Гонщики «Русвело» Александр Порсев, Николай Трусов и Иван Ровный (слева направо) регистрируются перед начало гонки
Гонщики «Русвело» Александр Порсев, Николай Трусов и Иван Ровный (слева направо) регистрируются перед начало гонки
Bettiniphoto

«В России нет культуры велоспорта»

Российский велогонщик Трусов о приглашении «Русвело» на «Джиро д'Италия»

Дмитрий Кузьмин (Абу-Даби)

Российский велогонщик «Газпром-Русвело» Николай Трусов рассказал «Газете.Ru» о работе своей команды, проблемах развития велоспорта в России и о том, как спортсмену живется вдали от дома.

— Расскажите, как вам работается в «Русвело». Есть ли какие-то отличия между командами Мирового тура, за которые вы долгое время выступали, и проконтинентального дивизиона?

— Принципиальных отличий мало. Единственное —

у команд Мирового тура автоматический допуск ко всем высшим гонкам, а мы ждем приглашения.

На «Джиро д'Италия» вот уже получили, ждем еще две-три гонки. То есть, по сути, только в этом разница. И еще поведение команды в гонке отличается. Если мы стартуем в Мировом туре, то это больше по телевизору покажут — будет больше публики. То есть это намного значимей.

— Задача постараться показать себя в отрыве становится более значимой?

— Раз организаторы нас туда пригласили, мы должны показать себя и продемонстрировать, что мы есть, что мы боремся и едем эту гонку.

— Какие задачи будут на «Джиро»?

— До нее еще далеко, и поэтому пока есть только общий план — ехать хорошо в горах, побороться за победу на этапах. Пока все размыто, и это лишь общие слова, потому что конкретные цели и задачи будут поставлены непосредственно перед гонкой. И состав будет определен ближе к датам проведения многодневки.

— На «Туре Абу-Даби» температура доходила даже до 35 градусов. Насколько тяжело ехать в пустыне?

— До 39 градусов официально регистрировали. Сама пустыня не влияет особенно, но жара вносит свои коррективы. Есть гонщики, которые с трудом ее переносят.

Мне было по-настоящему тяжело. Для меня смена температуры ощутима, а некоторым, наоборот, даже лучше в жару.

— В Европе такое бывает?

— Бывает. В Португалии летом вообще ниже этой отметки не опускается.

— О чем думает велогонщик, когда едет длинный этап в течение четырех и более часов? Может, успеваете по сторонам посмотреть?

— Когда дует приличный ветер, опасно по сторонам смотреть — это требует повышенного внимания во время гонки. Но бывают и спокойные этапы при благоприятной погоде.

— «Русвело» — единственная мононациональная команда такого уровня в мире?

— Есть еще в Нидерландах и Бельгии.

— Но для России это не характерно. Можно ли такой подход назвать основной идеей «Русвело»?

— Это идея развития национального велоспорта. То есть вывода молодых перспективных гонщиков на более высокий уровень.

В принципе, в России велоспорт есть. В любом случае, будут появляться те, которые быстро едут. Сколько их будет и насколько часто они будут появляться, это уже вопрос состояния дел в российском спорте. Очень нужна культура. В Европе дети на велосипедах ездят в школу. Не на автобусах или машинах. Именно с самых простых бытовых вещей начинается популярность вида спорта.

Если просто показывать велогонки по телевизору, то должного эффекта не будет.

— Но у нас все равно есть школы, куда идут дети, из которых потом могут вырасти профессионалы высокого уровня. В Петербурге до сих пор работает выдающийся тренер Александр Кузнецов...

— У нас много центров в России — не только Кузнецова в Питере. Есть женская молодежная команда в Петергофе. В Москве есть школы, в Уфе, Самаре. Недавно узнал, что в Сибири тоже чуть ли не в каждом городе есть. Просто возможности другие. К примеру, в Бельгии проехал 200 километров — и почти всю страну пересек. Они все собрались, погонялись, разъехались.

У нас, чтобы собраться на чемпионат России, приходится нести большие затраты на долгий переезд, а иногда и перелет.

Получается так, что велоспорт есть, но разбросанный.

— Сейчас у нас в стране проводится только одна гонка высокого уровня — чемпионат России. Выходит, что львиная доля вашей жизни проходит в Европе. Как часто вы видитесь с семьей или, может быть, семья уже переехала к вам?

— У меня семья в Питере — дочка в садик ходит, а жена на работу. Видимся действительно редко.

Казалось бы, была зима, межсезонье, и по идее, я должен бы в Питер поехать, но со спортивной точки зрения нет смысла — я не смогу там тренироваться из-за погодных условий и только растеряю форму. Когда становится потеплее, с мая, если есть перерыв между гонками, то я уезжаю домой. Это мне позволяет с семьей увидеться и хорошо потренироваться. В этом случае я спокойно возвращаюсь к соревнованиям. А второй вариант — во время перерыва семья приезжает ко мне.

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой можно на странице летних видов спорта, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».