Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Чешский таксист помнил Давыдова»

Интервью с Панфиловым

После победы над «Амуром» спортивный директор ХК «Динамо» (Москва) Алексей Панфилов поведал корреспонденту «Газеты.Ru» три любопытные истории на хоккейную тему, которые происходили в реальности.

Динамовский авторитет

Однажды в 1992 году мы приехали в Прагу на чемпионат мира вместе с трехкратным олимпийским чемпионом Виталием Давыдовым. И отправились на хоккей. Сели в такси. Виталий Семенович разместился на заднем сиденье, а я — впереди.

Говорю таксисту: «Дворец спорта «Спарты». А это — тебе на память!» - и протягиваю ему календарь с изображением хоккейной команды «Динамо» (Москва). Шофер, а ему было не больше 30, заверещал: «О, «Динамо»! Мальцев, Васильев, Давыдов!» Тут я и говорю: «Пан таксист, а Давыдов-то сзади вас сидит». Тот глянул в зеркало. И увидев Виталия Семеновича, застыл, как будто окаменел. Всю дорогу молчал и ехал еле-еле.

Одним словом, заклинило человека, не в состоянии он был от зеркального отображения Виталия Семеновича оторваться.

Подъехали мы к Дворцу спорта. На парковку попасть нельзя: «зеленый свет» дают только по специальным клубным карточкам, которых у таксистов, конечно же, нет. Но наш водитель тупо уперся в шлагбаум, перегородив въезд остальным машинам. В этот самый момент из будки охраны выскочил здоровенный детина с воплем: «Эй, ты, куда прешь?!» Таксист спокойно ответил: «А я Давыдова привез». Верзила кинулся к машине с поразившим меня вопросом: «Того самого?» И, заглянув в салон, открыл шлагбаум.

Вот так молодые чехи помнят кумиров прошедших лет. Хотя, может быть, и не видели их на льду.

Овация для Мальцева

В 1999 году полугодовой конгресс ИИХФ в городе Форт-Лаудердейл (штат Флорида) проводила ФХР. Там объявили, что в Зал славы ИИХФ вошли финн Оксанен, канадец Фрэнк Хакк, шведы Валтин и Хольмквист, Иржи Холик и Махач из Чехословакии.

От СССР этой чести были удостоены Борис Майоров и Александр Мальцев, который не раз признавался лучшим хоккеистом на чемпионатах мира.

Конференц-холл гостиницы «Мариотт» был забит руководителями национальных федераций стран-участниц конгресса. Одетый во фрак вице-президент ИИХФ Уолтер Буш называл фамилию игрока, тот поднимался на сцену и присаживался на отведенное для него место. На экране демонстрировались фрагменты его выступления на чемпионатах мира. Время шло. На сцене уже уютно разместились Махач, Хольмквист, Хакк и другие. Наконец, Буш объявил: «Александр Мальцев!»

Наш любимый Саша неторопливо продвинулся к сцене. Люди повскакивали со своих мест, устроив ему овацию. Сидящие на подиуме, уже избранные в Зал славы хоккеисты, тоже стоя рукоплескали Александру. Клянусь, в этот момент я испытал не только чувство гордости за нашу страну, но и неожиданно обнаружил, что слезы ручьем текут по моим щекам. Думаю, для профессионального хоккеиста, безусловно, важно признание народа, но нет ничего выше признания твоих противников.

Везунчик Чичурин

В конце 60-х хоккеисты московского «Динамо» отправились на серию товарищеских матчей в Швецию. Команду поселили в отеле, где на первом этаже располагалось казино. Каждому проживающему при заселении вместе с ключом и визитной карточкой вручалась фишка достоинством в 20 шведских крон (примерно 4 доллара). Никому из игроков и в голову не пришло ею воспользоваться. А вот Юрий Чичурин быстренько проследовал в фойе первого этажа. И тут же сделал ставку, сыграв в рулетку. Невероятно, но выпало именно поставленное им число. Кто бывал в казино, знает, что играющим бесплатно разносят коктейли (джин с тоником), пиво и так далее. Чичурин, будучи очень азартным человеком, вновь делал ставки и выигрывал!

Гора фишек росла, равно как и заинтригованные гости отеля, которые столпились вокруг стола, чтобы поглазеть на удачливого русского хоккеиста.

Неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы на выручку вовремя не подоспел тренер динамовцев Аркадий Чернышев. Моментально оценив обстановку, он мягко обнял Чичурина за талию и деликатно подтолкнул его к лифту. Гора фишек - весь выигрыш Юрия остался на зеленом сукне. Когда двери лифта открылись, Чичурин слегка покачиваясь, повернулся к Чернышеву и сказал: «Эх, Аркадий Иванович, вы меня сделали нищим!»