Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Приговор близок: что ждет Кокорина и Мамаева

Колония или свобода: что ждет Кокорина и Мамаева

Пресненский суд Москвы провел очередное заседание по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, обвиняемых в организации драк в центре столицы. По итогам слушания адвокаты выступили в прениях, а прокурор запросил для подсудимых реальные сроки.

6 мая в Пресненском суде Москвы состоялось очередное заседание по делу об участии в драках в центре столицы нападающего петербургского «Зенита» Александра Кокорина, его младшего брата Кирилла, полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева и четвертого фигуранта дела Александра Протасовицкого. Напомним, что все четверо обвиняются в избиении главы Минпромторга Дениса Пака, гендиректора НАМИ Сергея Гайсина, а также Виталия Соловчука, водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой. Братья Кокорины, а также Мамаев с Протасовицким с 11 октября прошлого года находятся под стражей в Бутырском следственном изоляторе Москвы. Согласно вердикта от 3 апреля, все подсудимые будут заключены в СИЗО до 25 сентября.

За этот период суд должен рассмотреть все материалы дела, после чего будет вынесен окончательный приговор. Как перед началом заседания отметила адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова, это может произойти уже 8 мая.

«С 6 мая будет представлять доказательства защита Протасовицкого и младшего Кокорина. С этого же дня уйдем в прения, а 8 мая может состояться приговор. Статья 213 (часть 2 — о хулиганстве в составе группы лиц), как считаю, в деле не подтвердилась. Никаких подтверждений, что Александр бил водителя Соловчука, нет», — цитирует юриста РИА «Новости».

В начале заседания слово было дано адвокатам подсудимых, которые озвучили свою позицию по поводу произошедших инцидентов, а также прикрепили к делу характеристики в отношении своих подзащитных. Особый интерес вызвало описание от руководства «Краснодара», которое намерено расторгнуть контракт с Павлом Мамаевым.

«Мамаев работает в должности спортсмена-профессионала. За время действия договора нарушений не было. Справляется с надлежащими обязанностями. Подчиняется распоряжениям генерального директора и главного тренера. Правила внутреннего распорядка соблюдает. Трудности в общении не испытывает. За время работы показал себя в качестве квалифицированного сотрудника», — цитирует «Спорт-Экспресс» слова генерального директора «быков» Владимира Хашига.

Выступил перед судом и отец Александра Протасовицкого, который прибыл на заседание по желанию адвоката подсудимого Татьяны Прилипко. Родственник Протасовицкого назвал своего сына «добрым и любвеобильным», подчеркнув, что тот не заслуживает тюремного срока. К слову, Протасовицкий, как и Александр Кокорин с Мамаевым, ранее был футболистом, проведя свою карьеру в академии «Спартака» и «Зените-2». Однако из-за тяжелой травмы был вынужден рано завершить карьеру.

Повышенное внимание было вызвано фигуре прокурора Светлане Тарасовой. От гособвинителя ожидали меру наказания, которую, по мнению следствия, заслуживают подсудимые.

Так, прокурор потребовала изолировать подсудимых от общества, назначив им реальные сроки. Александру и Кириллу Кокориным гособвинитель запросила год и шесть месяцев года колонии общего режима. Павлу Мамаеву и Александру Протасовицкому — год и пять месяцев колонии общего режима.

«Они обвиняются в том, что на выходе из ночного клуба подошли к Соловчуку и проступили к избиению, нанеся многочисленные удары. Вследствие чего Соловчук был госпитализирован в Боткинскую больницу. Его фактически избивали. Сразу после этого они отправились в кафе. Там подсудимые стали сознательно совершать действия, выходящие за рамки приличия поведения в приличных местах. Далее подсудимые, используя как предлог корректное обращение Пака, из хулиганских побуждений беспричинно нанесли не менее трех ударов в область головы Паку. Далее они нанесли не менее двух ударов в область головы Гайсину. Они причинили телесные повреждения Гайсину», — заявила прокурор, отметив, что подсудимые смогут «исправиться только в изоляции от общества».

После этого в прениях выступили адвокаты, выразив свое несогласие со словами и позицией гособвинителя.

«Маленький срок, который запросила прокурор, говорит о слабости позиции обвинения. Но судья может переквалифицировать статью и решить по своему усмотрению», — заявил адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов, попросив судью пересмотреть дело в отношении своего клиента.

Так, Бушманов подчеркнул, что хавбек «быков» не участвовал в эпизоде с Паком и Гайсиным. Второму он нанес один удар, но, по мнению адвоката, это не подходит к статьям о побоях и хулиганстве, а сам Мамаев должен ограничиться административным наказанием. Что касается потасовки с Соловчуком, то Бушманов заявил, что конфликт спровоцировал именно водитель Ольги Ушаковой с Первого канала.

С похожими показаниями выступили Андрей Ромашов с Татьяной Стукаловой, защищающие интересы Александра Кокорина. В частности, адвокаты отметили, что форвард «Зенита» не причастен к избиению Соловчука.

«На видеозаписи также отсутствуют доказательства о предварительном сговоре подсудимых. Потерпевшему невыгодно признавать оскорбление со стороны. Прошу суд оправдать Кокорина по эпизоду причинения вреда Соловчука и исключить из дела характеристику общего сговора, так как она избыточна.

Хулиганских побуждений также не было, так как поводом конфликта стали оскорбление и последующее нанесение побоев Мамаеву»,

— сказал Ромашов.

Комментируя произошедшее в кафе, адвокат Кокорина-старшего отрицал наличие предварительного сговора, отметив, что действия его подзащитного могут расцениваться исключительно как мелкое хулиганство, за что также предусматривается административное наказание.

«Просим оправдать Александра Кокорина ввиду отсутствия доказательств обвинения. Просим суд при вынесении приговора учесть нарушения при допросах свидетелей», — заключил Ромашов.

С просьбой переквалифицировать статьи в отношении Кирилла Кокорина и Александра Протасовицкого выступили и их адвокаты Вячеслав Барик и Татьяна Прилипко соответственно. Так, Барик заявил, что действия Кокорин-младшего «не привели к причинению легкого вреда здоровью», попросив «назначить ему наказание, несвязанное с лишением свободы». Прилипко и вовсе во время прений высказала свое недовольство работой следствия, усомнившись в квалификации и профессионализме гособвинителя.

«Видит Бог, я не хотела, но меня поражает это презренное отношение со стороны государственного обвинителя, достаточно молодого поколения. На протяжении всего процесса она пытается унизить немолодых, заслуженных людей. Что же вы за поколение такое!» — сказала она.

Завершилось слушание «последним словом» подсудимых. Первым с заявлением выступил Павел Мамаев, который принес извинения не только перед пострадавшими, но и обществом и своей семьей.

«В той части, которой заявил мой защитник, вину я признаю. Я раскаиваюсь и хочу в очередной раз принести извинения потерпевшим и моей семье, которая пострадала больше меня.

Наказание в СИЗО, которое мы уже отбыли, заслужено. Хотелось бы на этом ограничиться.

Хочу ссылаться на то, что мы весь процесс были открыты и хотелось бы, чтобы это дело завершилось нормально для всех. Мы свое наказание почти за 7 месяцев отбыли. Хотелось бы вернуться в большой спорт, а это возможно только с освобождением. Каждый день в СИЗО нас от этой цели отдаляет, а это единственная работа, которую мы умеем делать на профессиональном уровне», — заявил он.

Александр Кокорин и вовсе хотел выступить стихами, однако вспомнить что-либо у него, видимо, не хватило сил. В первую очередь футболист извинился перед Денисом Паком и Виталием Соловчуком, родственниками и «Зенитом».

«Надеюсь, что действительно то время, которое мы пробыли в СИЗО — для нас оно стало уроком на всю жизнь. Было над чем подумать. Наверное, какая-то закономерность в этом есть, хоть это какой-то космический срок для меня.

Мы изначально говорили, что хотели ответить за то, что мы совершили. Не знаю, почему гособвинитель говорил, что показания у нас были нечеткие. Мы даже подумать не могли, что когда то могут заявить о том, что мы, профессиональные спортсмены, можем из хулиганских побуждений причинить кому-то вред. Ваша честь, хотелось бы попросить вас не ломать судьбы ребят. Хотелось бы вернуться к семье и продолжить заниматься любимым делом», — заключил Александр.

С извинениями выступили и Кирилл Кокорин с Александром Протасовицким, которые подчеркнули, что за время, проведенное под арестом, пересмотрели свои взгляды на жизнь, а также пообещали впредь вести себя в обществе иначе.

«Срок повлиял на жизнь каждого из нас, на осознание всего. Он послужит хорошим уроком для многих, кто на нас равнялся. Свои выводы мы тоже сделали», — сказал Протасовицкий.

По итогам заседания суд перенес слушание на 8 мая. Отмечается, что именно в этот день будет вынесен приговор подсудимым. Заседание назначено на 14.00 по московскому времени.

Напомним, что Александр Кокорин, его младший брат Кирилл, полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев и Александр Протасовицкий находятся под арестом в СИЗО с 11 октября прошлого года по обвинению в избиении главы Минпромторга Дениса Пака, гендиректора НАМИ Сергея Гайсина и Виталия Соловчука, водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой.

Против них возбуждено уголовное дело по статьям Уголовного кодекса Российской Федерации 116 («Побои») и 213 («Хулиганство»), однако позже следствие переквалифицировало обвинение футболистам со статьи «Побои» на статью 115 — «Легкий вред здоровью». При этом обвинения по самой тяжкой из упомянутых статье — «Хулиганство» — остались в силе.

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».