Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Вся страна удар видела!» Новый суд над Кокориным и Мамаевым

Суд изучил видеоматериалы по делу Кокорина и Мамаева

16 апреля в Пресненском суде Москвы проходило очередное заседание по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева. «Газета.Ru» вела текстовую онлайн-трансляцию.

А мы на этом завершаем нашу онлайн-трансляцию! Оставайтесь на «Газете.Ru»!

А в 13.00 пройдет шестое слушание дела в Пресненском суде.

Стоит отметить, что 17 апреля на 9.00 по московскому времени назначено начало слушание в Мосгорсуде по апелляции защиты подсудимых на выбор меры пресечения. Обжаловаться будет решение от 3 апреля на предварительных слушаниях дела, на которых Пресненский суд продлил срок ареста до 25 сентября.

Защитник прав футболиста продолжает.
«Два мужчины, которые зашли в помещение вместе с Паком? Эти люди сразу ушли, но сел за стол один. Кто с ним зашел – неизвестно, свидетелями по делу они не являются. Можно предполагать кто это, но к делу это отношение не имеет. Пак сидел один минут 15, мог перейти в другую часть кафе, если ему ребята доставляли какие-то неудобства.
Пак утверждает, что удар был в голову, что у него было сотрясение. Когда Гайсин и Пак явятся в суд? Сейчас доказательства предоставляет сторона обвинения, не знаю, когда он придет в суд. Они ведь даже не полностью видеозапись предоставляют, а только фрагменты, которые выгодны стороне обвинения. Когда доказательства будут предоставлять сторона защиты, то мы будет обращать на это внимание. Обвинитель видит одно, защита – другое, если все посмотрят, думаю, мнения разойдутся, все-таки там все происходит за долю секунды. Мы хотели привлечь специалиста, исследовать записи, но в этом ходатайстве нам отказали. Записей на руках у нас нет, хотя это позволило бы все исследовать, провести тщательный анализ – куда пришёлся удар, почему рука у Мамаева поднялась…Что касается идентификации голосов на видео, то ее не проводили», — заявляет Бушманов.

Адвокат Мамаева также рассказал об итогах суда.
«Видео есть много, например, по эпизоду с Соловчуком — видео с камер от клуба, где отчетливо виден удар, резкое движение Соловчука. То же самое с видео у кафе, там другой ракурс. Есть ли вероятность, что эти видео увидит общественность? Для этого надо написать заявление, дескать: «мы, зрители, хотим все видеть». Суд должен обеспечить трансляцию присутствующим в зале, чтобы всем все было видно. Когда мы будем представлять доказательства, то постараемся, чтобы все их увидели. Сегодняшнее видео? Безусловно, будем просить сделать так, чтобы и его все посмотрели», — отмечает Игорь Бушманов.

Мать Кокориных высказалась по сегодняшнему нелегкому дню:
«Мы бы с удовольствием отнеслись к тому, если бы все в зале суда посмотрели это видео. Там нет никакого хулиганства, ребята были настроены по-доброму и по-хорошему. Мы бы вообще хотели, чтобы видео было в открытом доступе, чтобы каждый мог на это посмотреть. Они все там смеялись, улыбались, никаких агрессивных действий и сговора не было. После оскорблений со стороны Пака был удар стулом, это все, больше ничего такого.

Считаю, что прокурор говорила про действия, которые ребята вообще не совершали. Мужчины, которые на видео пришли с Паком? Прокурор знает кто это, но боится говорить», — приводит слова женщины «Чемпионат.com».

На такой оживленной ноте заседание заканчивается! Завтра в 13.00 оно продолжится, а пока ждем комментариев главных лиц заседания.

Споры идут даже на тему, лежит ли рука Кокорина на плече Пака — абсурдности ситуации добавляет то, что обсуждаются слабо относящиеся к самой сути детали. Дальше разговор заходит о стуле и агрессии, передает «Чемпионат.com».
Мамаев: «А мы при чем?».
Адвокат: «Пак лихо стоит руки в боки, не похож на человека с травмой головы».
Кокорин: «Обращаю внимание, что все стулья целы, спинка стула не висит».
Прокурор: «Свидетель говорил, что она на одном болте держалась».

Мамаев: «Никакой агрессии уже нет, проходим спокойно мимо Гайсина и Пака».
Адвокат: «Руки к сердцу приложили, мол, никто не виноват».
Прокурор: «Пак в шоке».

На моменте удара стулом становится по-настоящему жарко...
Адвокат: «Вижу, что Пак резко закрыл компьютер. Готов к бою, наверное».
Прокурор: «Вся страна видела, что удар в голову».
Адвокат: «Вся страна уже другое говорит — почему так долго держат».

Мамаев: «Прошу обратить внимание, что я на протяжение последних минут спокойно говорю с Паком и не принимаю противоправных действий. Уже три минуты спокойно рядом с Паком стою!»
Прокурор: «Кокорин-старший четко бьет Пака, затем Мамаев четко бьет Гайсина».
Адвокат: «Смотрите, как лихо стоит Пак! Руки в боки! И это после черепно-мозговой травмы!»
Адвокат: «Самурай!»
Кирилл Кокорин: «Заметьте, что ни одна спинка ни одного стула не висит. Все цело».

Дальше — дискуссия на тему того, что сказал Пак сидящим за соседним столом.
Прокурор: «Видно, что нет агрессии».
Стукалова: «Откуда вы знаете, что он говорит?»
Прокурор: «Видно, что без агрессии».

Доходит до конфликта с чиновником — страсти в зале суда накаляются.
Прокурор: «Идет Кокорин-старший, берет стул, ударяет Пака по голове».
Адвокат: «Где по голове?»
Прокурор: «Вся страна видела!»

Продолжаются споры о том, что делала Бобкова на коленях у Александра. Один из адвокатов тщетно пытается донести, зачем вообще смотреть эти фрагменты и их обсуждать.

Прокурор: «Вот и Бобкова кладет ноги на стол».
Адвокат: «В Германии это вообще принято».
Прокурор: «Я не видела».

Обсуждается и поведение девушек.
Прокурор: «На Мамаева легла девушка, Бобкова садится на Кокорина».
Адвокаты: «Нет никакой имитации полового акта: голову на коленки положила».
Прокурор: «А что она делает это головой вы не видите?»
Адвокат: «У Кокорина нога на ногу, это препятствие».

Идет просмотр записей из «Кофемании». Идут споры о том, видно ли спиртное на столе, и какой палец — большой или средний — показывает на видео Кокорин.

«Слушай, сосредоточься и скажи, с какого *** ты говорил, что мы петухи. Лично тебе что мы сделали. Какого *** ты говоришь, что мы петухи? Вот просто вопрос. Какого ***. ..... Я клянусь матерью, тебя никто не тронет. Да тебя никто не трогает. Скажи по факту. Почему человек, который живет в Питере, петух? ..... Я поклялся. Просто по факту. Почему. Почему ты говоришь, что петух. Это мой брат. У тебя есть дети, ***. Ты что *******? Ты вообще понимаешь, что такое «петух»?» — слышатся слова на видео.

На видео Соловчука ведут к машине. Видны Протасовицкий, Кокорин-младший и Мамаев. А также свидетели Григорян и Куропаткин. Протасовицкий наносит ему удар в область лица. Второй удар от Протасовицкого. Девушка хватает Протасовицкого, обнимает его», — цитирует прокурора «СЭ».

Просмотрели видео. Адвокаты и прокурор спорят о действиях подсудимых и потерпевшего: был толчок или все-таки удар со стороны Соловчука?
Адвокаты: «Мамаев весь съежился, голова отлетела».
Прокурор: «Они удары наносят Соловчуку».
Адвокат: «У нее глаза не как у нас?»
Судья: «Глаза государственного обвинителя не являются предметом судебного разбирательства».

Решили проблему с помощью телевизора — все зрители посмотреть не смогу, но судья увидит. Вскрыли запечатанный конверт с флешкой и заветной записью с регистратора машины Соловчука.

После того, как Кустова отпустили, прокурор заявил ходатайство о начале просмотра видео. Адвокаты были против — предлагали посмотреть утром.
Подсудимые: «Мы не торопимся».
Адвокаты: «Надо смотреть на свежую голову».

В итоге видео не поставили, так как нет соответствующей техники. Видео даже хотели показать на ноутбуке сначала потерпевшим, потом адвокатам, потом прокурору, потом судье, что вновь вызвало недовольство стороны защиты: «Давайте еще на планшетах. Какой цели вы хотите достигнуть? Прогнать видео или найти доказательства». Суду даже прерваться пришло дабы понять, что делать с записью.

Свидетель дальше заверяет, что как не слышал никаких требований от подсудимых к водителю, так и не видел нанесения ударов. Повреждений на машине он не заметил — водитель на машине уехал в сторону Садового кольца.

После к Кустову подошел Кокорин с объяснениями, на что охранник посоветовал Александру поехать спать. Мамаев же спрашивал, есть ли видео.

«Съемка ведется, но доступа к ней нет, она удаленно идет», — был ответ Павлу. Затем подъехало такси и свидетель уехал — подсудимые в тот момент оставались у клуба.

«Мерседес» стоял рядом вместе с тем самым такси, — продолжает Кустов. — Пока переодевался после смены и заполнял бумаги, вышел на улицу и увидел, как потерпевший о чем-то говорит с подсудимыми, потом садится в машину и уезжает. Потерпевший выглядел побитым, разговаривал с подсудимыми перед машиной, у капота. Рядом с ним стоял, кажется, Павел. Говорили о чем-то, не слышно. Водитель головой кивает. Никакой агрессии никто не проявляет. К машине они подошли все вместе, они шли рядом с водителем. У водителя была кровь на лице. Возможно, из носа».

Появляется новый свидетель, также охранник стриптиз-клуба Кустов Андрей, который рассказал о работе коллеги:

«Была компания: девчонки, мальчишки. В зал он заходит, если там беспорядки. В ту ночь беспорядков не было. Подсудимые ушли утром, после 6. Вышли, спросили, есть ли трезвый водитель. Он вышел вместе с ними найти такси. Договорился с таксистом, чтобы он перегнал машину ребятам. Они в это время стояли и дурачились.

Дальше он ушел».

Охранник «Эгоиста» сетует на то, что в помещении душно и с трудом вспоминает, с кем работал ту смену.

На сверке показаний свидетель говорит: «Когда они догнали его, я зашел в клуб».
Судья шутит: «На самом интересном месте. Извините, неуместная шутка. А почему не вмешивались?».

На что ужчина отвечает: «Потому что у нас указание не вмешиваться в происходящее на улице, мы охраняем помещение».

Адвокаты братьев Кокориных сразу возвращаются к Козлову, где путаница в показаниях разных этапов расследования становится еще больше.
— Вы видели, чтобы Александр нанес хотя бы один удар?
— Нет.
— На сколько процентов протокол состоит из того, что вы видели на видео, а сколько процентов из того, что вы видели своими глазами?
— Не могу сказать.
— В протоколе несколько раз упоминается слово «агрессивный». Вы его произносили?
— Нет.

Очень странный диалог происходит на суде. Пересмотр происходит: в допросе много деталей, фамилий и указания, что пытались побить Соловчука, сбили с ног и пытались нанести удары. По виду это было похоже на избиение человека.

Свидетель: «Мне следователь показывал видео и говорил «вот же кровь, видишь, ты куда смотришь». Я говорил своими словами. Следователь, кажется, неправильно записывал. А я не все прочитал верно».

Спрашивают про фамилии в протоколе, на что свидетель говорит, что «ему называли их. И спрашивали: Видишь?».

Прокурор говорит о противоречиях: «На допросе у следователя свидетель рассказывал об избиении Соловчука, а теперь это все забыл. Также говорил, что подсудимые были агрессивно настроены».
Обвинитель просит зачитать протокол допроса в полном объеме — ходатайство удовлетворено судьей.

«Одеты ребята были в шапки петух, мы так в детстве называли. Кроссовки белые, балахоны. Все в белых кроссовках? Точно не помню уже. Водитель начал бычить — дерзко вел себя, они его нормально спрашивали, а он: «А чо, а чо, ничо» . Водитель ударил или оттолкнул — я точно не видел, от Кокорина каких-то конкретных слов не слышал», — свидетель максимально аккуратен в показаниях и как таковых подробностей в ситуацию не вносит.

Свидетель видели конфликт с самого начала: «Я сидел в машине. А, нет. Уже не сидел. Они стояли все уже. Кучками. И как раз в этот момент начались крики «за что, почему». Слово, из-за которого началась ссора — петух. Спрашивали, за что он назвал их петухами. Водитель ответил: «Извините, я больше не буду» (передразнивает). Мне показалось, что водитель толкнул первым... Мамаева. Дальше был кипиш! Вокруг машины, вокруг меня! Побежали водитель, Мамаев и парень в белой кофте, молодой».

«Подсудимые вроде у моего коллеги спрашивали о такси. Вопрос о том, ведется ли видеозапись места происшествия, мне не задавали», — продолжается дача показаний.

Дальше Козлов рассказывает, как давал показания следователю. «Он меня допрашивал три раза». Читал ли свои показания вместе с адвокатом? Да. Следователь давление не оказывал. Он путается, просит почитать прошлые показания, потому что не помнит подробностей.
«Конфликт получился спонтанным. Бегали, игрались, развлекались. А в какой-то момент «фигак с какого-то фига он начал бычить». Имеется в виду как раз водитель, который и обозвал спортсменов.

«Как понял, что человек – водитель «Мерседеса»? Да я не помню, как-то понял. Вы мне мои показания почитайте, я все вспомню. Парни кричат: «Почему, зачем оскорблять, за что». Не помню, кто так сказал, Кокорин, Мамаев – они автоматически в голове всплывают», — продолжает свидетель. Он стоял в двух метрах от компании. Подумал, что водитель «Мерседеса» оттолкнул или ударил кого-то из них. Не видел, как Мамаев хватал потерпевшего и как бил его, но зато видел, как Соловчук убегал в сторону Белорусского вокзала.

Перерыв закончился. Свидетель Козлов Сергей Анатольевич рассказывает, что работает охранником восемь лет в клубе «Эгоист».
Подсудимые 8 октября «пришли под утро, часа в 4. Все четверо. Одной компанией приехали, расходились по-разному. До этого видел кого-то из подсудимых пару раз».

Пауза длится дольше запланированного срока. Напомним, что последнее заседание завершилось в 18:00, сегодня, с наибольшей вероятностью, суд продлится дольше.

Стоит отметить, что на сегодня изучение материалов уголовного дела завершилось. Нас ждет допрос свидетеля по фамилии Козлов — это охранник из клуба «Эгоист»... Пока не заканчивается перерыв.

Сообщается, что продлится этот перерыв полчаса, но, возможно, возобновится заседание и позже.

Пауза в судебном заседании пока.

Адвокат Ромашов продолжает «кусаться» с прокурором.

«Протоколы, в которых описано содержание видео с избиением Соловчука, сформированы следствием. Так как в них не отражены противоправные действия Соловчука, будем заявлять ходатайства».

Кокорин после допроса свидетельницы сказал ей: «Привет маме!» Чувство юмора ребятам не изменяет, конечно.

Еще зачитали экспертизу травм Сергея Гайсина. У него были диагностированы поверхностные повреждения, многократные швы на губе и ушиб мягких тканей кисти руки.

Информация о материалах дела:
«Повреждений на карте памяти из видеорегистратора не обнаружено, а это значит, что потерпевший Соловчук её самостоятельно не изымал», — рассказала прокурор.

Адвокат Ромашов нашел противоречия в показаниях! Раньше Домбровская не рассказывала про обращение к себе, мол, «тетя, чего ты смотришь». Свидетельница сказала, что тогда, видимо, забыла, а теперь вспомнила. «Видимо, под влиянием государственного обвинителя», — саркастично подытожил адвокат. На этом со вторым на сегодня свидетелем все.

Интересно, что свидетелем по делу Домбровская стала после того, как рассказала о происшествии на телевидении!

«Мама позвонила на телевидение и сказала, что я была свидетелем. Мне позвонили и взяли интервью, которое ушло в телевизионный эфир. Потом позвонил корреспондент и попросил дать интервью на видео, а потом позвонил еще раз и сказал, что мои контакты ищет следователь», — рассказала Екатерина в суде.

Теперь Домбровскую допрашивают адвокаты. Она рассказала, что не видела, кто конкретно выражался нецензурно, но при этом отметила, что вряд ли это было в сторону других посетителей. Мысли о преступниках из 90-х к ней пришли из-за документальных фильмов про те годы.

Тут свои пять копеек вставила прокурор: «Бандитский Петербург, например».

Домбровская рассказывает, что такое поведение в данном кафе видела впервые, и это вызвало у нее диссонанс — никак подобного не ожидала в заведении в столь престижном районе. Про суету во время конфликта:

«Слышала, что бились тарелки — чашки и стаканы бьются с другим звуком. Еще была какая-то возня. Помню, что официанты начали быстро передвигаться. Кто-то кому-то из официантов что-то яростно выговаривал. Мы ушли, уже никого не было. Я так понимаю, что их вывели через чёрный вход, потому что мы сидели недалеко от главного входа».

«Пересесть я решила, потому что ощущала, что добром такое общение может не закончиться. Кто-то из них вскользь бросил: «Тетя, мол, что ты сюда смотришь». Лучше я уйду, подумала, — мало ли что!» — вот уже и конкретика. Кроме того свидетельница показал, что девушки из этой компании совершали непристойные движения. Правда, здесь без конкретных показаний.

Мамаева Домбровская назвала «растатуированным товарищем» — собственно, так она его и запомнила. Но запомнила внешне, какой-то конкретики про поведение Павла пока нет в показаниях. Общие слова про всю компанию.

О поведении компании:
«Вели себя не очень прилично. Громко разговаривали на все кафе. Несмотря на то, что играла музыка, мы их слышали даже в противоположном конце зала. Ну и девушка вела себя неправильно для публичного места. Как показалось, производила непристойные жесты. Я читала книгу, но иногда на них посматривала. Потом узнала, что это футболисты. Сначала казалось, что это ребята из каких-то неформальных организаций, как будто из 90-х».

«Где-то в районе половины девятого утра я зашла в кафе, у меня была назначена встреча с подругой. Села на то самое место, где мы договорились встретиться, а напротив меня располагалась эта компания, — рассказывает свидетельница.

— Они довольно шумно себя вели. Я читала книгу, пила кофе — подумала, что ничего страшного. Но потом поняла, что поговорить с подругой не сможем, поэтому решила пересесть. Когда мы собирались уходить из кафе, услышали какие-то звуки, а потом — как ребят выводили через запасной выход».

Теперь допрашивают свидетельницу Екатерину Домбровскую, которая в тот день была посетительницей «Кофемании» и ни с кем из участников конфликта не была знакома.

Прокурор видит «существенные противоречия в показаниях»! Ходатайствует о необходимости зачитывания предыдущего протокола.

Адвокаты протестуют, так как свидетелю на допросе сначала показывали видео. Судья удовлетворяет ходатайство частично. Только про стул будут читать.

Мамаев задал вопрос о том, видел ли свидетель компанию после тех событий.

«В тот момент. Вечером смотрел «Зенит» — «Краснодар», а тут вы. Удивился, как вы быстро так там оказались», — ответ.

При этом сотрудник «Кофемании» не видел, что Мамаев делал в момент конфликта.

Стул фигурирует под грифом «участник конфликта».

Свидетель рассказал, что узнал Кокорина и Мамаева, так как «чуть-чуть следит за футболом».

«Громко разговаривали, смеялись. Для этого времени суток и дня недели было очень шумно», — охарактеризовал он поведение компании. Также сказал, что в зале почти никого не было.

Так, интересное про стул. Видимо, тот самый:

«Через какое-то время менеджер дала мне стул, который, по ее словам, был участником конфликта, и попросила его отремонтировать. У него была вырвана спинка — висела на одном саморезе из четырех. Следов никаких на нём не было, он просто был поврежден. На следующий день или после обеда в этот же день приходил сотрудник полиции и просил показать ему этот стул. Они его изъяли».

После этого идет диалог с прокурором о том, как в «Кофемании» эксплуатируют стулья. Ничего особенно интересное. Все стулья одинаковые, у них со временем расшатываются ножки и спинки, наш свидетель их ремонтирует.

Прокурор задает вопрос, была ли компания пьяной. Свидетель отмечает, что он не может дать экспертного заключения, но полагает, что да.

«У нас в кафе редко бывает, когда кто-то себя так по утрам ведет. Я наблюдал, как люди в солидной одежде разговаривали на повышенных тонах. Не видел, снимал ли кто-то это все на телефон. Полицию вызывал кто-то из нашего персонала — вроде менеджер, — рассказывает свидетель.

— Требовал ли кто-то из посетителей вызвать полицию сказать не могу. Видел, как девушка в красной кофточке плеснула что-то в человека, который сидел в стороне. Не понимаю, зачем она это сделала. Он ей сказал: «Ты что, не понимаешь, что я вообще тут не при чем?! Сижу, кушаю!». Она, видимо, попутала».

Пока все показания вполне стандартные:

«Увидел этих молодых людей, когда пошел менять сгоревшие лампочки. Они сидели, отдыхали — больше ничего такого не помню. Они сидели напротив барной стойки, чуть правее. Там рядом есть запасной выход на улицу. Сколько их было в компании я не считал — примерно человек десять. Я сделал свое дело и ушел в подвальное помещение».

Детали конфликта свидетель узнал от пошедшего наверх охранника, после чего по его просьбе вернулся наверх и следил, чтобы никто не портил имущество кафе.

«В углу были два посетителя, они с ними выясняли отношения. Потом еще с кем-то пытались выяснить отношения… Девушка передо мной начала смахивать тарелки на пол, я сделал ей замечание. Видимо, ей так захотелось. Она мне грубо ответила, я не стал дальше провоцировать ее на какие-то действия» — это все нам знакомо по предыдущим заседаниям.

Первым допрашивают работника «Кофемании». Видимо, он следит за процессом, потому что сразу попросил судью зачитать свои показания, так как «не помнит, что говорил следователям». Судья отказала, так как «на данном этапе это невозможно».

Холодно в зале суда, а журналистов отправили смотреть трансляцию в специальную комнату, так как все места заняли родственники подсудимых.

Начинается заседание! Зал забит под завязку.

Пока так и не началось заседание, ждем, когда все действующие лица соберутся.

Еще ни разу слушания не начинались в заявленное время. Не произошло этого и сегодня, но вроде бы должно стартовать заседание уже вот-вот.

В то же время знаменитые российские футболисты продолжают организовывать митинг в поддержку Кокорина с Мамаевым. Хедлайнерами выступают полузащитники московского «Локомотива» братья Миранчуки и Дмитрий Тарасов.

Кокорина с Мамаевым привезли в суд.

Напомним, что завтра в Мосгорсуде в 9.00 утра состоится рассмотрение апелляции адвокатов Кокориных, Мамаева и Протасовицкого по поводу продления ареста четверке до 25 сентября, а уже в полдень начнется новое слушание в Пресненском суде — напряженный график у действующих лиц, конечно.

Вскоре должны вызвать в суд потерпевших в драке в «Кофемании» на Никитской Дениса Пака и Сергея Гайсина. Правда, точная дата вызова еще неизвестна. Вероятно, на этой неделе, но вряд ли сегодня.

Пока разбирательства двигаются крайне медленно. Всего в процессе заявлены 45 свидетелей, но допросили за неделю только восемь. Такими темпами до 25 сентября, когда закончится нынешний срок ареста подсудимых, не управятся...

Еще сильнее недовольны адвокаты подсудимых. Общую мысль выразил защитник Александра Кокорина Андрей Ромашов.

«В ходе заседаний выясняется, что допросы всех свидетелей проходили в результате демонстрации следователем видеоизображения. Какие именно видео им показывали, без протокола не ясно, там это вопреки закону не указано. В суде же они дают показания из личных ощущений. Отсюда и расхождения. Предусмотрена ли ответственность? Свидетели не врали, их просто ввели в заблуждение», — цитирует юриста Sport24.

Далеко не всеми свидетельскими показаниями была довольна и прокурор Светлана Тарасова, которая замечала расхождения в показаниях у почти всех свидетелей по сравнению со сказанным ими следователям ранее. И официанту из «Кофемании» даже пригрозила уголовной ответственностью разок! В общем, процесс у нас, как и ожидалось, жаркий.

Соловчук произвел очень неоднозначное впечатление. Впрочем, такое было и до процесса. По словам свидетеля, избившую его компанию он ни изначально, ни потом не оскорблял, и вообще вел себя предельно корректно. Возможно, так и было, но с чего тогда молодые люди решили, что их назвали «петухами»?

Кроме того, водитель не смог точно вспомнить, кто ему что кричал и говорил, потому что «было много народу вокруг», но отчетливо помнит, кто его куда бил, несмотря на то что уже лежал на асфальте в крови и со сломанным носом. Это странно.

Ну и адвокаты и сами подсудимые несколько раз поймали водителя на том, что он путался в показаниях. Как все это повлияет на дело? Посмотрим.

Процесс стартовал на прошлой неделе. За нее успели зачитать обвинительное заключение 18-ти следователей, которые работали по делу о двух драках в центре Москвы на протяжении полугода и написали 25 томов. Но основной частью заседаний были опросы свидетелей. Выступал в том числе и водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталий Соловчук, который проходит как потерпевший в первой драке.

Начало заседания запланировано на 12.00 по московскому времени, но вовремя обычно не начинают. Кто-нибудь да опоздает.

16 апреля в Пресненском суде Москвы состоится очередное заседание суда по делу, в котором в качестве подсудимых фигурируют футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, а также Кирилл Кокорин и Александр Протасовицкий. «Газета.Ru» будет следит за развитием событий в режиме онлайн.