Почему МОК закрыл Олимпийские игры для Лукашенко

«Перенос ЧМ по хоккею из Беларуси — самый патриотичный шаг»

Слушать
Остановить
Автор открытого письма спортсменов Беларуси против фальсификаций на выборах, исполнительный директор Белорусского фонда спортивной солидарности Александр Опейкин рассказал «Газете.Ru», как удалось убедить МОК в необходимости санкций против Александра Лукашенко.

Международный олимпийский комитет (МОК) наложил санкции на Национальный олимпийский комитет (НОК) Беларуси во главе с Александром Лукашенко. В частности, все действующие члены исполкома НОК Беларуси, включая самого Лукашенко как президента организации и его сына Виктора как вице-президента, отстранены от участия во всех мероприятиях, которые проходят под эгидой МОК, включая Олимпийские игры.

После президентских выборов в Беларуси больше тысячи ведущих спортсменов страны подписали открытое письмо, в котором потребовали прекратить насилие над протестующими, признать выборы недействительными и провести их повторно.

Некоторые атлеты из числа подписавшихся позже рассказали, что столкнулись с давлением со стороны спортивных властей.

«Газета.Ru» поговорила с инициатором открытого письма спортсменов — исполнительным директором Белорусского фонда спортивной солидарности Александром Опейкиным, бывшим директором гандбольного клуба «Витязь», исключенного из чемпионата Беларуси за поддержку задержанной на митинге баскетболистки Елены Левченко.

— Как появился ваш фонд и чем он занимается?

— Фонд появился в конце августа, как реакция на события, происходившие в Беларуси. В этот момент наши спортсмены заметно активизировались, стали выражать свою позицию, и многие из них столкнулись с политическим давлением: увольнения, задержания, преследования. Мысль о создании организации, которая объединила бы спортсменов как профсоюз, была уже давно, а президентские выборы просто катализировали этот процесс. Цель фонда — поддержка спортсменов, которые пострадали за свою позицию — потеряли возможность тренироваться, потеряли финансирование.

— Фонд инициировал подписание письма спортсменов против фальсификаций на выборах и насилия. В какой момент вы решили, что нужно собирать подписи?

— Толчком стало насилие, происходившее в первую неделю после президентских выборов. Это был беспрецедентный уровень насилия для европейской страны в 21 веке: задержания, избиения, пытки. Общественность была шокирована, и люди стали обращаться к спортсменам и другим публичным личностям с просьбой заступиться за них, поддержать их своим авторитетом. Многие спортсмены осознали, что на них лежит большая ответственность в этом вопросе.

В середине августа мы собрались и поняли, что должны сделать какое-то обращение, написать открытое письмо. Текст написали быстро, практически на ходу, понимая, что огромное количество спортсменов хотят выразить свое мнение, что они солидарны с этими идеями, что видят необходимость в общем выражении недовольства.

Письмо в итоге приобрело очень серьезный размах — его подписали более 1500 представителей спорта, в том числе олимпийских чемпионов, чемпионов мира и Европы.

— Насколько охотно шли навстречу спортсмены?

— Очень охотно. Дергать никого не надо было. Мы создали чат в Telegram, сбросили туда предложение подписаться, и спортсмены сами активно добавлялись и подписывали.

— Болельщики много критиковали биатлонистку Дарью Домрачеву за то, что она не стала подписывать письмо и проявила свою позицию только постом в Instagram, где призвала прекратить насилие. Как вы думаете, почему она не присоединилась к акции?

— Здесь речь не идет о политической позиции, здесь речь о том, есть ли у людей вообще моральные принципы. Эта ситуация прекрасно показала прослойку, у которой просто нет моральных ориентиров. Как сказал один умный человек, в Беларуси Лукашенко поддерживают либо ничего не понимающие глупцы, либо все понимающие подлецы. Есть люди, выступающие в поддержку режима из-за своего ограниченного кругозора, начитавшиеся «планов Даллеса» и протоколов сионских мудрецов, а есть откровенно циничные ребята, пытающиеся найти выгоду в этой ситуации или удержать свое положение.

— При этом появилось и ответное письмо — от спортсменов, лояльных Лукашенко. По-вашему, сейчас спортивное сообщество в Беларуси разделено?

— Не думаю. Можете набрать любого из подписантов провластного письма и попробовать с ним поговорить. У вас не получится. При этом практически с любым подписантом нашего письма можно легко поговорить, и он подтвердит свою позицию. С ответным письмом ситуация очевидная: людям просто приказали его подписывать.

Провластное письмо писали не спортсмены, его писал главред «Спортивной панорамы», оно месяц проходило согласование, его даже подписывали в здании НОКа. О какой позиции спортсменов тут вообще говорить?

— Как с вашим политическим посылом удалось достучаться до МОК? До организации, которая всячески старается отрицать связь политики и спорта?

— Достучаться было достаточно легко. Одно дело, если бы ситуация и правда была спорной и неоднозначной, но тут речь шла об очевидных вещах. Более 60 увольнений людей, которые были подписантами нашего письма. Более 15 человек, заслуженных спортсменов, отсидели сроки от 7 до 15 суток, порядка 10 человек потеряли место в сборной. При этом ни одного заявления или протеста от белорусского НОК не было. НОК нужен для того, чтобы защищать права спортсменов, но здесь он, очевидно, был не на их стороне.

Плюс для МОК были очень важны свидетельства самих спортсменов, а не какие-то газетные репортажи, и этих свидетельств они получили десятки. Представители МОК напрямую общались с людьми, и те просто рассказывали свои истории. Системный подход в их отстранениях был очевиден, и игнорировать это было невозможно.

— На ваш взгляд, эти санкции дадут какой-то реальный эффект? Или это больше символическая победа?

— Они в первую очередь и сильны своим символизмом. На эту победу обратит внимание весь мир. Новость о санкциях МОКа за сутки облетела всю планету. Причем очень важно, что под санкции попал и Лукашенко лично, это принципиальный момент. Люди вновь обратили внимание на происходящее в нашей стране. К этому решению будут прислушиваться все спортивные федерации. А для сомневающихся в Беларуси санкции стали очередным доказательством, что все мировое сообщество не поддерживает режим Лукашенко. При этом санкции еще и временные, они могут быть расширены.

В то же время от этих санкций есть и реальный эффект — теперь отстраненные спортсмены смогут поехать на Олимпиаду в обход решения белорусского НОК.

Это самый важный итог принятых МОК решений. Именно этого мы и добивались. Будут ли они выступать под нейтральным флагом? Этот вопрос еще не обсуждался, но, скорее всего, да.

— Как много спортсменов и чиновников уже обратились к вам по поводу нарушения их прав?

— На сегодняшний день у нас есть более 40 обращений, три четверти из которых мы уже удовлетворили: помогли спортсменам со сборами, с житейскими проблемами, оказали финансовую поддержку. Все это, конечно, дистанционно, внутри страны такая деятельность невозможна.

— Глава фонда, вице-чемпионка Олимпийских игр в плавании Александра Герасименя заявила, что санкции МОК — это только начало. Каковы ваши следующие шаги?

— Сейчас главный вопрос — это чемпионат мира по хоккею 2021 года, который должен пройти в Беларуси и Латвии. Мы добиваемся его переноса, поскольку страна не может проводить никакого крупного спортивного форума, пока не восстановлен общественный порядок. А общественный порядок можно восстановить только проведением новых выборов. Тогда появится легитимная власть, которая сможет принимать какие-то соревнования.

— Вы не боитесь обвинений в непатриотизме? В случае переноса чемпионата наверняка будут заявления, что вы таким образом лишаете страну большого спортивного праздника.

— А в чем здесь непатриотизм? В одном из опросов, где проголосовали 420 тысяч человек (для Беларуси это невероятно много), 90 процентов высказались за перенос турнира в другую страну. Людям сейчас не нужен этот чемпионат. Все прекрасно понимают, что это пляска на костях, что все это превратится в фарс. Будут протесты, людей будут задерживать.

Перенос чемпионата сейчас — это самый патриотичный шаг.