«Результаты Олимпиады в Токио стали неожиданностью»

Интервью чемпионки Левановой о возвращении в сборную, ОИ-2020 и отношениях с Ковтуном

Слушать
Остановить
Пятикратная чемпионка мира по художественной гимнастике в групповых упражнениях Евгения Леванова рассказала «Газете.Ru», как морально справилась с пропуском Олимпиады в Токио из-за травмы, почему решила продолжать карьеру и как относится к методам работы Ирины Винер-Усмановой. Также гимнастка назвала результаты Игр-2020 неожиданными и поддержала кандидатуру Евгении Канаевой на пост главы техкома Международной федерации гимнастики. Кроме того, спортсменка рассказала, как начались ее романтические отношения с фигуристом Максимом Ковтуном и крепкая дружба с Александрой Солдатовой.

«Буду пробиваться в сборную с нуля — со второго состава»

— Олимпиаду в Токио вам пришлось пропустить из-за травмы. В какой момент вы поняли, что точно не поедете Игры и как справились с этим?

— Поняла практически сразу, когда мне озвучили срок реабилитации после операции. Это небыстрый процесс, поэтому я была готова к пропуску Игр изначально, еще когда шла на операцию.

Справиться с этим я смогла благодаря поддержке моих родных и близких людей. Как говорится, все что ни делается — все к лучшему. Я в это верю и надеюсь, что впереди меня ждет еще много хорошего, чего я себе пожелаю и к чему буду идти.

— Вы сразу после операции решили, что пойдете на следующую Олимпиаду? Не было мыслей, что, может быть, это уже конец карьеры?

— Решила не сразу, на самом деле. Были некоторые обстоятельства, связанные со здоровьем. Но я восстановилась, убедилась, что готова работать дальше, и приняла такое решение.

— Как проходит ваше восстановление?

— Сейчас я готовлюсь к возвращению на олимпийскую базу в Новогорск и тренируюсь — только не со сборной, а самостоятельно. Также я делаю восстановительные процедуры на ногу. Реабилитация подходит к концу, и я уже вот-вот приступлю к тренировкам в Новогорске.

— Проблема с травмой уже позади?

— Да, уже позади все боли и какие-то мучения. Впереди все самое лучшее (смеется).

— В Новогорске вы будете тренироваться по индивидуальной программе или сразу присоединитесь к сборной?

— Пока не знаю, но предполагаю, что практически сразу присоединюсь к остальным.

— Когда примерно вы сможете принять участие в официальном турнире?

— Пока не могу точно сказать. Не хочу обещать что-то.

— Насколько сложно будет снова пробиться в сборную?

— Конечно, сложно.

Я сейчас буду начинать все с нуля — со второго ковра, со второго состава. Все будет, как раньше. Я буду снова чувствовать себя вновь прибывшей на сбор гимнасткой, — как и приезжала на сбор в 2016 году, когда меня только пригласили. Мне кажется, сейчас у меня будет почти похожий путь. Все сначала — и это интересно, круто. Я просто буду делать все для достижения своей цели.

— Есть ли какие-то плюсы в том, что вы сделали перерыв? Может, сумели отдохнуть как следует, восстановиться?

— Есть и плюсы, и минусы. Но, возможно, это вдохновило меня еще больше. Хочется еще больше работать, еще дальше идти. После этого перерыва я поняла, какова моя главная цель. Сейчас это однозначно и точно. Теперь я с более взрослой головой буду окунаться в тренировочный процесс.

— Вы отвечали в соцсетях, что прочитали новые правила соревнований по художественной гимнастике. Какое мнение у вас сложилось?

— Практически ничего серьезно не изменилось. Да, есть некоторые добавки, но мы ко всему готовы и готовы работать по новым правилам. Новые правила — это отлично, на мой взгляд, потому что всегда нужно делать что-то лучше, больше и сложнее.

— Уже обсуждали свое возвращение с Ириной Винер-Усмановой?

— Да, конечно! Без ее оповещения и согласия возвращение практически невозможно.

«Результаты Олимпиады получились для всех очень неожиданными»

— Перед Олимпиадой в Токио вы отмечали, что будете внимательно следить за соревнованиями. Как вы оцениваете то, что произошло в индивидуальном и групповом многоборье на Играх? Как профессиональной гимнастке, все ли вам было понятно в решениях судей?

— Я стараюсь не комментировать эту тему, потому что я не эксперт и не судья, которая может досконально и точно пересчитать баллы. Я только гимнастка — и выполняю свою работу. Но могу сказать, что я всегда за наших девочек и за Россию. Я всегда поддержу и смогу понять наших гимнасток.

Понимаю, как им было тяжело пройти этот путь и каким длинным был этот пятилетний олимпийский цикл. Результаты получились для всех очень неожиданными — и для меня тоже. Мы все с девчонками, мы их поддержали. Сейчас у них, дай бог, все хорошо, и они отошли от событий Олимпиады. Теперь они тренируются дальше и продолжают работать.

— В интервью до Олимпиады вы признавались, что вам обидно, что болельщики считают победы России в художественной гимнастике обыденностью. На ваш взгляд, после Игр в Токио ваши победы будут ценить больше и понимать, каким трудом они достигаются на самом деле?

— Возможно. После этих Олимпийских игр наш вид спорта стал более популяризированным. Многие узнали о спортсменках, запомнили их фамилии, это событие реально осветили на весь мир и на всю Россию. Думаю, что больше людей сейчас будут следить за соревнованиями, чемпионатами, — и это хорошо.

— Сообщалось, что Евгения Канаева может стать главой технического комитета Международной федерации гимнастики (FIG) в 2024 году вместо Натальи Кузьминой, которую сняли с выборов. Как вы оцениваете кандидатуру Канаевой на этот пост?

— Я очень люблю Женю, она потрясающая. Это очень справедливый человек — как в жизни, так и в спорте, — и в принципе она величайшая гимнастка. Единственная в мире, которая завоевала звание двукратной олимпийской чемпионки именно в личном многоборье. Поэтому я думаю, что, если она займет такую высокую должность, это будет очень хорошо. Я считаю ее кандидатуру очень достойной.

— Также Ирина Винер-Усманова говорила, что в комиссию спортсменов могут отправить кого-то из сестер Авериных или Анастасию Близнюк. Что вы думаете по поводу этих кандидатур?

— Все наши девочки способны находиться на таких должностях. Все они очень образованны и в любом случае будут выполнять свою работу безукоризненно — как в зале, так и в любом другом месте. В принципе, гимнастку можно отправить на любую должность и в любую сферу деятельности (смеется). Потому что мы работяги.

Мы постоянно трудимся и никогда не оставим дело незаконченным. Если кто-то из сестер Авериных или Близнюк займет этот пост, то это будет очень круто и достойно. Любую гимнастку отправить — она сможет выполнить свою работу.

Вообще такую любовь к своей работе и выполнению ее на 100% привила нам Ирина Александровна. Без нее мы не были бы такими, какими стали сейчас. Это все ее заслуга.

«После Игр наши гимнастки отдохнули десять дней и начали готовиться к ЧМ»

— В октябре состоится чемпионат мира. В каком состоянии, на ваш взгляд, находятся наши гимнастки после Олимпиады и чего вы от них ожидаете на ЧМ — как в индивидуальном многоборье, так и в групповом?

— Конечно, девчонки сразу же после Олимпийских игр вернулись к работе. Они отдохнули, может быть, дней десять, и сразу же приступили к тренировкам.

Так что они готовы, и я уверена, что все пройдет на высшем уровне. Девочки безукоризненно выполнят свою работу, потому что они тренируются с утра до ночи и отрабатывают каждый день свою программу, чтобы доводить ее на соревнованиях до идеала.

— Сборная Израиля снялась с чемпионата мира. Не жаль, что не получится снова такой конкуренции, какая была на Олимпиаде?

— Даже не могу ответить на этот вопрос — жаль мне или, наоборот, я рада. Так сложились обстоятельства, но это никак не должно влиять на выступления или на подготовку к соревнованиям. Так случилось — и случилось. Наши спортсменки будут выступать на чемпионате мира — это самое главное.

«Саша Солдатова во многом поддерживает меня»

— Вы выкладываете в соцсетях милые фотографии с Александрой Солдатовой. Как началась ваша дружба?

— Мы с Сашей дружим достаточно давно, но прямо чтобы сблизиться — это произошло полгода назад. Саша очень хороший человек — добрый и искренний. Таких людей действительно очень мало. Я очень рада, что мы с ней близки, потому что она может меня многому научить в жизни. Я смотрю на нее и чему-то учусь. Саша — очень классная девочка.

— Вы как-то поддерживали ее, когда она объявила о завершении карьеры?

— Да, конечно, мы были на связи. Я поддерживала ее, и она меня тоже во многом поддерживает сейчас.

«Познакомились с Максимом Ковтуном в бане Новогорска»

— Недавно в вашей жизни произошло знаменательное событие — фигурист Максим Ковтун сделал вам предложение. Можете рассказать, как вы познакомились и с чего все началось?

— Познакомились мы очень смешно: это произошло на олимпийской базе в Новогорске — в бане (смеется). Так совпало, что в тот вечер гимнастам устроили совместный банный вечер с фигуристами. Там вообще часто объединяют разные виды спорта в банном комплексе.

Я обычно в баню не хожу, но тут моя подруга попросила сходить с ней за компанию. Так же случилось и с Максимом: друг уговорил его прийти. Максим увидел меня, спросил у моей подруги, как со мной связаться, и написал мне на следующий день в Instagram. Так мы начали общаться — и все закрутилось.

Что касается предложения, то это было очень круто, очень красиво. Мы были вечером на яхте вдвоем. Изначально это все было преподнесено как дополнительный подарок на мой день рождения, потому что в сам день рождения у Максима не было времени, чтобы уделить его мне, так как он выступал в ледовом шоу. Тогда он сказал: «Подожди недельку — и увидишь подарок».

И вот мы поехали кататься на яхте, и там он неожиданно сделал мне предложение. Это все было очень красиво, на закате, и очень романтично.

— Вы сейчас будете очень заняты тренировками в Новогорске, а Максим — на ледовых шоу. Уже думали, когда может состояться свадьба и как найти на нее время?

— На самом деле мы сейчас об этом не думаем, потому что впереди другие цели и у него, и у меня. Так что свадьба состоится, когда у нас будет время. Мы даже не можем сказать — может, через год, может, через три. Мы не особо спешим. Все будет как будет.

— Но на Олимпиаде в Париже, скорее всего, будет выступать уже Евгения Ковтун? Или Евгения Ковтун-Леванова?

— Нет (смеется). Мы решили, что до окончания моей карьеры я буду со своей фамилией, а уже когда я закончу со спортом, то поменяю фамилию — возьму его.

— Максим поддержал ваше решение продолжать карьеру? Ведь из-за активных тренировок в Новогорске вы теперь снова будете мало видеться.

— Да, я понимаю. Но в основном это была его инициатива — чтобы я дальше продолжила свою карьеру. Он меня постоянно поддерживает, толкает вперед, так что мое решение продолжить — это и его огромная заслуга. Максим — один из самых значимых людей в моей жизни, как и моя семья. Это самое важное, что у меня есть.

«На зимней Олимпиаде буду болеть за всю сборную России по фигурному катанию»

— Вы начали совместно с Максимом посещать турниры по фигурному катанию. Уже разобрались в этом виде спорта?

— Да, благодаря ему я стала больше погружаться в фигурное катание, потому что познакомилась со многими людьми из этой сферы — как с фигуристками, так и с фигуристами. Мне очень нравится этот вид спорта — он тоже красивый и эстетичный, — и мне приятно за ним наблюдать.

— Можете провести параллель между Ириной Винер-Усмановой и Этери Тутберидзе? Можно ли их назвать тренерами одного типа?

— Честно, не могу сказать, потому что не знакома с Этери Георгиевной, не знаю ее по характеру, не общалась с ней. Могу только сказать про Ирину Александровну, что это великий человек, и слава богу, что она у нас есть — в мире художественной гимнастики. Мы очень это ценим и очень ее любим. Она для нас как вторая мама — это действительно так.

— То есть строгий, даже жесткий стиль Винер-Усмановой только помогает спортсменкам?

— Конечно, помогает!

Свой подход Ирина Александровна сформировывала на протяжении всей своей тренерской деятельности — и он работает. Без нее гимнастика была бы совсем не та. И я не считаю, что она как-то слишком строга, потому что она делает все, что считает нужным. А то, что она считает нужным, — это всегда правильно.

— Возвращаясь к фигурному катанию: в этот олимпийский сезон будете болеть персонально за кого-то из своих знакомых?

— Буду болеть за всех, за Россию (смеется). Мне даже самой себе сложно ответить, кто мне больше нравится из фигуристов и фигуристок, поэтому буду поддерживать всю команду. Главное, чтобы российский спортсмен был на вершине пьедестала почета.

— Россия до сих пор выступает без флага и гимна на чемпионатах мира и Олимпиадах. На зимних Играх спортсмены тоже будут выступать в таком формате. На ваш взгляд, отсутствие собственной символики на что-то влияет, отражается на нас?

— На спортсменах, я думаю, нет, не отражается. Когда российский атлет приезжает на соревнования, все вокруг знают, откуда он. Также думаю, что для спортсменов отсутствие символики не играет особую роль, потому что нам главное выйти и показать на соревнованиях результат долгих и упорных тренировок, выполнить свою работу на 100%. Так что для нас такие ограничения — это терпимо.

Но, возможно, для зрителей это играет большую роль. Также обидно, что на Олимпиаде сейчас не разрешили присутствовать болельщикам, но, к счастью, люди все равно продолжают смотреть за нашими выступлениями по трансляциям.

«Почему бы не выступить в дуэте с Ковтуном?»

— Если говорить о современных трендах, то как вы относитесь к теме бодипозитива? Гимнасткам нужно строго держать свой вес, поэтому эта тема прямо противоположна тому, что происходит в вашем виде спорта, но тем не менее.

— Я не поддерживаю и не отрицаю. К бодипозитиву отношусь нейтрально, потому что слежу за своей жизнью и не лезу в чужую. Люди делают, что хотят, и не нарушают закон, так что пусть. Но, к сожалению, у нас такое общество, что оно всегда критикует за что-то, обвиняет…

Так всегда было, есть и будет, но я в это не влезаю. Я занята своей жизнью и хочу построить ее так, как представляю в своей голове.

— Если говорить про шоу, то пошли бы на «Ледниковый период»? Может быть, с Максимом Ковтуном в паре?

— Меня многие об этом спрашивают (смеется). Почему бы и нет? Когда я закончу карьеру, когда уже буду свободна, то, если поступит предложение, почему бы не попробовать.

Загрузка