. Поэтому необходим запрет на любые рубки в притундровых лесах, кроме рубок для нужд местного населения.
Эта сплошная рубка в притундровых лесах Мурманской области была проведена еще в 1991 году. Даже спустя 20 лет видно, что лес здесь не восстанавливается. Территория покрывается типично тундровой растительностью.
Выход деловой древесины в притундровых лесах небольшой, поэтому ветви и значительную часть ствола, которые не нужны лесопромышленникам, они часто просто сжигают.
Между тем, дрова — принципиально важный ресурс для множества населенных пунктов в притундровых лесах, не имеющих центрального отопления. Продуктивность лесов низкая, и лесопромышленники впрямую конкурируют за древесину с местными жителями, лишая их дров для отопления.
Экологическая и социальная ценность самых северных лесов планеты, их значение для защиты климата гораздо выше, чем стоимость древесины, которую можно там заготовить. Разрушить «шубу» Земли очень легко, а вот восстановить – практически невозможно. Потому WWF России предлагает поставить подпись под законопроектом о запрете промышленных рубок в таких лесах: http://wwf.ru/60
  • Выделение притундровых лесов как защитных началось после 1959 года, когда наступило осознание их критической уязвимости и высокой защитной роли. Сейчас притундровые леса занимают около 105 млн га, это 37,5% от всех защитных лесов России. Они тянутся широкой полосой в 30-150 км вдоль границы лесотундры.
  • Условия для древесной растительности здесь экстремальны: короткое лето, длинная морозная зима, бедные почвы. Деревья под воздействием мороза и ветра часто принимают причудливые формы, и имеют очень плотную древесину из-за медленного роста.
  • Притундровая тайга становится на пути у холодного воздуха из Арктики, защищая более южные регионы России. Леса влияют на воздушные массы, значительно преобразовывая их, защищая землю от наступления тундры.
  • Деревья в притундровых лесах обычно растут редко. Восстановление лесов здесь может идти очень медленно. Например, ель здесь дает жизнеспособные семена далеко не каждый год, а то и раз в несколько десятков лет.
  • Если посмотреть на лесопокрытую площадь притундровых лесов – она не так велика. Только 32,8% от их территории занято собственно лесом, остальное – нелесные земли: болота, озера, каменистые россыпи и т.д.
  • С широкой зоной притундровых лесов связаны жизненные циклы множества северных животных. Одно из них – северный олень, который на зиму мигрирует из тундры в зону притундровых лесов.
  • Для птенцов крупного сокола сапсана притундровые леса Понойской депрессии Мурманской области – родной дом. Сапсан охотится на небольшую дичь, разделывает тушки и приносит их в гнездо.
  • Леса притундровой зоны богаты ягодами и грибами, от сбора которых, как и от рыбалки и охоты, зависит благосостояние значительной части местного населения.
  • В зоне притундровых лесов находятся такие крупные города как Мурманск, Норильск и Салехард, а также множество небольших сел и поселков. Например, село Варзуга (на фото) — одно из древних русских поселений.
  • Если к суровости климата притундровая тайга вполне приспособлена, то вот от «ран», нанесенных человеком, она оправляется с огромным трудом. Для разрушения почвенного покрова здесь хватает однократного проезда вездехода.
  • Лесопромышленники раньше не интересовались притундровыми лесами в связи с низким запасом древесины в них. Однако, вырубив доступную древесину в эксплуатационной зоне, стали искать последние не рубленые участки, которые сохранились сейчас в основном в защитных лесах. С 2006 года снят запрет на проведение промышленных рубок в притундровых лесах, после чего началось их освоение.
  • Даже выборочные рубки могут нанести хрупкой северной экосистеме невосполнимый ущерб и привести к постепенному обезлесиванию территории.
  • Если же свести притундровый лес, то сам он в обозримом будущем может не восстановиться вообще. Поэтому необходим запрет на любые рубки в притундровых лесах, кроме рубок для нужд местного населения.
  • Эта сплошная рубка в притундровых лесах Мурманской области была проведена еще в 1991 году. Даже спустя 20 лет видно, что лес здесь не восстанавливается. Территория покрывается типично тундровой растительностью.
  • Выход деловой древесины в притундровых лесах небольшой, поэтому ветви и значительную часть ствола, которые не нужны лесопромышленникам, они часто просто сжигают.
  • Между тем, дрова — принципиально важный ресурс для множества населенных пунктов в притундровых лесах, не имеющих центрального отопления. Продуктивность лесов низкая, и лесопромышленники впрямую конкурируют за древесину с местными жителями, лишая их дров для отопления.
  • Экологическая и социальная ценность самых северных лесов планеты, их значение для защиты климата гораздо выше, чем стоимость древесины, которую можно там заготовить. Разрушить «шубу» Земли очень легко, а вот восстановить – практически невозможно. Потому WWF России предлагает поставить подпись под законопроектом о запрете промышленных рубок в таких лесах: http://wwf.ru/60
1 17

WWF России: притундровые леса под угрозой

Всемирный фонд дикой природы (WWF) призывает россиян подписаться против промышленной рубки защитных лесов. Акция объявлена в рамках кампании «Час Земли-2013». Если к Часу Земли, который в этом году состоится 23 марта, WWF удастся собрать минимум 100 тысяч голосов россиян, то фонд сможет добиваться внесения необходимых поправок в Лесной кодекс. Такое число подписей необходимо для рассмотрения Госдумой законопроектов, предложенных общественностью. В настоящее время эксплуатационные леса истощены рубками, и поэтому лесозаготовители находят лазейки в законодательстве, чтобы получить разрешения на рубки в защитных лесах, или же самовольно заходят на их территорию. В категорию защитных выделяются и притундровые леса — очень ранимые и хрупкие.