Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Фото сфабриковано»: что не так со снимками Кокорина

Суд перенес слушания по делу Кокорина и Мамаева на 25 апреля

Пресненский суд Москвы провел десятое заседание по делу об участии в драках в центре столицы футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева. В ходе слушания были зачитаны протоколы очевидцев, а также проведена экспертиза фотографий с места происшествия. «Газета.Ru» вела текстовую онлайн-трансляцию суда.

А мы на этом завершаем нашу текстовую трансляцию. Оставайтесь на «Газете.Ru»!

Ромашов также отметил, что решение держать Кокорина под стражей выглядит крайне непонятным.
«Стукалова зачитала все благодарственные письма Александра. Мы не понимаем, почему такого человека надо содержать под стражей. Это нас серьезно возмущает.

Завтра в СИЗО приедут двое врачей из «Зенита». Их встретят местные врачи. С учетом ситуации будут вместе назначать процесс рассмотрения. Это ходатайство «Зенита», это их инициатива. Мы просто ее поддерживали», — сказал адвокат.

«По согласованию мы закончили в семь. Весь процесс работали до десяти вечера. Пока не буду это характеризовать, но если потребуется — буду.
Прокурор отказалась опрашивать оставшихся 12 свидетелей. Суд отмалчивается. Но, извините меня, значит в этих показания есть сведения, которые реабилитируют наших подзащитных. И прокурор отказывается их предъявлять. А это четверть доказательств. Если прокурор отказывается от этого, до должен и от обвинения отказаться. Посмотрите, мы уже сами пытаемся предоставить свидетелей суду. Что это такое?», — продолжил адвокат.

Андрей Ромашов уже прокомментировал прошедшее заседание суда.

«Все дело с юридической точки зрения расследовалось вопреки закону. 18 следователей давали поручения 10 оперуполномоченным. Еще и в адрес ненадлежащих лиц. Эти указания не могли давать. Так же можно было давать показания на деревню дедушке. Мы считаем, что это беззаконие. Причем вопиющее.

Если на голове у Пака нет следов, то нет и сотрясения. Но мы не говорим о претерпевших и их судьбе. Мы говорим о квалификации», — цитирует представителя защиты «Чемпионат.com».

Следующее слушание состоится 25 апреля в 12:00 по московскому времени.

На этом все, заседание суда по делу Кокорина и Мамаева окончено.

Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания Пресненского районного суда Москвы, 3 апреля 2019 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

Защита настаивает на множественных нарушениях в предоставлении улик и их интерпретации.

Как передает Sport24, судья отклонила ходатайство — все составлено в нормах УПК. Достоверность же будет оцениваться при вынесении решения.

Вячеслав Барик не обошел стороной и сотрудников МВД. представитель защиты обвинил их в превышениях полномочий.

Игорь Бушманов уверен, что следователь должен был сам фиксировать происходящее на фото. Если ему требовалась помощь, лупа например, он должен был обратиться к соответствующему специалисту.
Прокурор не оставляет реплику адвоката без внимания: «Я как будто участвую в «Очевидном и невероятном», только тут у нас решаются судьбы людей. Защита пытается интерпретировать доказательства в их сторону, что не очень получается. Протокол будет оценен мной в прениях, как и видеозаписи. Здесь не может быть никаких сомнений с учетом очевидности событий. Протокол составлен в соответствии с УПК».

Также Барик указал на несостыковки в отношении своего подзащитного.

«Очень сильно хотели обвинить Кирилла Кокорина и не заметили, что он делает мах одной рукой, а в материалах — удар другой. Кроме того, в фотоматериалах отсутствует момент, где Кирилл лежит на полу, то есть не отражено ударное воздействие Соловчука. Он первым подсудимого коснулся, когда Кирилл улетел».

Алана и Павел Мамаевы снова перешептываются... И даже смеются.

А вот и шикарная фраза в исполнении адвокат Барика: «На видео четко видно, что Александр Кокорин убирал стул назад. При этом под фотоснимком написано, что он пытается нанести удар повторно. Очевидно, что это не так. Он что, забодать его хотел?»

Стукалова на основании вышеизложенного ходатайствует изъять из доказательств данную фототаблицу, Ромашов ее поддерживает, передает «СЭ». Он также настаивает, что данные документы сфальсифицированы.

Адвокат продолжает: «Куропаткин сидит на коленях у Кокорина», на снимке он пытается сесть. «Кокорины, Куропаткин, Григорян и Протасовицкий показывают приемы борьбы и ударной техники» — на снимках этого нет. Они либо сидят на местах, либо стоят обнявшись, либо стоят. «Кокорин наносит удар стулом Паку», на снимках либо нет стула, либо видны лишь ножки. «Кокорин вновь пытается замахнуться стулом, Пак пытается увернуться», однако на снимке изображение размыто и замаха стулом совсем не видно.

Также Стукалова заявила ходатайство о процессуальных нарушениях при проведении раскадровки при участии вчерашнего свидетеля, оперуполномоченного Сизова.
Адвокат уверена, что фотографии были сфабрикованы.
«Содержание фото не соответствует описаниям действий на них, так как они были сфабрикованы для незаконного обвинения. «Бобкова лижет руку Кокорина» или «Бобкова сидит на Кокорине и обхватывает ногами Кокорина за спину». Однако на указанных фотоснимках ничего из этого не происходит».

Адвокат Стукалова просит заметить, что очень много писем от людей с упоминанием диагнозов, которые они не хотели бы предавать огласке. Но все отмечают еще такую «особенность Александра — он никогда не афишировал свою благотворительность, хотя до последнего дня делал очень многое для этих людей».

Помимо этого, приводятся слова матери Ермаковой: «Кокорин является попечителем реабилитации нашей дочери на протяжении 5 лет от последствий онкологии. Он оплатил лечение и реабилитацию в Германии стоимостью 2 млн».

Зачитавается письмо Ирины Даричевой, матери троих детей, которым Кокорин передал игрушки и организовал праздник.

Благотворительный фонд «Надежда на завтра» сообщает о том, что игрок «Зенита» входит в попечительский совет и помогает с 2014 года строить футбольные и детские игровые площадки, оказывает помощь с деньгами. «Все это характеризует Александра как ответственного и добросовестного человека и гражданина».

Адвокат Стукалова начинает зачитывать благодарности. Здесь и теплые слова от директоров детских домов за внимание и заботу к детям, и искренние воспоминания о сотрудничестве с Александром детской футбольной лиги.

Возобновляется заседание — подсудимых заводят обратно в зал суда.

Продолжается обед. Громкий околофутбольный процесс может затянуться...

Обеденный перерыв объявлен — удаляются отдохнуть участники заседания. Письма будут зачитаны позже.

Адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова просит огласить благодарственные письма в адрес футболиста, поступившие ей на почту, чтобы затем приобщить их к материалам дела. Далее Sport24 приводит диалог сторон процесса:
Прокурор: «Я безусловно не против, но я не знаю, кем конкретно написаны эти письма. У меня нет уверенности, что это не было сделано заинтересованными лицами. Пусть пригласят в суд этих лиц для индентификации. В остальном я не возражаю».
Адвокат отвечает: «Не вижу в этом проблемы. Дайте нам время и мы всех этих людей пригласим в суд».
Судья: «Можете приглашать, но я ваше ходатайство удовлетворяю».

«Большая раскадровка — были описаны жесты. Экспертиза подтвердила, что Пак во множественном числе употребил матерное слово, ставшее причиной конфликта», — слова эксперта по сурдопереводу.

Павел Мамаев пытается что-то обсудить с супругой Аланой — беседу прерывает замечание от судебного пристава.

«В конце полета стула потерпевший если и получил удар, то по руке или лицу. Удара по мозговому черепу, как и сотрясения, быть не может. Потерпевший не упал, у него не было рвоты и головокружения», — утверждает один из экспертов.
Прокурор, в свою очередь, настаивает, что Пака ударили по голове, тогда как адвокаты уверены, что ступ задел плечо.

Независимый эксперт тем временем приходит к заключению, что нельзя ответить на вопрос, имел ли место контакт стула с головой Пака.

Также неясно, имел ли стул контакт с иными частями тела пострадавшего.

Так женщина по фамилии Ермакова рассказывала, как Александр помог ее ребенку с лечением в Германии, закупив много дорогостоящих лекарств. Женщина утверждает, что Кокорин спас ребенку жизнь.

В суде решили зачитать и обращения неравнодушных граждан, которые выступили в поддержку подсудимых. Некоторые из них вспомнили про то, как Александр Кокорин помогал им материально в трудные минуты.

Уже и у публики нервы не выдерживают. Во время зачитывания данных Соловчука из зала прозвучали гневные крики о том, если ли у него разрешение на работу. Судья в ярости призывает к порядку, но не стали удалять нарушителя со слушания.

Честно говоря, очень нудно. Судебная волокита, что поделать. Не только веселые допросы.

Допрос свидетелей сегодня не ожидается. Как написал представитель суда, «вроде никто не пришел».

Юрист предполагает, что потерпевшим навязывали прошения провести медицинскую экспертизу без них — якобы заявления составлены на одинаковых бланках и практически идентичны.

Потерпевшие после инцидентов отказались от прохождения медицинской экспертизы. По мнению адвоката Прилипко, это говорит о том, что никаких повреждений у них никогда и не было.

Кроме того, сообщается, что следователь отказался проводить допросы с использованием полиграфа, поскольку не нашел для этого оснований.

«То есть люди просят проверить показания на полиграфе, но следователь отказывает. Хотя в каждом допросе свидетелей следователь уточняет, готовы ли они пройти полиграф», — поясняет Ромашов.

Стало известно, что в ходе следствия защита подавала заявление об отводе следователя, однако было отказано. Интересно.

Защита Кокорина представляет те же характеристики, что были зачитаны на прошедших заседаниях. Это нужно для того, чтобы документы были зафиксированы на данном заседании.

«Общество «Зенит» ходатайствует об изменении меры пресечения. Деяния, которые ему инкриминируются, осуждаем и считаем их постыдными, однако это поведение не является для Кокорина характерным. Клуб полагает возможным и целесообразным изменить меру пресечения на любую иной не связанную с лишением свободы. Со своей стороны клуб будет содействовать по исполнению всех обязательств перед судом», — говорится в обращении начальника ГСУ в суд 14 октября.

Защита Кокорина просит заменить СИЗО на любую другую меру пресечения, которая не связана с лишением свободы.

«Он не просто спонсирует, но и тратит личное время на общение с детьми. Это не просто благотворительность. Кокорин все это делает от души», — говорит Ромашов.

Как тут не заплакать...

После того, как прозвучали все регалии Кокорина, его мама в зале суда расплакалась. Адвокат футболиста дала ей жестами понять, что нужно успокоиться.

Тяжелая артиллерия пошла — зачитываю спортивные достижения Кокорина-старшего. Суд должен знать, сколько он провел матчей за сборную и когда забил первый мяч.

Ромашов нашел ошибку в справке о состоянии Кокорина. Документ от 19 ноября. По версии адвоката, даты не сходятся.

Из «Бутырки» на Кокорина-старшего отправили (23 ноября прошлого года) положительную характеристику. Режим не нарушал, бежать не пытался — это самое главное.
«Во время содержания в СИЗО нарушений режима содержания не было, взысканий не имеет. Конфликтных ситуация не создает. Во время собеседования ведет себя спокойно. Отвечает на вопросы по существу. На профилактическом учете лиц, склонным к эксцессам, не состоит. Жалоб на условия содержания не высказывает», — гласит документ.

Защита Кокорина документами об установлении отцовства подтверждает, что ребенок Валитовой — их общий. Таким образом адвокат дает понять, что гражданская супруга футболиста вынуждена самостоятельно заботиться о маленьком сыне.

Ромашов сообщает, что Кокорин-старший не состоит на учете в ни наркологическом, ни психоневрологическом диспансерах, ни на военном. Представили также справку из Хорошевского районного отдела полиции, согласно которой никаких компрометирующих данных на футболиста тоже нет. Кроме того, по данным из ТСЖ, соседи на Кокорина не жалуются.

Освидетельствование Кокорина-старшего, проведенное 15 октября, не показал наличие в его организме следов наркотического и любого другого опьянения.

В ответ на запрос врач «Зенита» предупредил, что неоказание помощи может довести Кокорина до инвалидности:

«Отсутствие возможности правильного восстановления коленного сустава может привести к прогрессированию артроза коленного сустава, с последующей инвалидизацией».

Адвокат остановился на любопытных строчках. Психолог полагает, что участие Кокорина в драках могло быть вызвано состоянием аффекта.

«Возможно, был аффект. Кокорин тренировался долгое время без выходных. Тот день был его первым выходным», — гласит запись.

А это уже интересно. Ромашов зачитывает адвокатский запрос на предоставление Кокорину врача, он адресован президенту «Зенита» Сергею Фурсенко (документ от 3 декабря прошлого года) и написан спортивным психологом:
«Игрок отличается повышенной чувствительностью нервной системы, способностью эмоционально выкладываться в течение ограниченного времени, после чего возможны потеря самообладания, перепады в эмоциональном состоянии И самооценке. По моему предположению, в течение нескольких месяцев игрок находился в состоянии хронического напряжения, связанного с необходимостью восстановления после травмы, которая поставила под угрозу спортивную карьеру и вынудила пропустить чемпионат мира. <…> На фоне уже имеющегося напряжения игрок подвергся волнению перед матчем, утомлению после выездного матча, нарушению сна. Вышеуказанные обстоятельства могли способствовать снижению психологической устойчивости и самоуправляемости, что вызвало приступ спортивной агрессии».

Пока другие адвокаты изучают доказательства, Ромашов продолжает терзать публику зачитыванием поручений. В самом дебюте заседания пытается усыпить бдительность судьи и прокурора.

Адвокат Кокорина объясняет цель зачитывания поручений. По его словам, дело футболистов рассматривал весь отдел.

«Я поясню, почему мы так долго и нудно описываем все эти поручения. То есть, мало того, что следствие вел практически целый отдел – 18 человек, так, кроме того, они вели дело силами оперативных сотрудников, что является абсолютно незаконным», — заметил Ромашов.

Ромашов, зачитывая поручения следователя (информация об отеле, посетителях компании и другие мелочи), предполагает, что следователь ищет иные преступления.

Правозащитник Кокорина зачитывает поручение следствия. И здесь не обошлось без нареканий.

«Обращаю внимание, что следователь призывает сотрудников уголовного розыска провести оперативно-розыскные действия по своему усмотрению. Этому препятствует УПК РФ. Деятельность этих органов должен направлять следователь», — говорит Ромашов.

Адвокат Ромашов заявляется, что защита Кокорина готова огласить свои материалы:

«Защита Кокорина готова предоставить материалы дела, а также заявить пару ходатайств по поводу этого безобразия»
.

Адвокат Барик сообщает, что одна из свидетельниц готова выйти на связь с судом. Однако произойдет это не раньше четверга:

«Сегодня общался с одной из свидетельниц. Она сказала, что во Владивостоке. И готова выйти на связь по ВКС. При этом она сказала, что прокурору она сообщала о готовности. Если в четверг в 12 начнем, то у нас получится с ней связаться».

Практически все заняли свои места. Скоро начинаем — и почти без опоздания!

Подсудимые заняли свои места в зале.

Прения по делу Захарченко перенесли на 15 мая. По словам адвоката Барика, которые приводит Sport24, к этому моменту Кокорину и Мамаеву уже вынесут приговор.

Все действующие лица, что удивительно, пришли вовремя. Однако все равно начало заседание откладывается из-за бюрократической волокиты по делу Захарченко.

Алана Мамаева, жена Павла Мамаева, также не оставила супруга без поддержки. Даже не опоздала на заседание. Кстати говоря, вместе с ней не пустили в зал суд знакомого полузащитника «быков». Как сообщает «Чемпионат.com», мужчина забыл с собой паспорт.

В зале суда сегодня можно было столкнуться со скандально известным полковником Захарченко. Заседание по его делу было назначено на 14.00, однако адвокат бывшего военного не смог приехать, из-за чего на это время назначили слушание по Кокорину и Мамаеву. Процедура по Захарченко (формальная) заняла лишь несколько минут.

Адвокаты подсудимых (только Бушманов задерживается), а также супруга Кокорина Дарья Валитова — на месте.

Подсудимые уже привыкли к ежедневным заседаниям, но завтра, 24 апреля, его не будет. Зато к Кокорину в «Бутырку» наконец придут врачи спасать колено.

Как передает «СЭ», интерес к заседанию заметно иссякает. Около здания суда уже нет огромных групп журналистов, а родственники подсудимых не спешат на заседание. Справедливости ради, может начаться оно и после 14.00 из-за постоянных задержек. Так или иначе, но братья Кокорины, Мамаев и Протасовицкий уже на месте — их привезли на суд за три часа до начала слушания.

Напомним, что вчера, 22 апреля, вчера также проводилось заседание. Суд удовлетворил ходатайство о допуске клубных врачей «Зенита» в СИЗО «Бутырка», чтобы те смогли осмотреть больное колено Кокорина-старшего, который полгода назад, когда оказался под стражей, еще не закончил процесс реабилитации после разрыва крестообразной связки.

Сегодняшнее заседание Пресненского суда станет по счету уже десятым — юбилейным. Кроме того, слушание будет полностью посвящено защите подсудимых. Защитой будут представлены доказательства невиновности футболистов.

Начало слушания запланировано на 14.00 мск.

Здравствуйте, уважаемые читатели «Газеты.Ru»! Пресненский суд Москвы продолжает расследование дела об участии футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева в драках в центре столицы. Мы ведет текстовую онлайн-трансляцию очередного заседания.