Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Новый срок: Кокорина и Мамаева оставили в СИЗО

Кокорину и Мамаеву продлили арест до 8 апреля

,

Тверской суд Москвы продлил арест нападающего «Зенита» Александра Кокорина и полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева до 8 апреля. «Газета.Ru» вела текстовую онлайн-трансляцию событий.

«Газета.Ru» завершает текстовую онлайн-трансляцию. Спасибо, что были с нами. До новых встреч!

Тверской суд Москвы удовлетворил ходатайство следствия о продлении ареста Кокорина и Мамаева до 8 апреля. После заседания защита футболистов заявила, что подадут апелляции на данное решение. Таким образом, игроки могут провести до полугода в Бутырском следственном изоляторе.

Футболист Павел Мамаев на заседании Тверского районного суда Москвы, 6 февраля 2019 года
Сергей Фадеичев/ТАСС

Бывший защитник «Динамо» Станислав Манолев сомневается, что футболисты спровоцировали драку с Паком.

«Смотрел видео с той самой дракой, читал статьи на эту тему. Это было после дискотеки, если я правильно понимаю. У меня есть вопрос: а что делал этот человек в кофейне в 5 утра? Не Кокорин, а тот политик, которого ударили. Может, он вообще спровоцировал футболистов?» — сказал Манолев.

Генеральный директор Общероссийского профсоюза футболистов Александр Зотов заявил, что представители футболистов не обращались в организацию.

«Я уже говорил, что в профсоюзе ни тот, ни другой не состоят. Сейчас их делами занимаются адвокаты по уголовным делам. Наша роль минимальна, поскольку никаких особых движений в трудовых отношениях соответственно с «Краснодаром» и «Зенитом» не происходит», — цитирует Зотова «Матч ТВ».

Также эксперт высказался о здоровье Кокорина и его возвращении в футбол.
«На профессиональную деятельность эти события скажутся и без колена. Честно скажу, мне непонятно, с чем могут быть связаны проблемы, если футболист не получает никаких нагрузок. Однако лечить больное колено нужно не только и не столько из-за карьеры, сколько для продолжения нормальной, полноценной жизни», — сказал Лепехин.

Бывший защитник «Зенита» Константин Лепехин заявил, что решение суда стало для него неожиданным.

«Я надеялся, что ситуация быстро разрешится, и футболисты вернутся к привычному образу жизни, но, как мы видим, этим проступком заинтересовались серьезно», — сказал Лепехин.

Бывший полузащитник «Кубани» Владимир Обедзинский поделился мнением о решении суда продлить арест футболистов.

«Это по полной они влетели! Я думаю, слишком долго их держат за решеткой, а пострадавшие их уже давно простили. Но существует большой резонанс, поэтому Кокорина с Мамаевым и не выпускают под залог.

При этом есть другая сторона медали. Их разве кто-то заставлял «быковать»? Вот представьте: вы берете у меня интервью в кафе, а кто-то подходит и бьет одного из нас стулом по голове. Ну, зачем было так делать, это же хулиганство настоящее!

Думаю, в апреле Кокорина и Мамаева все же выпустят на свободу», — сказал бывший игрок.

Бывший футболист сборной России Александр Мостовой поделился мнением о решении суда.

«Разумеется, мне кажется, что такое наказание является слишком суровым. Сложно предположить, насколько все может затянуться, потому что мы видим то, что нам хотят показать. Можно посылать письма в вышестоящие инстанции, однако не уверен, что это поможет. Ведь все решает суд, закон», — цитирует Мостового RT.

Также специалист пожелал футболистам терпения.

«Правозащитники работают несколько инертно, не приводят серьёзных аргументов, которые суд не мог бы опровергнуть. Я бы хотел пожелать ребятам терпения, быть готовыми к возможным испытаниям и суметь преодолеть самих себя», — добавил Непомнящий.

Заслуженный тренер Валерий Непомнящий прокомментировал решение суда.

«Я не силен в юридических процедурах, но это уже переходит все границы. Непонятно, почему так долго изучают материалы, хотя всем уже давно было ясно, что произошло. Нужно быстрее определяться, передавать дело в суд или нет. Зачем людей держать? Понятно, что если они получат срок, то нынешнее заключение им будет зачтено. Но на зоне можно работать, что-то делать, а здесь ребята сидят в застенках», — рассказал эксперт в разговоре с RT.

Юрист Юрий Зайцев заявил, что клубы могут расторгнуть контракты с игроками только по соглашению сторон.

«До окончательного решения суда по этому делу ситуация по контрактам не изменится. Они действуют и не могут быть расторгнуты в силу определенных обстоятельств, потому что для расторжения контрактов клубам необходимо соблюсти специальную процедуру наложения дисциплинарного взыскания, но это невозможно, потому что работник находится под стражей. В сложившейся ситуации контракт может быть расторгнут только по соглашению сторон», - сказал Зайцев «РИА Новости».

По мнению бывшего футболиста «Локомотива» Дмитрия Сенникова, у Кокорина больше шансов вернуться в футбол, чем у Мамаева.
«Шесть месяцев — это для футбола очень много. Шансы у Кокорина выше, несмотря на травму, на его стороне возраст — он еще молодой парень и все возможно. С Мамаевым сложнее… Набрать ту же форму, вернуться к своим кондициям. Для этого надо будет приложить слишком много усилий. Они же почти не двигаются. Все футболисты знают, после месячного отпуска необходимо еще два, чтобы вернуться в сезон. А тут шесть месяцев. Сложно.

Не остался в стороне от сегодняшнего решения суд и спартаковский ветеран Валерий Рейнгольд.

«Решение суда продлить арест Кокорина и Мамаева абсолютно невменяемое, самый настоящий дурдом! В этом не проглядывается никакого правосудия, все делается по звонку. Происходящее сейчас вокруг футболистов – это юридический беспредел! — заслуженный мастер спорта был категоричен.

— Кокорин и Мамаев – маньяки, которых искали долгое время, что ли? Убийцы? Хватит уже. Я их абсолютно не защищаю, но они должны понести законное наказание: условный срок и приличный денежный штраф».

Эксклюзивный комментарий «Чемпионату» дал бывший голкипер московского «Спартака» и «Краснодара» Андрей Дикань, игравший вместе с Мамаевым.

«Дело Кокорина и Мамаева искусственно затягивают. Их уже наказали, хватит. По-моему, это слишком суровое наказание. Я лично знаю Пашу с лучшей стороны, о Саше слышал много хорошего как о человеке и спортсмене, — рассказал Дикань.

— Каково им будет возвращаться в футбол после полугода в СИЗО, если их освободят через два месяца? Они сильные ребята, так что смогут вернуться. Они соскучатся по футболу. Набрать физическую форму не столь сложно».

Своим мнением о ситуации с Кокориным и Мамаевым поделился и знаменитый тренер Игорь Гамула.

«Не понимаю, что творится в деле Кокорина и Мамаева. Продление ареста — это что-то заказное. Люди уже и поняли, и извинились, и письма написали, и готовы залог внести. Наверное, игроков решили помучить до конца, а после шести месяцев в СИЗО их выпустят, — рассказал Гамула «Чемпионату».

Даже после такого периода без футбола они нормально смогут вернуться. Это будет как после тяжелой травмы, но футбол быстро приведет в чувство. У Кокорина ведь недавно были «кресты», тут будет то же самое».

«Годами эти ребята защищали честь своей страны, честь флага и прославляли русский народ на мировых аренах. Оступились, нарушили закон и понесли наказание как мужчины. Это, наверное, первый случай, когда за нанесение легкого вреда здоровью человека сажают в тюрьму и держат уже полгода, хотя ребята признали частично свою вину. Их реакция была такая неправильная не просто так, а на грубое оскорбление! И сегодня арест ребят опять продлили до 8 апреля. Все, кто за этим стоит, и все, кто радуется этому, — пусть Всевышний не простит вам этого никогда! Слезы матерей ребят! Они на вашей совести!» — написал в своем инстаграме друг Кокорина Алан Чочиев.

«Не хотим ли мы попросить для них большего времени в спортзале? Лучше бы они на свободе находились, чем в этом спортзале. Они сейчас зря тратят свои молодые годы на бессмысленное времяпрепровождение, ожидая, когда потерпевшие изволят ознакомиться с делом, а следствие его завершит. В общении с семьёй никаких препятствий нет, есть соответствующее разрешение», — это тоже слова Игоря Бушманова.

Ну и, конечно, нельзя не сказать о главном аргументе следствия, почему Кокорины, Мамаев и Протасовицкий должны остаться под арестом: «На свободе они могут продолжить заниматься преступной деятельностью». Стабильность.

Еще одна интересная фраза от Приливко.

«Слушайте, вы где живете-то? Чего спрашиваете?»
— в ответ на вопрос о том, насколько был ожидаем вердикт о продлении ареста.

Со «Спорт-Экспрессом» поделилась своими впечатлениями от заседания суда недавно взявшаяся за дело адвокат Александра Протасовицкого, друга Кокориных и Мамаева, Татьяна Приливко. Юрист ответила на вопрос, почему судья постоянно перебивала ее во время выступления.

«Я ее укусила, а ей не понравилось. Она сидит, называется – дело слушает, а сама в телефончик играет, причем все это отражается на экране, — рассказала защитница.

— Это нормально, когда судья слушает процесс и развлекается в мобильном телефоне? Я считаю, что нет».

Высказался Бушманов и о пресловутом возможном футбольном матче в СИЗО:

«Ситуация с футбольным матчем в СИЗО пока неизвестная, но, возможно, этот матч когда-нибудь и состоится. Желательно, чтобы он состоялся, когда Павел будет на свободе. Сейчас Мамаев занимается спортом по мере возможности. Проблем для его посещения не создаётся на данный момент. Он имеет условия для сохранения физической формы, но она недостаточна для профессионального спортсмена».

Лаконичный, но очень острый комментарий бросила, садясь в машину, адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова.

«Мы не комментируем правовой нигилизм», — заявила защитница футболиста «Зенита».

«Если бы ознакомление с делом началось своевременно, примерно в начале этого года, то все давно было бы завершено. Прокуратура бы уже имела возможность проверить обоснованность привлечения обвиняемых по этому делу, проверить правильность квалификации и решения на данной стадии, — продолжение выступления Бушманова перед СМИ.
— Мамаев не жалуется, а про Кокорина вы все сами слышали, у него есть определенные проблемы со здоровьем. Мы собираемся обжаловать данное решение и добиваться скорейшего завершения процесса и получить доступ к материалам для прокуратуры. Думаю, что в течение двух-трех недель процедура завершится».

«Нам предоставили материалы для ознакомления только 30 января, спустя 30 дней после завершения расследования. Поэтому все это было искусственно создано, чтобы создать какие-то предпосылки и основания для заявления данного ходатайства, которое, к сожалению, было поддержано судом. Наши доводы – вполне разумные и обоснованные – были отклонены и не учтены при постановлении», — рассказал журналистам по выходу из здания суда адвокат Мамаева Игорь Бушманов.

«Вы знаете, даже эти стены, питание, да и вообще вся эта атмосфера не очень способствуют подготовке профессионального спортсмена. Если бы он вышел сегодня, то на все про все, на реабилитацию ему бы потребовалось около месяца. А так, думаю, больше, — продолжил бывший врач «Спартака» Юрий Васильков.

— Может ли Кокорин завершить из-за травмы карьеру? Я бы этого не хотел. Надежда всегда умирает последней. Рано или поздно, мы увидим его на поле, если конечно его не посадят на 10 лет».

Сразу после оглашения решения суда Александр Кокорин и Павел Мамаев хором сказали: «Спасибо». Также полузащитник «Краснодара» успел обратиться к родственникам. «Все нормальн», — произнес Павел.

Бывший врач московского «Спартака» и сборной России Юрий Васильков рассказал, чем длительное заключение в СИЗО грозит колену Александра Кокорина, которое было прооперировано в марте 2018 года из-за разрыва крестообразной связки.

«Все знают, что Кокорин оказался там по собственной инициативе. Сам он, наверное, уже жалеет и бьется головой о стену. Что касается колена, то мы его не видим, мы не знаем, в каком оно состоянии. Плюс еще и тюремные стены, которые не способствуют реабилитации. Если мы хотим рано или поздно увидеть Кокорина на поле, то туда надо реабилитолога. Это если смотреть на горизонт», — цитирует врача Sport24.

Подруга Аланы Мамаевой сообщила, что сын футболиста Алекс из-за переживаний начал заикаться и плохо спать. «Ждет отца», — подытожила женщина.

Семья Кокориных покинула здание суда, отказавшись давать какие-либо комментарии.

Известный болельщик «Зенита» Михаил Боярский отреагировал на продление заключения футболистов с юмором.

«Кокорину и Мамаеву продлили арест? Это нормально. Лучше весной выходить, чем в такую холодную погоду, теплее будет. А если серьезно — мне уже все равно. Но Сергей Богданович Семак, видимо, на него еще рассчитывает. Посмотрим, как он преобразится по весне, если выйдет», — заявил артист.

Граффити с изображением Михаила Боярского на Крестовском острове
.

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов уверяет, что все-таки надеялся на то, что его клиента могут отпустить, и заявил, что арест был продлен на основе «голословных обвинений».

«Надежда была. Хотели, чтобы суд услышал и принял законное обоснованное решение. Но нас не всегда слышат или делают вид, что не слышат. Разумных доводов было много для отклонения ходатайства и выбора альтернативной меры содержания.

Со стороны обвинения были только голословные умозаключения, которые ничем не были подтверждены.

Апелляцию подадим. Будем обжаловать решение. Будет ли это эффектно — вопрос к суду. Мы свои обязанности выполним в полном объеме».

Адвокат Кирилла Кокорина Вячеслав Барик заявил, что даже не рассчитывал на положительный результат.

«Не было надежды у нас. Должен рассуждать как юрист, а с точки зрения права это не надежда, а необходимость. Ребят не должны были брать под стражу. А раз уж взяли, давно должны были отпустить. Это законное требование. Но будет ли реализовано оно?

Не сказал бы, что вступал в перепалку с судьей. На дело это не повлияло. Апелляцию обязательно подадим», — приводит слова адвоката Sport24.

Кирилл Кокорин
РИА Новости

Поэт Анатолий Маченков, который посетил сегодняшнее заседание, принес с собой стихи про футболистов и поддержал их после оглашения вердикта, передает корреспондент «Чемпионат.com».
После того, как суд объявил, что арест обоих футболистов было решено продлить ещё на два месяца, пожилой поэт зачитал им свои стихи. Кокорин и Мамаев хором сказали ему «Спасибо».

Полностью текст стихов выглядит следующим образом:

«Футболистов унизили и оскорбили
они по-мужски
честь и достоинство
свое и друзей защитили!
Спасибо за внимание
Озвучил я сказание
О достоинстве и чести
О зависти и мести

Кокорину Александру, Кириллу
Земляку Павлу Мамаеву
Александру Протасовицкому
Здоровья, терпенья,
На футбольное поле, домой
Возвращенья!»

Кирилл Кокорин отреагировал на решение судьи смехом. Александр жестами показал супруге, чтобы она вытерла слезы.

Постановление суда сторона защиты может обжаловать в течение трех суток.

Мать Кокориных заплакала в зале суда.

Мамаев и Кокорин в унисон сказали: «Спасибо».

«Ходатайство следователя подлежит удовлетворению, продлить меру пресечения в виде ареста Мамаеву и Кокорину до 8 апреля», — сказала судья Ольга Затомская.

Все! Суд удовлетворил ходатайство следствия. Арест братьев Кокориных, Мамаева и Протасовицкого продлен до 8 апреля.

Судья начала тихо читать решение, плохо ее слышно.

Суд возвращается и готов вынести приговор.

Продолжаем ждать решение суда. В прошлый раз вердикт был вынесен гораздо быстрее.

C громким заявлением выступил и юрист Назар Назаров.

«Я пришел со стороны родственников Павла Мамаева. Алана не смогла явиться по семейным обстоятельствам.
Она очень надеется, что сегодня он сможет вернуться в семью. Она неоднократно высказывалась, что Павел в первую очередь любящий отец. Я четко знаю, о чем она говорит.

Продление будет. Павел чувствует себя позитивно, но это не говорит о том, что он не раскаивается. Уверен, это видно. Защита все правильно сказала. Они давно были готовы возместить все потери. Ребята уже покаялись. Если мы говорим о том, что из надо ещё продержать, то урок они свой уже усвоили. Мотивы в ходатайстве абстрактны. Контрастнее надо спрашивать, куда они скрываться собираются, зачем? Они пришли с повинной, в чём проблема? У нас столько преступников, которые бегают, и их поймать не могут. А они пришли, признались, а их еще упаковали на несколько месяцев в СИЗО», — сказал Назаров.

Мамаев попросил маму Кокорина не плакать: «Тетя Света, как вы? Ну перестаньте плакать, пожалуйста! Держитесь».

Адвокат Кокорина, Татьяна Стукалова ушла на перерыв со словами: «Это все цирк для журналистов, у них решение вбито в компьютере».

Кирилл прокричал маме: «Мамань, не плачь». Ребята остались в зале, все остальные вышли в коридор.

Суд удалился для принятия решение. В ближайшее время будет объявлено либо о продлении ареста, либо об изменении меры пресечения. Ждем.

В зал заседания вернулась Валитова.

«Ваша честь, хотел бы сказать, по поводу того, что уеду за гранцу — я полтора года назад сдал ЕГЭ, а меня выставляют уголовником, который людей убивают. Как такое можно говорить? Чем это доказано, какие свидетели об этом говорят, как такое можно в ходатайстве писать?» — заявил Кирилл Кокорин.

Рассмотрение апелляции на арест Кирилла Кокорина в Московском городском суде, 19 октября 2018 года
Владимир Астапкович/РИА "Новости"

Валитова опять выбежала из зала сада, у нее случился очередной приступ кашля.

Следствие выступает против изменении меры пресечения. «По изложенным причинам считаем это невозможным». Прокурор поддержал.

Барик продолжает: «Про цинизм и жестокость – ничего в материалах не говорит о его опасности и жесткости. Случайно возникшая ссора не говорит о том, что дальше нужно ходить и ругаться со всеми. Тем более, эти слова ничем не подтверждены, это просто мнение следствия. Он не планирует никуда уезжать, сдал паспорт, живет с родителями.

Логичным будет освободить Кирилла из под стражей, он это может сделать дома».

«В материалах, озвученных вами, свидетель сообщает, что слышала нецензурное оскорбление на букву «Е…» — то есть какие они? Они «Е….», после которых началась драка. В ходатайстве отказали, хотели протокол опроса свидетеля приобщить, который бы подтвердил, что к хулигнатсву Кирилл не причастен, так ккак если есть оскорбления, то это уже не хулиганство. Одного ходатайства следователя, получается, достаточно, чтобы люди сидели в тюрьме? Я не понимаю, что ещё можно использовать, если нам отказывают в ходатайствах. Ну ладно…», — сказала Барик.

Судья сделала выговор адвокату Протасовицкого. Она так прокомментировала речь Барика: «Вы вообще думаете, что говорите? Проявите хоть немного этики и уважения!».

Барик перебил судью, которая отклонила ходатайство защиты.

«У моего подзащитного нет никакого ресурса, чтоб давить на следствие – ни финансового, ни интеллектуального, при всем уважении», — продолжил Барик.

Кокорин-младший улыбается, а его брат в это время читает книгу Стига Ларссона «Девушка с татуировкой дракона» в мягкой обложке.

Барик не видит логики в том, чтобы его подзащитный оставался под стражей. Он заявил, что теряет веру в силу закона.

«Не вижу логики и оснований в том, чтобы мой подзащитный оставался под стражей. Считаю, что следствие пользуется ситуаций, чтобы мой подзащитный отбыл наказание. Использовать невозможность высказываться по поводу обвинения очень удобно. Теряю веру в силу закона!», — сказал Барик.

Выступает адвокат Кирилла Кокорина Барик. «Спасибо, коллеги», – начал с этого своем выступление защитник. Кирилл уже смееется.

Она заявила, что получает угрозы от следствия.

Адвокат Протасовицкого считает характер дела «звоночным». Также он рассказал о трех«б», которые существуют в этом деле: «Бессовестно, безапелляционно, бесстыдно».

В данный момент выступает адвокат Протасовицкого.

Ромашов также напомнил судье, что у его подзащитного есть травма, от которой он пытается восстановиться.
«Суду оглашены сведения о состоянии здоровья моего подзащитного, понимаю, что они не входят в перечень заболеваний, с которым нельзя находиться в СИЗО, но статья 10 ч 3 говорит о том, что содержание под стражей не может быть в условиях, угрожающих его жизни и здоровью.

В заключении медиков написано, что если в СИЗО будут продолжаться эти процедуры, то мой подзащитный станет инвалидом, с заменой коленного сустав на искусственный. Прошу суд это учесть, здесь человек может стать инвалидом, а обвиняется в нанесении легкого вреда здоровью», — сказал Ромашов.

Мамаев высказался о сегодняшнем заседании Тверского суда Москвы, а также заявил, что новостей по поводу возможного матча в СИЗО с его участием нет.

«Ожидания от предстоящего судебного слушания? На всё воля Божья. Что касается матча в СИЗО, новостей по этому поводу нет», — приводят слова Мамаева «Известия».

Между тем Кокорин-старший поделился мыслями о публикации своего письма одному из болельщиков.
«Я отвечаю всем. Жаль бросать переписку из-за того, что кто-то публикует мои письма. Друг по спортивной школе присылает передачи, не только родственники. Еще передачу получил от Вячеслава Малафеева. Он раньше выступал за «Зенит», сейчас занимает должность в структуре клуба», — цитируют Кокорина «Известия».

Александр Кокорин
РИА Новости

После слов Ромашова судья сказала, что защитники ведут себя неэтично:

«Защитники, вы ведете себя неэтично! Хватит пререкаться», — сказала судья.

Ромашов считает довод о возможном исчезновении Кокорина после изменения меры пресечения являются бездоказательным.
«Довод о том, что Кокорин может скрыться, бездоказателен. Мой подзащитный отдал заграничный паспорт, а следователям также стоит учесть тот факт, что Кокорин добровольно явился в следственный орган. Это указывает, что люди явились добровольно, не опасаясь, что их возьмут под стражу. Люди не побоялись и пришли.

Второй аргумент о том, что продолжит заниматься преступной деятельностью. Ни одного доказательства этому нет. Обычно говорят, что человек раньше привлекался как-то, но и этого тут нет.

Следующий довод, о том, что он окажет давление на свидетеля. Обычно это подтверждается заявлениями от свидетелей, что им поступают угрозы, но этого не происходило. Он может воспрепятствовать производству уголовного дела? Это ничем не доказано, тем более следствие доказало, все сейчас знакомятся с материалами дела, как он этому может помешать?» — сказал Ромашов.

На этом Ромашова судья останавливает. Мол, он говорит не по делу.

Адвокат Андрей Ромашов заявил, что Кокорин не попал Паку стулом по голове.

«Не услышал главного, почему объем следственным мероприятий нельзя выполнить, не находясь в СИЗО. Никакого удара стулом по голове не было!» — сказал Ромашов.

Бушманов считает, что право обвиняемых на своевременное ознакомление с материалами дела нарушено.

«Доводы защиты наглядно подтверждают, что сведений, препятствующих ознакомлению с материалами дела потерпевшими, не было, они могли бы завершить это уже давно. Двое смогли только 11 и 17 января, только в течении одного дня, а третий — с 22 по 29 января. Мы ознакомились с материалами, там были видеоматериалы. Право обвиняемых на своевременное ознакомление с материалами дела нарушено — 35 дней, а какие были препятствия непонятно. Следствие исправляет собственные процессуальные ошибки, три раза перепроверяло обвинение. Какие-то доводы о том, что он может скрыться и продолжать преступную деятельность — это голословно», — сказал Бушманов.

Мать Кокорина и его младшего брата Кирилла, который также является фигурантом дела, в очередной раз предложила внести за Александра залог в размере 10 млн рублей, удостоверив суд, что на ее счету находится необходимая сумма. При этом имя Кирилла в этом предложении упомянуто не было.

Сторона Мамаева предлагает залог в 6 миллионов рублей.

Бушманов требует у суда, чтобы Мамаеву дали воссоединиться с семьей. Он хочет, чтобы его клиенту изменили меру пресечения.

«Дайте Мамаеву воссоединиться с семьей и продолжить профессиональную деятельность. Ему нужно избрать другую меру пресечения», — сказал Бушманов.

Кстати, удивительное рядом. На этот раз все ходатайства адвокатов удовлетворили.

Бушманов считает доводы следователя необоснованными.

«Доводы следователя необоснованные, они повторяют доводы предыдущего ходатайства о продлении срока. Следователь указывает о том, что необходимы процедуры, которые уже указывались до этого. Нужно критически отнестись к голословной позиции следователя и принять во внимание неоднократные факты волокиты, допущенные в ходе и расследования, и в ознакомлении с материалами дела», — сказал адвокат.

Судья спросила Мамаева, что он думает о продлении срока. Но в этот разговор вмешался адвокат Бушманов. Он выступает с ходатайством относительно волокиты.

Ранее Валитова разразилась сильным кашлем и на минуту выскочила из зала суда. Глаза у нее на мокром месте, но держится.

Вячеслав Барик, адвокат Кирилла Кокорина, выступил с требованием изменения меры пресечения своему подзащитному.
«В последующем будем требовать изменить Кириллу Кокорину меру пресечения на домашний арест. Поэтому прошу приобщить копию выписки из ЕГРН о наличии квартиры и банковских средств на счету матери», — передает слова Барика Sport24.

Вот как сейчас выглядит Мамаев. В отличие от братьев Кокориных он явно не успел побриться.

РИА Новости

Мамаев все-таки решил тоже сесть. Судья продолжает что-то читать.

Мамаев с Кокориным сейчас общаются между собой и уже не слушают судью.

Теперь все четверо — братья Кокорины, Протасовицкий и Мамаев что-то тихо, но активно обсуждают.

Мамаев по большой части стоит на ногах, остальные — сидят.

Судья продолжает зачитывать, в чем обвиняют братьев Кокориных и Мамаева. Ничего нового.

Кокорина-старшего держит в руках какой-то лист бумаги.

Братья Кокорины постоянно говорят друг с другом.

В этот раз среди присутствующих на заседании не видно Аланы Мамаевой. Очень странно.

Отметим, что перед самым началом супруга Кокорина — Дарья Валитова расплакалась.

Представитель обвинения рассказала, почему им необходимо продлить арест футболистов.
«Необходимо продлить им арест для того, чтобы всех ознакомить с материалами дела, для составления обвинительного заключения. Однако следственные мероприятия закончены. Возражения по нарушениям мы приняли во внимании. Следственные действия окончены, идут процессуальные моменты», — сказал следователь.

Мамаев с Кокориным постоянно перешептываются. Но о чем они говорят, не слышно.

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов попросил приобщить к делу несколько документов.
«Прошу приобщить к материалам ходатайства копию заявления прокурора о нарушении законодательства, постановление защитника на волокиту в уголовном деле, а также отсутствующих в материалах дела характеристики с места жительства и показаний одного свидетеля», — сказал Бушманов.

Между тем Затомская залипла в бумагах.

Адвокат Кокорина Ромашов попросил приобщить к делу дополнительные материалы, в том числе справку о наличии на счету мамы Кокорина 10 млн рублей, справки из РФС и «Зенита» о том, что Кокорин перенес тяжелую травму и ему нужна реабилитация.

Судья очень тихо говорит на заседании. Кокорин просит ее включить микрофон.

Судья Затомская спрашивает мнение всех сторон: разрешить ли фото и видеосъемку и трансляцию для медиа. Кокорин и Мамаев, адвокаты были не против этого. Но судья отказала.

Заседание началось буквально только что, с 20-минутным опозданием.

Группа поддержки нападающего «Зенита» Александра Кокорина и его младшего брата Кирилла прибыла к зданию Тверского суда в Москве.

По словам двух молодых людей, Александр и Кирилл пребывают в нормальном настроении, однако не очень верят в позитивный итог суда. При этом эти ребята не поддерживают Мамаева.

Адвокат Андрей Князев считает, что Кокорин и Мамаев зря не признают свою вину полностью.

«Если нет никаких новых обстоятельств, вроде изменения в состоянии здоровья или признания вины, то, скорее всего, арест будет продлен. Самое оптимистичное, что мы завтра можем ожидать, – суд предложит залог или подписку о невыезде, но это маловероятно.

Вполне возможно, это будет показательная порка. Их позиция – «я не я», «они сами виноваты», «меня обозвали петухом, я за это дал в рыло» — ущербна. Если бы они признали вину, дать срок было бы гораздо сложнее, чем в этой ситуации. Не знаю, почему они идут по такому сценарию», — цитирует юриста «Чемпионат.com».

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, 2018 год
kokorin9/instagram.com

Решать судьбу Кокорина и Мамаева будет судья Ольга Затомская, которая приобрела известность в 2011 году, когда ее часто назначали на слушания по поводу участников протестов и митингов оппозиции. По ее приговору под арест отправлялись, например, Навальный и Яшин.

Кокорин почитывает на заднем плане книжку, не проявляя особого интереса к происходящему.

Александр Кокорин
РИА Новости

Обвиняемых провели в зал суда и посадили за стекло. На переднем плане стоят и созерцают присутствующих Мамаев (изрядно заросший щетиной) с Протасовицким. Братья Кокорины сидят позади, скрывая лица за капюшонами.

Павел Мамаев и Александр Протасовицкий
СЭ

Второй адвокат Кокорина Андрей Ромашов согласен с защитником Мамаева и чуть не утверждает, что они бессильны.

«Не жду ничего позитивного от заседания, поскольку опыт предыдущих заседаний показал, что суд не воспринимает никакие разумные аргументы, кроме предоставляемых в бездоказательной форме следствием. Есть два сценария завтра: либо продлят заключение под стражей на два месяца, либо изменят ее на домашний арест или на залог.

За прошедшие два месяца произошли события, которые должны повлиять на решение. Во-первых, у Кокорина обострилось заболевание колена, которое было прооперировано в марте 2018 года. Оно не получает курса реабилитации и полноценной нагрузки, поэтому идет регресс, возврат к исходной точке. Это очень плохо.

Как констатируют врачи из трех ведомств, возможна инвалидность и замена коленного сустава на искусственный. Я говорю о несоразмерности содеянного и наказания».

Футболист Александр Кокорин на заседании Тверского районного суда Москвы, 5 декабря 2018 года
Алексей Куденко/РИА "Новости"

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов надеется на освобождение своего клиента из-под стражи, однако признает, что шансы на это невелики.

«Следствие уже второй раз обращается в суд за продлением срока по простому делу и просит продлить содержание под стражей на максимально возможный период. Его доводы остаются абсолютно надуманными и голословными, а волокита с этим делом была признана прокуратурой. Если бы следствие вовремя предоставило нам материалы дела, то производство по нему было бы завершено.

Рассчитываем, что суд более тщательно проверит все доводы, даст более обоснованную оценку доводам всех сторон. Любая иная меры пресечения, кроме содержания в СИЗО, будет встречена нами положительно, чтобы у Павла была возможность находиться с семьей.

Кредит доверия, который суд давал следствию, уже исчерпан, поэтому нужно реагировать на нарушения, в том числе прав на длительное ограничение свободы. Надеюсь, что завтра что-то изменится, но, учитывая современные реалии и специфику этого дела, верится в это мало», — цитирует юриста «Чемпионат.com».

Футболист Павел Мамаев на заседании Тверского районного суда Москвы, 5 декабря 2018 года
Владимир Астапкович/РИА "Новости"

Из-за наличия тяжкого обвинения — в хулиганстве — следствие имеет право требовать содержания футболистов под стражей до 12 месяцев. Единственная зацепка для игроков в данном случае — это то, что, начиная с шестого месяца, надо будет дополнительно доказывать, что расследование дела действительно является настолько сложным, что закончить его раньше не представляется возможным.

Пресс-служба МВД РФ/РИА "Новости"

Адвокат Кокорина Татьяна Стукалова накануне заседания напоминала о том, что нападающий «Зенита» все еще не оправился от разрыва крестообразной связки колена и нуждается в длительной реабилитации, которую невозможно провести в СИЗО. По словам юриста, дальнейшее пребывание под арестом может повлечь инвалидность.

Стукалова также считает, что следователи намеренно затягивают изучение дела, и поэтому в СИЗО якобы создают видимость медицинского ухода за Кокориным, чтобы не было вопросов по его пребыванию в заключении.

«После нашего разговора пришел врач СИЗО-2 и повел Александра делать рентген колена. Даже интересно, что может показать рентген, если у пациента нет перелома.

Мне представляется, что идет «медицинская» подготовка обеспечения продления срока содержания под стражей. В результате которой суду предъявят справку, что проведенным рентгеном ничего не выявлено.

Так создается видимость проведения проверки доводов защиты об ухудшении состояния здоровья Кокорина Александра», — предположила Стукалова.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Сегодня была у Александра. Настроение, в общем и целом, хорошее. Но стала постоянно беспокоить ноющая боль в колене, которое было прооперировано в марте 2018 года. То есть появились признаки отсутствия восстановительной программы. После нашего разговора пришел врач СИЗО-2 и повел Александра делать рентген колена. Даже интересно, что может показать рентген, если у пациента нет перелома. Мне представляется, что идет «медицинская» подготовка обеспечения продления срока содержания под стражей. В результате которой суду предъявят справку, что проведенным рентгеном ничего не выявлено. Так создается видимость проведения проверки доводов защиты об ухудшении состояния здоровья Кокорина Александра. Возникает вопрос, почему к Кокорину Александру не допускают специалистов по профилю имеющейся у него травмы, а проверку состояния здоровья проводит специалист СИЗО, который и назначает рентген, не имея других возможностей ни для диагностики, ни для лечения Кокорина. Ему необходимо в день заниматься коленом не менее 5 часов согласно надлежащей программе реабилитации. А возможности СИЗО многократно ограничены и позволяют проводить занятия только 1-2 часа в день, не каждый день, без специальных снарядов и препаратов. Удержание под стражей Кокорина 4 месяца с точки зрения соразмерности наказания содеянному с последствиями причинения потерпевшему легкого вреда здоровью отвечает принципу возмездности современного правоприменения. Дальнейшее содержание его под стражей повлечет расстройство здоровья с нарастающим итогом, которое приобретет необратимый характер, и произойдет несоразмерная содеянному кара. @kokorin9 @kokorin7 #кокорин #свободукокорину #сашамыстобой #братьякокорины #закокорина #сашамыстобой #к9 #стукалова #регионсервис

Публикация от Татьяна Стукалова (@stukalova_official)

В здание суда вошла супруга Кокорина Дарья Валитова.

Обвиняемых привезли в здание суда на автозаке. Согласно расписанию, заседание должно начаться в 12:00. Все пройдет в одном зале. Первым в списке обозначен Кирилл Кокорин, затем Павел Мамаев, Александр Кокорин и Александр Протасовицкий.

Накануне заседания в прессе было опубликовано открытое письмо Кокорина, в котором тот раскаялся в содеянном, но подчеркнул, что атаковал людей в ответ на оскорбления.
«Здравствуйте! Я, Александр Кокорин, хочу принести извинения своим болельщикам, ребятам из команды и тренерскому штабу. За то, что подвел их и не могу помогать своим участием в тренировочном процессе и соревнованиях. Как спортсмен и человек публичный я не должен был так поступать, извиняюсь, не сдержался.

Признаю, что моя реакция на оскорбления меня, моего брата и остальных присутствующих была чрезмерной, но после конфликта я публично извинился и готов загладить причиненный вред.

Урок я полностью усвоил, тюрьма этому способствует, очень хотелось бы выйти на волю, активно заняться спортом и все свободное время посвятить своей семье. Огромное спасибо за поддержку, она всегда для меня важна как в изоляторе, так и на свободе.

Ваш Саша», — приводит текст письма «РИА Новости».

Александр Кокорин
РИА Новости

Напомним, футболистам предъявлены обвинения по статьям «Хулиганство» и «Побои». 8 октября 2018 года Кокорин с его младший братом Кириллом, Мамаев и их общий друг Александр Протасовицкий приняли участие в двух потасовках в центре Москвы. От компании досталось чиновнику Минпромторга Денису Паку, генеральному директору научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института (НАМИ) Сергею Гайсину, а также водителю ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталию Соловчуку.

Футболист Павел Мамаев на заседании Тверского районного суда Москвы, 5 декабря 2018 года
Владимир Астапкович/РИА "Новости"

Срок ареста истекает 8 февраля, и следствие просит продлить его на два месяца — до 8 апреля, поскольку еще не закончены все необходимые для расследования процедуры.

Футболист ФК "Зенит" Александр Кокорин и футболист ФК "Краснодар" Павла Мамаева на экранах мониторов во время видеоконференции в Московском городском суде, 19 октября 2018 года
РИА "Новости"

Доброе утро, уважаемые читатели «Газеты.Ru». Вашему вниманию представляется текстовая онлайн-трансляция очередного заседания в Тверском суде Москвы, на котором рассматривается ходатайство о продлении срока ареста нападающего «Зенита» Александра Кокорина и полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева, которые находятся в Бутырском следственном изоляторе.

Александр Кокорин и Павел Мамаев
РИА Новости