«Плакала на тренировке»: как Медведевой жилось без Тутберидзе

Почему Медведева плакала на первой тренировке в Канаде без Тутберидзе

Евгения Медведева сильно изменилась за два месяца работы со своим новым тренером Брайаном Орсером: у фигуристки теперь другая техника и более осознанное отношение к здоровью и жизни в целом. При этом россиянка призналась, что никогда не привыкнет к западной культуре и жизни в Канаде, а также рассказала, почему плакала на первой тренировке без Этери Тутберидзе.

Известная российская фигуристка Евгения Медведева 9 сентября впервые предстала перед изнывающей в нетерпении российской публикой после своего отъезда в Канаду, на который спортсменка решилась в связи с проигрышем Алине Загитовой на Олимпиаде-2018.

Всем хотелось узнать, насколько изменилась Евгения после летних занятий со своим новым тренером Брайаном Орсером и как она себя ощущает под тем серьезным давлением, которое на нее стало оказываться с тех пор, как она неожиданно попрощалась со своей бывшей наставницей Этери Тутберидзе.

Контрольные прокаты сборной России в этом плане стали настоящим спасением для публики и, возможно, для самой Медведевой, которой тоже было необходимо узнать, как ее теперь воспринимают на родине.

Когда отзвучали финальные ноты знаменитого Libertango, под которое Евгения катает свою произвольную программу, зрительный зал вдруг в едином порыве начал кричать и аплодировать. На лед летело столько игрушек (традиционный подарок фигуристам от фанатов), словно это не тренировочный прокат, а серьезное соревнование. От такого приема спортсменка, кажется, немного растерялась.

Медведева прикрыла лицо руками и медленно сделала оборот вокруг своей оси, чтобы увидеть весь зал и убедиться в том, что слух ее не обманывает:

отовсюду ей рукоплескали, даже несмотря на одно падение и в целом не самое идеальное исполнение программы. Есть контакт.

После, общаясь с журналистами, фигуристка логично раскритиковала себя за прокат, но при этом подчеркнула, что была поражена теплым приемом публики.

«Я испытываю отвратительное чувство от своей произвольной программы, все пошло не по плану. Я откатала только на 20 процентов своих способностей… нет, даже на 15! Причину называть глупо, тут не должно быть оправданий. Но это начало сезона, а мы с Брайаном начали интенсивно работать только полтора месяца назад, а до этого я четыре месяца отдыхала (после Олимпиады. — «Газета.Ru»), и голова была отключена.

Тем не менее мне кажется, что меня единственную так поддерживали — меня ждали! И это невероятное чувство. Мне нужна ваша поддержка».

Также Медведева призналась, что переезд в Канаду стал самым сложным периодом в ее жизни, и она до сих пор не может привыкнуть к новой для себя культуре. Пообщаться по-русски можно только с мамой. С еще одним близким человеком — бабушкой — спортсменка теперь разговаривает лишь по телефону.

Все окружение — новое. Тем не менее, судя по тому, как бойко Евгения переговаривалась с Орсером во время контрольных прокатов и какие видео она выкладывала в своем инстаграме (например, развеселое пение в караоке с канадской фигуристкой Габриэль Дейлман) с Западом контакт тоже налажен.

А ведь начиналось все довольно непросто.

«Первую тренировку в Канаде помню — я расплакалась. Они просто стояли, делали мне замечания, а я не понимала почему!

Я стою, смотрю на них, и у меня слезы из глаз льются», — цитирует Медведеву сайт Первого канала.

Фигуристка пояснила, что с новым тренером пришлось переосмыслить положение конька при катании, веса тела на коньке — буквально разрушать свой стиль и собирать новый по частям.

«Все знают, что канадская школа катания, скольжения всегда отличалась от других.

Катаясь на одном льду с ребятами, которые уже много-много лет занимаются у Брайана, я просто чувствую, насколько плохо я скольжу.

И сколько мне еще предстоит научиться: это займет не один год, не два… Мне нужно очень-очень много работать, смотреть, думать, повторять», — призналась Медведева.

При этом спортсменка отметила, что в Канаде ей привили новое отношение к себе — более взвешенное и осторожное.

«Раньше мне нужно было все прямо здесь и прямо сейчас! И неважно, что с моим здоровьем, и неважно, какая вокруг обстановка. А сейчас у меня мышление больше работает на то, что я хочу долго кататься», — подчеркнула Евгения.

О своем нашумевшем переходе от Тутберидзе к Орсеру Медведева вспоминает так, что можно заносить эти слова в будущую автобиографию.

«Я всегда относилась к Олимпиаде — ну, это еще один старт. И это тоже правильный подход. Но когда я прошла Игры, я поняла, что это что-то особенное.

После произвольной программы (по итогам которой олимпийской чемпионкой стала Загитова. — «Газета.Ru») я пришла в свой номер — а это была очень маленькая комнатка: одна кровать, тумбочка, шкаф, зеркало — все. И я очень долго думала.

Я знала, что, если делать этот шаг, то непонятно, что будет. Это был шаг в неизвестность, но почва там твердая».

В будущем Медведева не исключает того, что начнет изучать четверные прыжки — благо, у Орсера есть большой опыт в этом деле. Он подготовил двукратного чемпиона Олимпийских игр Юдзюру Ханю, который исполняет в произвольной программе по четыре таких элемента. Но пока что тренер не разрешает россиянке приступать к изучению таких прыжков — для начала нужно восстановить свое тело после предыдущих нагрузок и сделать его еще сильнее.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице фигурного катания, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».