Роман Ротенберг
Роман Ротенберг
ТАСС

«Неправильно, когда люди получают зарплату в евро»

Роман Ротенберг рассказал о влиянии финансового кризиса на спорт

Фарид Бектемиров

Заместитель генерального директора ООО «КХЛ-Маркетинг» и первый вице-президент Федерации хоккея России, а также совладелец компании «Телеспорт» Роман Ротенберг рассказал «Газете.Ru» о проблемах российского хоккея на фоне финансового кризиса, желании создать аналог IMG на российском рынке и необходимости заключать с игроками рублевые контракты.

— Вы купили 80% акций компании «Телеспорт», партнера Российского футбольного союза. Какие цели ставит перед собой новое руководство?
— С точки зрения развития рынка спортивного бизнеса и маркетинга мы видим огромный потенциал в нашей стране. Есть виды спорта, из которых можно впоследствии создать классный продукт.

«Телеспорт» — это и мерчендайзинг, и дистрибьютинг крупных международных брендов, и представительство игроков. Мы не должны забывать о героях нашего спорта. Виктор Ан, например, выиграл Олимпийские игры, о нем поговорили два месяца и забыли.

Наша задача состоит в том, чтобы поддерживать наших спортсменов, чтобы их не забывали, чтобы они были брендами до следующих Олимпийских игр или чемпионата мира. Как раньше, когда все знали о сборной СССР по хоккею, о ее игроках.

Таким образом, можно привлечь больше спонсорских денег, уделить внимание раскрутке видов спорта, повысить телевизионные рейтинги. На платформе компании «Телеспорт» можно создать крупный холдинг, где мы будем заниматься разными направлениями.

— То есть теперь вы будете сотрудничать не только с РФС, но и с другими видами спорта?
— У «Телеспорта» заключены контракты с разными федерациями, с Федерацией фигурного катания, с РФБ. Все эти виды спорта можно раскручивать по различным направлениям. Этим будут заниматься специальные менеджеры. Во многих федерациях у людей просто не хватает подобной квалификации. То же можно сказать о хоккейных клубах. Им, кстати, также можно помогать, как и спортсменам.

Есть такая известная компания IMG, один из лидеров в области спортивного и медиабизнеса. По сути, мы создаем ее отечественный аналог.

Будем работать с иностранцами, консультироваться у них. Я и сам долго жил за границей, знаю языки, а теперь хочется делать все это в России.

— Совсем недавно спонсором РФС стала компания «Балтика». Переговоры проходили при вашем участии?
— Переговоры шли параллельно. Их вели менеджеры «Телеспорта». Я не занимался конкретной оперативной деятельностью вида спорта и не буду заниматься. Мы больше будем работать над стратегией и продвигать новые направления. Компания достигла своего пика на отечественном уровне. Новые владельцы дадут толчок с точки зрения стратегического развития. При этом оперативное управление остается за Петром Макаренко. Будет создан совет директоров, правление.

— Будет ли российский спорт, в частности футбол и хоккей, испытывать серьезные трудности из-за ослабления рубля и ухудшения экономической ситуации?
— В хоккее — думаю, да. Контракты подписаны в рублях, это непростая ситуация, но все в одной лодке — и менеджеры, и владельцы клубов, и хоккеисты.

На фоне всех этих проблем все равно нужно поддерживать и раскручивать спорт, продвигать идеи о здоровом образе жизни, чтобы люди уделяли этому больше внимания.

— Из-за того что контракты подписаны в рублях, сложнее будет договариваться об их возобновлении. Уже сейчас отдельные игроки просят компенсировать им разницу в курсах.
— Повторюсь, здесь все в одной лодке. Мы живем в России, большинство игроков КХЛ — граждане Российской Федерации. Будем выходить из этой ситуации, стараясь учитывать интересы всех сторон, находить какие-то компромиссы. К тому же ситуация меняется. На финансовых рынках идут шарахания из стороны в сторону: курс то ослабляется, то укрепляется. Будем следить за экономической ситуацией и, исходя из нее, принимать решения.

— Возможна ли ситуация, когда контракты в КХЛ будут заключаться в евро?
— Надо отдать должное Александру Медведеву, в его время все контракты принципиально заключались в рублях. Я считаю, что это правильно. Мы живем в России, к национальной валюте должно быть доверие. Это неправильно, что игрок в российском футбольном клубе или даже в сборной получает зарплату в евро. Где патриотизм? В компаниях же нет зарплат в евро.

— Тем более, если мы тратим на спорт государственные деньги.

— Вот именно! Поэтому я считаю, что контракты в рублях — это одно из грамотнейших решений эпохи Медведева.

В целом все равно нужно искать спонсоров на рынке. Госфинансирование — это хорошо, но еще лучше, если в спорт вкладываются частные компании. Именно этим мы и будем заниматься: искать спонсоров прежде всего на международной арене, поскольку многие компании заинтересованы в поддержке нашего спорта. Так, в числе спонсоров РФС сейчас значится Adidas, Huawei, Coca-Cola.

— В Сочи проходит собрание руководителей клубов КХЛ, на котором присутствуете в том числе и вы. Какие вопросы планируете обсудить?
— Будут подняты самые разные темы: медицина, календарь, регламент, маркетинг, судейство — все основные вопросы. Поговорим и о взаимоотношениях КХЛ с ФХР, ИИХФ, НХЛ. Выслушаем мнения клубов, соберем информацию. Потом на совете директоров примем все основные решения.

— Как оцениваете работу нового президента КХЛ Дмитрия Чернышенко?
— Чернышенко имеет огромнейший опыт. Работая на Олимпиаде, он показал свой высокий международный уровень. Его приход в КХЛ открывает широкие перспективы для того, чтобы вывести лигу на новые горизонты.

— Ваше назначение на пост вице-президента ФХР должно наладить отношения федерации с КХЛ?
— Мы все должны идти в унисон и работать на благо отечественного хоккея.

Клубы — это очень важная составляющая хоккея, но приоритет всегда должен отдаваться сборной, чтобы национальная команда достойно представляла страну на международной арене.

— У вас теперь много должностей. Удастся ли уделять внимание всему — и ФХР, и КХЛ, и РФС?
— Тут получается синергетический эффект. Все это — пересекающиеся вопросы. Такое сочетание пойдет только в плюс, поскольку будет возможность тот опыт, который у меня есть в клубе, перенести на ФХР, национальную сборную и так далее. Чтобы все компании и организации, в которых я задействован, получили от этого пользу.

— Вы долгое время работали в СКА. Из клуба удалось сделать интересный проект, привлечь к нему болельщиков. Но удастся ли когда-нибудь сделать его прибыльным?
— Мы идем к этому, хотя экономическая ситуация в стране замедляет процесс. СКА — лучший показатель такого развития. Раньше армейцы были местечковой командой, на которую ходило четыре-пять тысяч болельщиков — жителей района, где располагался стадион. Большая часть горожан вообще не знала о существовании клуба.

Мы значительно расширили аудиторию СКА. На матчи команды ходят все: бабушки, дедушки, женщины. Доля последних на играх достигает 50 процентов! СКА превратился в клуб для семейного просмотра, на арене нет фанатов, которые матом орут про какие-то «сосиски».

Люди приходят к нам как на развлечение. В Питере в этом плане огромная конкуренция, но болельщики идут к нам. Им важна не столько игра, сколько все, что происходит вокруг нее.

Вот в Хельсинки, например, после того, как заканчивается игра, стадион открыт еще до 12 ночи. Там работают рестораны, танцплощадки. Люди остаются на арене и отдыхают. У нас сразу после матчей часто просто выключается свет. Нужно менять подход, учитывая международный опыт.

Бренд СКА был раскручен. Рано или поздно он станет окупаемым. Наш бизнес растет — это феномен. Телерейтинг вырос в пять раз. Мы идем к выручке в 700 млн руб. в этом году, а ведь пять лет назад мы начинали с выручки в 50 млн.

Чтобы пробить крышу и выйти на новый уровень, нам нужно выиграть Кубок Гагарина. Это ускорит выход на самоокупаемость.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице КХЛ.