Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Часто ужинали с Медведевой»: откровенное интервью канадца Нгуена

«Трусова должна дать мне совет»: в чем признался друг Медведевой Нам Нгуен

Канадский фигурист Нам Нгуен выдал лучший старт сезона в карьере и покорил фанатов в образе рокового красавчика на этапе Гран-при в Москве. В интервью «Газете.Ru» Нгуен рассказал о совместных ужинах с Евгенией Медведевой, как ему удалось выдать великолепный прокат сразу после Юдзуру Ханю и завоевать главную медаль в жизни, чему хотел бы поучиться у Александры Трусовой, почему в свое время ушел от Брайана Орсера и над чем зрители смеялись во время его выступления в Москве.

Сумасшедший сезон

— Начало этого сезона было великолепным. Вы заняли второе место на Skate Canada, где уступили только Юдзуру Ханю. Это ваша первая медаль Гран-при за пять лет. Как удалось добиться этого?

— Я стартовал в сезоне на турнире «Небельхорн Трофи». Получилось не очень хорошо, но это нормально — допускать какие-то ошибки в начале сезона (Нам занял четвертое место. — «Газета.Ru»). После этого у нас оставалось две недели до Skate Canada. Мы с командой составили план и начали очень усердно готовиться. Я получал удовольствие от процесса, что помогло мне сохранить необходимую энергию, чтобы выдать две хороших программы на Гран-при. Я действительно горжусь обоими прокатами.

И я очень счастлив, что уехал оттуда с медалью, потому что не думал, что смогу этого добиться. Это даже не приходило мне в голову и стало приятным сюрпризом.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

what. a. dream.

Публикация от Nam Nguyen (@namnamnoodle)

— В произвольной программе вы выступали последним, да еще и после Ханю…

— Многие люди говорят, что это немного пугает. В определенной степени я с ними согласен. Однако я тренировался с Юдзуру и знаю, что такое кататься с ним вместе (Нгуен занимался в одной группе с Ханю под руководством Брайана Орсера с 2012 по 2016 год. — «Газета.Ru»). Я много раз исполнял программы после него на тренировках, так что это не что-то умопомрачительное для меня.

На Skate Canada я впитал энергетику трибун, которая возникла после проката Ханю, и перенес ее в свою программу.

Это был великолепный опыт.

— В России вы тоже выдали многообещающий старт.

— Да, короткая программа получилась отличной.

Я сделал то, что планировал, и получил свой лучший результат в сезоне — это было потрясающе! Честно, я этого не ожидал.

Мы с тренером были безумно счастливы, и трибуны явно тоже. Вообще выступать для российских фанатов фигурного катания — честь для меня, я действительно очень люблю кататься в вашей стране. Да и Москва — невероятно красивый город.

Что еще хотел бы сказать по короткой: было очень забавно кататься под одну и ту же музыку аж с двумя другими фигуристами (смеется).

Сначала под «Blues for Klook» выступил парень из Азербайджана, потом вышел я, зазвучала та же самая музыка, и трибуны засмеялись.

Я понимаю их реакцию — слишком много «Blues for Klook» в мужском катании. А потом еще и Александр Самарин выступал под эту композицию, так что…

Тем не менее я считаю, что все мы проделали неплохую работу и продемонстрировали свой взгляд на эту музыку. Такова особенность фигурного катания: все мы совершаем похожие движения, но благодаря собственному стилю превращаем любое выступление в уникальное.

— Известный российский тренер Татьяна Тарасова, которая комментировала Гран-при в России, особенно выделила дорожку шагов в вашей короткой программе.

— Вау! Это действительно приятно.

Хоть я никогда и не общался с Тарасовой лично, но, конечно, знаю, что это одна из знаковых фигур в истории нашего спорта и что она сделала очень много для фигурного катания в России и в мире. Так что слышать, что ее впечатлила моя дорожка, — это реально приятно.

Однако на тренировках я исполнял эту дорожку еще лучше, чем удалось показать в Москве, где мне поставили второй уровень сложности.

Все-таки на турнире ты нервничаешь, ты взбудоражен, так что это немного зажимает тебя, не так двигаются колени, руки. Тем не менее все это — часть прогресса. Ты допускаешь ошибки, возвращаешься домой, начинаешь работать над ними и добиваешься третьего, а затем и четвертого уровня сложности.

— А если говорить о произвольной программе, то думали ли вы во время проката о возможном попадании в финал? Второе место в Канаде давало очень неплохие шансы на это.

— Немного думал, да... До этого года я ведь никогда не бывал в ситуации, когда реально мог попасть в финал Гран-при. Однако я бы не сказал, что эти мысли полностью захватили меня. Я сосредоточился на том, чтобы просто сделать свою работу, — уже привык справляться с переживаниями.

Я начал с удачного каскада четверной сальхов + тройной тулуп. Это должно было задать тон всей остальной части программы, но, к сожалению, я допустил «бабочку» на сольном четверном сальхове — получилось только два оборота, что стоило мне бронзовой медали.

Честно, меня удивило то, что я не справился с этим прыжком. Четверной сальхов — мой любимый элемент.

Тем не менее я боролся до конца, пытался выступить для публики настолько хорошо, насколько могу, и подарить болельщикам свою энергию.

Конечно, было бы здорово попасть в финал Гран-при в этом сезоне. Но надеюсь, что в следующем у меня все-таки получится.

— Может, вы могли бы включить в произвольную другие четверные прыжки, помимо сальхова?

— Я владею четверным тулупом. Но надо провести еще некоторую работу, чтобы начать постоянно исполнять его в программах и особенно на соревнованиях. Сейчас я буду серьезно работать над этим прыжком и постараюсь добавить его в произвольную.

Что касается других четверных, то, честно говоря, не думаю, что они мне нужны.

Я просто знаю, что попытки вставить больше разных квадов приведут к снижению моей способности представлять программы.

А я действительно хочу показывать судьям и зрителям, что могу быть шоуменом, и дарить им наслаждение от моих прокатов.

Понимаю, что четверные играют важную роль, но нужно соблюдать баланс. Думаю, максимум, который я смогу показать в произвольной программе, — это четверной тулуп и два четверных сальхова.

— В итоге на пьедестале в Москве оказались только россияне — стало ли это для вас сюрпризом?

— Самарин, Алиев и Игнатов потрудились на славу в обеих программах и заслужили быть на подиуме. Я остался под впечатлением от того, что они способны делать.

Так что, с одной стороны, нет ничего удивительного в том, что все три места остались за россиянами. С другой, это действительно впечатляет, потому что показывает, насколько сильное в России в фигурное катание. Лично для меня это что-то невероятное. Я аплодирую ребятам. Их пример вдохновляет.

Хотя я, конечно, был бы рад и сам оказаться на подиуме, если бы не та ошибка на четверном сальхове в произвольной…

— После своего проката вы отправились на трибуну смотреть другие выступления?

— Да, я посмотрел немного первую разминку женщин и полностью — вторую. Это было впечатляюще: в тот момент все увидели, насколько страстно фанаты в России поддерживают родных фигуристов.

Было изумительно наблюдать, как катается Евгения Медведева. Все встали со своих мест и разделили этот невероятный момент вместе с ней.

То же самое произошло на выступлении Александры Трусовой. Ее технический арсенал — это что-то за гранью фантастики. Уверен, она работает очень много и, конечно, обладает необычайным талантом.

Фанаты все это видят, и то, как они поддерживают своих спортсменов, — это очень красиво.

В целом соревнования женщин прошли на очень высоком уровне — все постарались выполнить свою работу. Получился такой баланс между красивым катанием и сумасшедшей техникой. Я реально получил удовольствие от просмотра.

— Может, вы могли бы дать совет Трусовой по четверному сальхову?

— Думаю, я вообще не имею права давать Александре каких-либо советов (смеется). Да, мой сальхов хорош, но все-таки Трусова, скорее, должна мне что-то советовать по четверным.

Она невероятный боец. После тяжелого падения на первом прыжке — сальхове — она пошла и сделала четверной лутц! У нее очень сильная ментальность. Думаю, мы все можем поучиться у Александры крепости духа.

— Во всех программах в этом сезоне у вас образ самоуверенного красавчика — в короткой, произвольной и в показательной. Почему именно этот стиль?

— В последние несколько лет я буквально боролся — как физически, так и ментально, — чтобы привыкнуть ко всем изменениям, которые происходили в моей жизни. И я просто не мог быть уверенным в себе настолько, насколько мне самому хотелось бы.

Однако в этом и в прошлом сезоне уверенность начала возвращаться ко мне. Теперь я чувствую себя комфортно, показываю то, в чем я хорош в фигурном катании. Действительно выражаю себя как личность. Так что моя произвольная программа этого сезона — точное отражение того, кто я есть. Я люблю просто повеселиться, но при этом не против добавить и нотку крутизны. Классная интерпретация — это как раз то, что я могу вложить в мои программы и подать зрителю.

Карьера

— Какие моменты вы могли бы назвать переломными в вашей карьере?

— Начну с того момента, когда я выиграл свой первый национальный титул в восемь лет среди детей младшего возраста. Это открыло мне глаза. Я понял, что такое соревноваться по-настоящему, и начал рассматривать фигурное катание как карьеру, а не просто как хобби. Потом все покатилось как снежный ком.

Следующим моментом стало завоевание первой медали на международном уровне — бронзы на юниорском этапе Гран-при в Румынии в 2011 году. Раньше я точно знал, что могу быть конкурентоспособным внутри Канады, но теперь увидел, что могу повторить успех и на международных соревнованиях.

Затем очень важным было то, что я выиграл свой первый титул взрослого чемпионата Канады в 2015 году. Тот сезон был прекрасен.

Я мог бы выделить еще много моментов, но вряд ли какой-то из них сравнится с тем, что я завоевал серебро на Skate Canada в этом сезоне.

Это был действительно особенный день.

— Вы также имеете очень большой опыт работы с разными тренерами.

— Да, в начале моей карьеры я тренировался в Ванкувере у Джоан Маклеод, она обучила меня всем тройным, в том числе акселю, дала мне всю базу по технике, научила кататься. Всем, что есть у меня в фигурном катании, я обязан прежде всего ей.

В 12 лет я перешел к Брайану Орсеру. Там я узнал, что такое заниматься среди мировых звезд — тренировался с Юдзуру Ханю, с Хави Фернандесом. Я скучаю по тем дням, когда мы все катались вместе, подталкивая друг друга к развитию.

Брайан был настоящим лидером этой группы и постоянно вдохновлял нас на прогресс.

Спустя четыре года я решил переехать тренироваться в Калифорнию. В тот момент я был немного потерян в фигурном катании, не знал, чего хочу. И тогда я подумал, что переезд может решить мои проблемы. С одной стороны, это решение было хорошим, но с другой, не сработало так, как я хотел.

Тем не менее я приобрел некоторый опыт после периода в Калифорнии, повзрослел и спустя восемь месяцев вернулся в Торонто.

Сейчас я уже два года со своим нынешним тренером, что очень здорово. Это даже стало приятным сюрпризом, потому что, мне кажется, люди думали, что я опять куда-нибудь перейду (смеется). Но пока что все очень хорошо.

Личная жизнь

— Почему в Instagram вы — Nam Noodle («Нам Лапша»)?

— Это придумала наша фигуристка Любовь Илюшечкина, которая выступает в парном катании (бывшая россиянка, с 2014 года соревнуется под канадским флагом. — «Газета.Ru»). Мне кажется, дело было так: как-то она пообедала лапшой (noodle) в ресторане, а на следующий день увидела меня и сказала: «Ты выглядишь, как лапша». Так что она стала называть меня «Nam, Nam Noodle».

Это было очень смешно, и я решил сменить ник в Instagram: раньше был Nam Skating. С тех пор даже ребята в сборной зовут меня Noodle.

— Вы чистый вьетнамец по происхождению. Как часто бываете на исторической родине?

— Да, я представляю первое поколение моей семьи после переезда в Канаду: я родился в Оттаве, но оба моих родителя из Вьетнама. Они пожертвовали всем, чтобы мы с сестрой могли прекрасно жить в Канаде. Я могу говорить по-вьетнамски, но понимаю я лучше, чем говорю.

На исторической родине я был всего три или четыре раза в жизни, но мне действительно хотелось бы приезжать почаще, чтобы наладить связь с моими родственниками оттуда, почувствовать свои корни, понять культуру. Кроме того, я слышал, что во Вьетнаме открылась своя федерация фигурного катания. Мне очень радостно видеть прогресс моего любимого вида спорта там.

— С какими из российских фигуристов вы поддерживаете хорошие отношения?

Я неплохо общаюсь с одиночниками из России. На этом фото меня кормит Сергей Воронов, это было примерно в 2016 году.

Мы завтракали вместе накануне произвольной программы, и он решил пошутить, чтобы немного раскрепостить нас. Это отличный парень, он сделал очень много для фигурного катания и до сих продолжает кататься, что в его возрасте кажется невероятным. Мы многое видели вместе, это мой хороший приятель.

К сожалению, я не имел возможности общаться со многими россиянами лично. В этом плане мне ближе всех Евгения Медведева. Мы вместе выступили на серии шоу в Канаде в этом году, и после этого я начал больше понимать ее как личность.

Как фигуристку я ее уже знал, но понять ее как человека было чем-то особенным. Мы разговаривали о многих вещах, поскольку в своем прошлом мы переживали похожий опыт.

— Вы спрашивали у Евгении в Instagram, выйдет ли она за вас замуж и когда вы пойдете в суши. Это ваша общая шутка?

— Да, конечно! Мы оба знаем, что это шутка. Мы любим повеселиться с фанатами, немного позаигрывать с ними, ну вы понимаете (смеется).

Мы с Евгенией очень хорошие друзья. Мы много раз ужинали вместе во время тура по Канаде, но не делились этим с фанатами, потому что чем-то ты хочешь поделиться с публикой, а что-то хочешь оставить только для себя.

Было много моментов, которые мы не публиковали.

Летом я пригласил ее на ланч, мы прекрасно провели время. Тогда я даже рассказал в Instagram, будто у меня заняло 13 месяцев, чтобы вытащить ее на обед. Конечно же, это была шутка. Думаю, некоторые фанаты обратили на это слишком большое внимание (смеется). Но Евгения, конечно, великолепная девушка.

— Расскажите историю появления этого фото.

— Оно было сделано во время прокатов женщин на Гран-при в Москве. Наверное, я сидел рядом с фан-клубом Медведевой или что-то вроде того, и многие девушки подходили ко мне для фото.

Это часть жизни фигуриста: мы делим многие моменты с болельщиками, общаемся с ними.

А российские фанаты просто великолепны — они поддерживают каждого спортсмена. И то, что они сделали для Евгении на прокатах в Москве, — это невероятно. Видеть это своими глазами было еще более впечатляюще.

Думаю, отметить день рождения в Москве с такими фанатами — это особенный момент для нее. Кстати, ей 19 или 20?

— 20.

— Дело в том, что во время совместных выступлений на шоу я спрашивал у Евгении, сколько ей лет. Она отвечала то 18, то 19, и запутала меня (смеется). Но в любом случае, думаю, отметить день рождения в Москве с фанатами — это особенный момент.