Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

«Главная проблема в биатлоне и в России — отношение к людям»: интервью с Дмитрием Губерниевым

Губерниев заявил о сильных антироссийских настроениях в мировом биатлоне

В мировом биатлоне сохраняются сильные антироссийские настроения, и этот вид спорта будет последним, куда россиян вновь допустят — заявил спортивный комментатор, ведущий Дмитрий Губерниев. Об отношении к смене атлетами спортивного гражданства, о главной проблеме тренера «Спартака», о номинации на ТЭФИ и работе на реалити-шоу «Вызов» — в интервью «Газете.Ru».

— Вы являетесь постоянным ведущим шоу «Вызов» — насколько это вызов для вас? Возможно, вам хотелось бы оказаться не его ведущим, а участником?

— Я много раз играл в «Форт Боярд» и принимал участие в различных викторинах. Но касательно реалити-шоу я всегда говорил руководителям всех каналов, что не надо звать меня играть — пусть меня позовут вести. И вот канал ТНТ пригласил меня быть ведущим. Я работаю с совершенно замечательной партнершей — Натальей Поповой. Она не только руководитель компании «Иннопрактика», но и моя близкая подруга. Мы очень сдружились — приятно, когда мы и в эфире, и в жизни говорим на одном языке. Я с огромным удовольствием работаю с Наташей, очень хочу надеяться, что мы и дальше продолжим сотрудничество.

Конечно, для меня это вызов, работа интересная. Но поскольку это программа, где спортивная составляющая велика, естественно, я там как рыба в воде.

Что касается различных интеллектуальных историй и всего, я бы сказал, событийно-реалитивного, этим Наташа занимается. И мне кажется, что у нас и тандем слаженно работает, и разделение позиций тоже функционирует.

— Нет ли у вас ощущения, что российским любителям спорта в связи с запретом атлетам из России выступать на международных соревнованиях интереснее наблюдать за таким реалити-шоу, чем за спортивными турнирами внутри страны?

— Не надо смешивать кислое с зеленым. Здесь нет абсолютно никакой связи. Спорт высших достижений в стране по-прежнему функционирует — достаточно посмотреть на очень высокий интерес не только к футболу и к хоккею, но и к моему любимому биатлону, к лыжам и к фигурному катанию. И к плаванию, вне всякого сомнения.

Потому что если в биатлоне есть звезды зимнего спорта, то в плавании есть суперзвезды спорта мирового — и рекордсмены мира, и люди, которые на равных бы плыли с американцами. Они и плывут, бассейн — это не лыжня, там фиксируют рекорды. Так что это разные истории.

В любом случае сейчас нам просто необходимо совсем по-другому взглянуть на молодых ученых — что мы и делаем, помогая им раскручиваться, помогая в продвижении всевозможных проектов. И крайне любопытно посмотреть на селебрити, которые попадают в различные ситуации. Но для меня, конечно, главные действующие лица шоу «Вызов» — не знаменитости, а «умники», как мы с Наташей их называем. Потому что за этими людьми даже не будущее, а настоящее России. И ребята невероятно талантливы, приятно смотреть, как они раскрываются совсем в других обстоятельствах.

Но шоу «Вызов» подчеркивает самое главное: без активных занятий физической культурой и спортом человеку, который хочет развиваться, жить, работать, приносить пользу себе и стране, невозможно. Именно поэтому я в Дагестан взял свои любимые палки BungyPump и каждый день между съемками в перерывах, после съемок постоянно ходил. Попутно инспектировал дворы Каспийска, помог убрать там мусор и заострил вопрос реконструкции стадиона. Поэтому от моих занятий спортивной ходьбой была еще и практическая польза.

— Как вы оцениваете выбор Дагестана для очередного сезона шоу?

— Надо сказать, я был в Дагестане в первый раз, мы с удовольствием провели там почти месяц.

Я влюбился в Каспийск — прекрасные люди, богатая культура, отличный курортный и интеллектуальный потенциал: я много общался с молодежью Дагестана, и мне кажется, что надо продолжать развивать Кавказ.

Самое главное — это люди. Я с огромным удовольствием общался там со всеми без исключения — и со старшим поколением, и с молодежью. Обращал внимание на красоту дагестанских женщин — встречаются удивительные красотки. Это наша большая страна — это ли не повод для гордости.

— Можно ли сказать, что в парах участников кто-то вносит больший вклад — звезды или, наоборот, «умники»?

— Это все-таки командная история, симбиоз. Конечно, можно в каждом тандеме выбрать какого-то вожака, и, безусловно, медийные люди очень часто тащат за собой молодых ученых в силу того, что им просто привычнее публичная деятельность. Но, пообтесавшись, ученые спуску никому не дают, и к ним начинают прислушиваться те, кто еще два-три испытания назад рассчитывал только на себя.

В любом случае это командная работа. Неслучайно в лыжах или в биатлоне слово «эстафета» значит очень многое. Вообще, командная победа в футболе, в хоккее, где бы то ни было еще, ценится солидно.

Поэтому «Вызов» — это настоящий симбиоз, и наличие неотъемлемого участия в программе искусственного интеллекта, когда мы подключаем возможности XXI века, — это тоже очень здорово.

— В прошлом сезоне участие в «Вызове» принимала Евгения Медведева. Какое она оставила у вас впечатление на проекте?

— Женя — человек со своим мнением. Мы с ней давно дружим. Она, кстати, была единственным участником проекта прошлого сезона, который со мной изначально был на «ты». Потому что мы с ней многое прошли, еще добиваясь участия наших спортсменов в Олимпийских играх. Я к ней с огромным уважением отношусь.

Переживал, что в свое время она не выиграла олимпийское золото, которого, безусловно, была достойна — хотя тогда мы не получили бы олимпийскую чемпионку Алину Загитову.

Тем не менее Медведева сейчас развивается по полной программе: с ней вышел большой документальный фильм, она и на футболе бывает, она и показывает какие-то бренды одежды. Живет полноценной жизнью, и это правильно.

Мы часто сетуем на то, что люди после большого спорта не могут себя найти. Но зачастую это не столько проблема общества и государства, сколько проблема каждого человека. Надо учиться, надо продолжать развиваться, а не балбесничать, проводя время только на спортивных объектах, при этом в свободные минуты не делая уроки, не читая книги. Екатерина Великая говорила, что монарх должен быть деспотом по отношению к самому себе. Мне кажется, это касается всех нас, особенно сейчас. Можно сколько угодно языком болтать про время развития, про то, что надо обращать внимание на собственную страну. Внимание, вопрос: а что, раньше нельзя было? Но, на самом деле, если каждый будет начинать с себя, развиваться, делать свою жизнь разнообразнее и лучше, то повлияет на жизнь и целой страны.

Например, комментируя биатлон, я далек от того, чтобы грустить, что нас нет на Кубках мира.

Да, нас там нет, а наши соревнования уступают Кубкам мира, и не надо быть Капитаном Очевидностью, чтобы это признать. Тем не менее нерв, драйв и настоящие международные кубковые страсти даже в состязаниях российских и белорусских биатлонистов присутствуют.

— В текущем сезоне среди участников были певец Ваня Дмитриенко, спортсмены Кирилл Сарычев и Саша Стоун. Какие у вас остались впечатления от прохождения ими испытаний?

— С Ваней мы очень подружились. Он ко мне относился как к «бате». Это человек очень целостный, очень неглупый, и я для себя его открыл не только с точки зрения певческого таланта. Я давно знал, что он неплохой певец, «обученный», как говорят — оказалось, и человек хороший.

Кирилл Сарычев — большой спортсмен. На самом деле, у людей, которые поднимают тяжести, поверьте, с головой все в порядке.

За примером далеко ходить не будем, вспомним Арнольда Шварценеггера, чьим кумиром был самый главный интеллектуал среди всех тяжеловесов всех времен и народов Юрий Власов.

Стоун — крепкий как камень, парень, лишенный склонности к интригам, человек, который идет своим путем и развивается во многих ипостасях. Мы все подружились, общаемся и будем продолжать это делать вне съемочной площадки.

— Вам лично было бы интересно увидеть в проекте еще кого-то из звезд нашего спорта — фигуристов, биатлонистов, футболистов?

— Пусть звезды спорта сейчас занимаются своим прямым делом. Например, Дзюба сказал, что объявляет бойкот всем журналистам и даже не будет смотреть в нашу сторону.

А я вспоминаю, как Аршавин с Кержаковым, когда я пытался взять у них интервью еще в бытность их футболистами, высокомерно проходили мимо. Теперь мы лучшие друганы, прекрасно общаемся, Андрей не вылезает из моих студий. Саша тренирует, мы сейчас видимся реже, но в любом случае мы с ним отработали чемпионат мира и много других замечательных проектов.

Жизнь сильно меняется, никогда нельзя говорить «никогда». Я к таким вещам отношусь умозрительно и вспоминаю фразу Никиты Михалкова, сказанную в его первом фильме Александру Кайдановскому: «А вы знаете, я вам не верю. Совсем». Так что у нас будут участвовать и спортсмены, вне всяких сомнений, и певцы, и блогеры. Движение «Вызов» ширится, набирает обороты, и я стараюсь делать максимум для того, чтобы оно росло. Рейтинги очень высоки, думаю, третий сезон не за горами, и я с удовольствием приму в нем участие.

— Вы и программа «Биатлон с Дмитрием Губерниевым» номинированы на ТЭФИ. До сих пор волнующе? Вы уже не раз получали эту престижную премию.

— Я как самый главный ласковый теленок российского телевидения номинирован от двух телеканалов. Дважды — от канала «Матч ТВ», единожды — от канала «Россия».

В одной номинации я вообще соперничаю сам с собой и с Георгием Черданцевым.

У меня уже есть четыре статуэтки. Всегда приятно попасть в шорт-лист в двух номинациях сразу, шанс выиграть есть. Будет пятая — я порадуюсь. Не будет — порадуюсь за коллег, потому что они большие молодцы: и Черданцев, и другие программы на «Матче» идут вперед, развиваются. Попадание в шорт-лист — успех не только мой, но и большого коллектива людей, которые трудятся над биатлонной программой, оставаясь за кадром, но будучи главными действующими лицами.

Что касается номинации от канала «Россия», огромное спасибо моему родному ВГТРК за то, что коллеги не оставили без внимания мои лыжные репортажи с Олимпийских игр. С учетом и побед наших спортсменов, и моей подготовленности, они мне очень дороги и очень понравились — самое главное, что понравились зрителям.

Посмотрим, как сложится. Я буду в Тюмени на биатлоне — наблюдать за происходящим и так или иначе реагировать.

— Несмотря на разнообразие ваших амплуа, для большинства любителей спорта вы остаетесь обозревателем биатлона. Для вас биатлон по-прежнему на первом месте?

— Вне всякого сомнения. Биатлон стоит особняком, и хочу сказать, что мы далеки от мысли, что у нас все плохо и что тот забор, который воздвигли международные спортивные организации, настолько крепкий и так будет долгие годы. Сейчас все чаще раздаются призывы обращать внимание на Олимпийскую хартию — об этом в биатлоне говорил Уле-Эйнар Бьорндален, у лыжников высказался Федерико Пеллегрино.

Но лыжи тихо умирают без русских, это абсолютно местечковый вид спорта, хотим мы этого или нет.

Что касается биатлона, там география пошире и влияние России не такое уж большое. Но в любом случае без России и Республики Беларусь рейтинги мировых соревнований становятся ниже, все-таки мы заметную роль играли.

К нашему биатлону сохраняется внимание, люди фиксируют участие россиян в тех или иных турнирах и стараются этому помешать, в очередной раз заявляя о мифических дополнительных санкциях — а какие еще могут быть дополнительные? Мы и так отстранены.

Я уже высказывал эту мысль: биатлон будет последним видом спорта, куда нас вернут, там антироссийские настроения очень сильны.

Но тем не менее мы должны идти своим путем — что мы и делаем. Мы проводим свои соревнования, которые очень активно смотрят, причем смотрит не только целевая аудитория «Матча», но и универсальная. Я этим, кстати, очень горжусь, потому что это единственный, пожалуй, телевизионный продукт на телеканале «Матч ТВ» по универсальной аудитории 4+, он способен конкурировать даже с большими каналами. И это наша общая победа — зрителей, спортсменов, тренеров.

Биатлон интересен. Да, первый клубный турнир Россия провела не без проблем. И международная федерация была против этого. Но сейчас первые эстафетные соревнования в рамках Кубка России показали, что внимание к биатлону огромное и страна его ждет по-прежнему. И я его жду как комментатор, мое сердце не бьется реже, когда я смотрю за соревнованиями белорусов и россиян.

Да, на Кубке мира действительно самый настоящий спорт, самый нужный и раскрученный, никаких сомнений. Мы хотим выступать там, где лучше, и мы будем там выступать, но сейчас нам ничего не остается, как идти своим путем.

— Вы всегда открыто говорите о проблемах российского биатлона, не стесняясь также вступать в полемику с руководством СБР. Можно ли сейчас обобщить и выделить основную проблему, которая есть в биатлоне России на текущий момент?

— Знаете, это не проблема российского биатлона. Я выражаю несогласие с решениями о том, что не взяли честно отобравшихся в сборную спортсменов.

Пусть берут молодых, молодежь заслуживает этого — но почему же за счет тех, кто честно делает свое дело?

Тем более, в XXI веке не принято заглядывать в паспорт спортсмена, в циклических видах можно бегать до 40 лет и даже до 40+ на высочайшем уровне. Поэтому главная проблема, которая меня заботит не только в биатлоне, а в стране, — отношение к людям. Оно оставляет желать лучшего.

Я человеколюбивый персонаж, я люблю людей, своих болельщиков. И меня, скажем так, бесит, когда спортивные руководители и вообще руководители относятся к людям, к гражданам моей страны, как к тем, по отношению к кому можно проявлять несправедливость или еще как-то негативно влиять. Так что и в конечном итоге ценность человеческой жизни, которая в России испокон веков была копейка в базарный день. А в не базарный — грошик.

— Здесь хотелось бы акцентировать внимание на истории с Антоном Бабиковым и Александром Логиновым, которые не попали в состав сборной и отказались от централизованной подготовки.

— Они прекрасно чувствуют себя в «союзе трех» с Александром Поварницыным. Они пошли своим путем, организовали свою команду, работают под присмотром тренера и методиста Дмитрия Шукаловича. И они выходят если не на профессиональный, то на полупрофессиональный уровень, хочется пожелать им удачи. В конце концов за каждым спортсменом стоят регионы. Хотя Центр спортивной подготовки во главе с Георгием Брюсовым выделил несколько дополнительных ставок после того, как я начал бить в набат и говорить о том, что парней и девчонок не взяли.

Я сейчас смотрю в биатлоне на людей старшего поколения — к ним в советские годы зачастую относились бессовестно. И почему-то считается, что и к нынешним спортсменам можно относиться также. У меня это вызывает, мягко говоря, раздражение. Меня мама воспитывала с чувством справедливости, и я ее пытаюсь восстановить. И это касается не только биатлона: недавно я был в Астрахани, видел темные улицы, бродячих собак, огромные лужи. Постарался обратить на это внимание — лужу искоренили, мне стали писать благодарные горожане. Мне кажется, если бы каждая знаменитость обращала внимание на какие-то проблемы, у нас бы и жизнь лучше стала.

Дело не ограничивается биатлоном, нужно власти немного помогать и обращать внимание на людей. У нас сейчас непростая ситуация, проблем хватает, но надо из этого выходить с честью.

— Как бы вы оценили работу в СБР по поддержке, организации и развитию внутрироссийских турниров?

— Это партнеры «Матч ТВ» — я могу только сказать им спасибо за то, что соревнования проходят. Да, я критикую СБР за то, что организация, с моей точки зрения, недоплачивает спортсменам, потому что спонсорские контракты с СБР приличные. Но оказывается помощь регионам. И если эта помощь доходит до адресатов, если есть, кто следит за тем, как она расходуется и что можно сделать, чтобы активно помогать спортивным школам, я это только приветствую.

Здесь нужно найти баланс, чтобы не обижать спортсменов. Возьмем, к примеру, лыжи. Дремучие люди почему-то до сих пор думают, что спонсоры появляются просто так. А спонсоры в лыжах появились ровно тогда, когда лыжи стали показывать на всю страну по «Матч ТВ». Совпадение? Не думаю. Так что это дорога с двусторонним движением. А лыжники по призовому фонду биатлонистов обгоняют. Скажем, в Кубке России по лыжным гонкам за победу причитается 100 тыс. рублей, а в биатлоне — 70. И в лыжах награждается первая десятка, а не топ-6, как в биатлоне. Поэтому все-таки нужно думать о людях.

Сейчас мы очень правильно говорим про Игры дружбы, про Игры БРИКС. Но ведь зимой будет Спартакиада, биатлонисты будут соревноваться в Златоусте Челябинской области, а лыжники — в Тюмени.

Там будут и повышенные призовые, спасибо государству, и внимание будет намного выше. Для нас это, если хотите, как чемпионат мира, коль скоро мы не выступаем на мировом первенстве в этом сезоне. Если провести эти соревнования правильно, будет понятно, что мы не потеряли хватку. И в те дни, когда нас вернут — а рано или поздно это произойдет, — мы и к Олимпиадам, и к чемпионатам мира будем готовиться достойно.

«Самуэльссон выиграет гонку и получит российские деньги»

— Международные федерации стали отстранять россиян по рекомендации Международного олимпийского комитета (МОК), а президент МОК Томас Бах то признается в любви к России, то призывает не допускать наших спортсменов до соревнований, то заявляет, что они не должны быть носителями коллективной вины — что с ним происходит, на ваш взгляд?

— Я не хочу говорить про Томаса Баха. Последнее решение по поводу того, что мы должны заплатить за расследование непричастности спортсменов к силовым структурам, — уже из рубрики «хоть стой, хоть падай». Они уже не скрывают, что пытаются абсолютно цинично с помощью отстраненной России зарабатывать деньги. Они же продают нам ничтоже сумняшеся права на трансляции соревнований. Считаю, кстати, что их надо показывать, чтобы молодежь видела состязания сильнейших представителей видов спорта.

Смотрите, какая интересная штука: нам выступать нельзя, но тем не менее нам продают права, и в том числе из этих средств люди получают призовые.

Представьте: швед Себастьян Самуэльссон, который нас критикует, выиграет гонку, получит свои деньги, и часть этих денег будет российская. Степень лицемерия уже не знает границ, это касается какой угодно области.

Уже надоело обращать на это внимание, хочется идти своим путем — безусловно, продолжая по мере сил поддерживать контакты с международными федерациями, но твердо держась своей позиции.

Я считаю, что не было бы ничего страшного, если бы мы поехали выступать на соревнования в нейтральном статусе — тем более, мы уже были нейтральными на трех Олимпиадах. Меня возмущает, когда спортсмены, уже выигравшие олимпийские награды, больше всех начинают вопить, что ситуация изменилась, сейчас никуда ехать не надо. Я усматриваю в этом эгоизм и издевательское отношение к стране и спортсменам. То есть вы, ребята, свои медали уже выиграли, а остальным — что, не надо? И причем так говорят даже люди, которые выиграли награды в нейтральном статусе — на трех Олимпиадах, напоминаю.

— А к смене спортивного гражданства россиянами вы как относитесь?

— Я нормально к этому отношусь. Я даже Аллу Пугачеву слушал, слушаю и буду слушать. Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Поэтому если люди выбрали себе путь-дорогу, то это их путь и жизнь. Если брать некоторых музыкантов, артистов, мне с ними что раньше, когда они в России жили, детей крестить не нужно было, что теперь — тем более. Но разве я при этом не могу послушать песню «Поворот»? Тем более что ее поет Александр Кутиков, прекрасный артист. Мы можем называть иноагентами лидеров тех или иных групп, но я напоминаю, что «Машина времени» и «Аквариум» — это все-таки коллективы.

— МОК рекомендовал спортсменам разных стран игнорировать Игры дружбы — опасаются конкуренции?

— Мы говорим о том, чтобы россияне могли выступать. Альтернативы Олимпиаде быть не может, не нужно многого на себя брать. Мы просто в сложившихся условиях пытаемся создать что-то свое.

Конечно, теперь МОК чувствует давление с нашей стороны, потому что мы перехватываем инициативу.

Это касается клубного биатлонного турнира — да, китайцы не приехали, но турнир был прекрасным. Это касается и многих других соревнований. Еще раз хочу отметить: раз к нам не прислушались, будем идти своим путем и иначе доказывать свою спортивную самоидентичность.

— Фигуристка Камила Валиева на днях одержала долгожданную победу, выиграв этап Гран-при в Москве. На ваш взгляд, она пришла в себя психологически после скандала на Олимпиаде и того, что ей пришлось пережить?

— Мне кажется, она пока не может прийти в себя до конца, потому что решения Спортивного арбитражного суда до сих пор нет. Она молодец, она выступает, развивается во многих областях, не только в спорте. Было бы странно предполагать, что она сейчас абсолютно спокойна, с учетом того, что вопрос о ее и нашей чемпионской медали подвешен. И она переживает, и я переживаю, и все болельщики.

— Верите, что ее могут признать невиновной?

— Это разговоры в пользу бедных. CAS — последняя инстанция, ему решать.

Я к этому отношусь умозрительно. Кто-то говорит: что-то должно произойти, и нас допустят до соревнований. Это логика людей, которые говорят вместо слова «заключительный» или «последний» слово «крайний». Что, у нас все теперь язычники или летчики? Только улыбаюсь на это.

— Вы футбольный обозреватель, потому не могу не спросить про футбол. Недавно сборная России разгромила Кубу 8:0. С учетом того, что официальных матчей и соперников более высокого уровня у нас нет, стоит ли радоваться этой победе?

— Надо радоваться тому, что мы хоть с кем-то играем.

Радоваться такой победе над кубинцами могут только идиоты — с учетом сопутствующих обстоятельств вроде покупки бутс в «Спортмастере» и остальных нюансов.

А вот предыдущие две игры, с Камеруном и с Кенией, были гораздо более информативны. Но нам выбирать не приходится. Мы играем, с кем есть возможность, и спасибо соперникам, что так или иначе они откликаются. УЕФА запретил играть нашим детям — ну о чем тут говорить? Сначала они разрешили, а потом поддались давлению.

— Главным ньюсмейкером российского футбола, несмотря ни на что, был и остается «Спартак». Судя по тому, как сейчас выглядит команда, считаете ли вы неизбежной отставку главного тренера красно-белых Гильермо Абаскаля?

— Уже нет, потому что вопросы с Соболевым, я так понимаю, решены. Сейчас у Абаскаля другая проблема: в ноябре снова — неожиданно — пришла зима, в том числе на футбольные поля, а у нас красного мяча нет. Плюс, я убежден, что люди, которые переходили на нынешнюю систему, думали о собственном кошельке, а вовсе не о развитии российского футбола.

В России надо играть, когда растет трава. У нас три летних месяца, но в них мы в футбол не играем.

— Многие с большим интересом следят за вашими взаимоотношениями и полемикой с президентом Федерации лыжных гонок России Еленой Вяльбе. В чем вы с ней принципиально не сошлись, как возникли противоречия?

— Почему? Мы с ней двигаем лыжный спорт вперед. Зачем сейчас я буду вспоминать какие-то моменты? Она работает на своем месте, я — на своем. Мы оба приносим пользу лыжным гонкам и отечеству.

Просто Елена Валерьевна периодически думает, что сейчас 1849 год, эпоха Николая Павловича Романова и его шефа жандармов Александра Христофоровича Бенкендорфа — а это не так.

— Вы дружите и близко общаетесь со многими представителями поп-культуры, но никогда при этом не скрывали любви к рок-музыке. Как поживает ваша группа Guber Band? Какие творческие планы?

— Прекрасные планы. 1 декабря мы играем на большом мероприятии в Москве, потом у нас два концерта в Тюмени 7 и 8 декабря, первый из них будет открытым. Далее — новогодний концерт в Москве 23 декабря. Как раз делаем афишу, так что следите за моими соцсетями и приходите на концерты, зажжем. У нас элементы квартирника — не только песни и пляски, но и общение со зрителями. Людям нравится. Мой девиз таков: звездам нужен саундчек, а профессионалы и так хорошо поют.

Загрузка