Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«После вступления в силу этого закона ситуация должна измениться»

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Защитит ли детей саморегулирование соцсетей

Восьмого февраля в Общественной палате РФ состоялся круглый стол по теме «Генеральная уборка в Сети, или российская таблетка от противоправного контента», в рамках которого эксперты обсудили особенности применения закона о саморегулировании социальных сетей, вступившего в силу 1 февраля. «Газета.Ru» обсудила различные аспекты этого документа с Екатериной Мизулиной, исполнительным директором Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям.

— Как вообще появилась идея этого закона

— Эта инициатива возникла не с потолка. Этот механизм подсмотрели у ряда европейских стран. Например, в Германии такой закон достаточно эффективно работает, в Австрии. И многие проблемы там удалось решить благодаря появлению этого закона. И, конечно, если мы не подключим сами социальные сети, сами платформы к модерации запрещенного контента, то наша борьба с распространением этой информации будет неэффективна. Можно, конечно, посадить бесконечное количество чиновников, которые будут заниматься модерацией противоправного контента, вносить его в реестр запрещенных сайтов, блокировать и так далее. Но если мы не подключим сами площадки, не заставим их самоочищаться при их колоссальных возможностях, которые они имеют, по модерации, то, как мне представляется, эта работа будет малоэффективной, малоуспешной.

Ещё в 2018 году мой руководитель, Елена Мильская, обратила внимание сенаторов, законодателей на распространение большого количества материалов в детской среде о скулшутинге и материалов экстремистско-террористического характера. И это было связано и с теми эпизодами нападения на школы, которые произошли в России. Мы с того времени готовили достаточно подробную аналитику самих социальных сетей. Нам в этом помогали и участники Лиги безопасного интернета, крупные представители IT-индустрии. По нашим данным, сейчас порядка 43 млн россиян состоят в различных деструктивных сообществах в социальных сетях. И примерно около 8 млн из них – это дети-подростки. Какого рода эти сообщества? Это и кибербуллинг, группы о суицидах, группы, связанные с продажей наркотиков, экстремистско-террористические группы, группы, связанные с шок-контентом, так называемые треш-стримы и тому подобные группы с особой жестокостью и насилием. И, к сожалению, постоянно появляются новые вида такого рода опасного, деструктивного контента, с которыми мы сталкиваемся постоянно в ходе мониторинга.

— Как много жалоб по поводу кибербуллинга?

— Достаточно большое количество обращений поступает от родителей. Только по фактам кибербуллинга за последние 2 года мы получили более 18 тыс. обращений и заявок на наши горячие линии от родителей детей, чьи дети стали жертвами такой травли, издевательства. И конечно вся эта ситуация заставила нас думать о том, какие меры необходимо предпринять государству по регулированию деятельности социальных сетей для того, чтобы пресечь распространение такого колоссального количества вредной, опасной информации.

— А проблема фейков насколько актуальна?

— Вот как раз в прошлом году мы столкнулись все с распространением большого количества недостоверной информации под видом достоверной – так называемых фейков, которые распространялись и о коронавирусе, и о вакцине от коронавируса, и о поправках и общероссийском голосовании о поправках в Конституцию, и о едином дне голосования. Просто шквал был такой фейковой информации. И более 33 тыс. таких фейков только наши волонтеры выявили. А реальный объем распространяемых публикаций просто оценить невозможно. Практически нет ни одного, наверное, россиянина, который в своем мессенджере не получил бы такой рассылки. И получали также большое количество жалоб от людей, которые просто устали от этих фейков.

— Как обстоит дело с кибермошенниством, в том числе в отношении детей?

— Действительно многие граждане наши пострадали в прошлом году от мошеннических действий в сети интернет, от мошеннических объявлений, на которые они попались, и которые рекламировались в YouTube, в Google, в Facebook, Instagram, на других площадках. Когда многие граждане заходили для того, чтобы оформить какие-то социальные выплаты, начисления, но при этом попадали на какой-то ресурс, который крал их персональные данные или данные банковских карт с целью последующей кражи денежных средств. Только Лига безопасного интернета за прошлый год более 3200 таких публикаций, таких ресурсов мошеннических обнаружила. И мы направляли и жалобы, и отправляли на разделегирование доменных имен такие ресурсы. И, конечно, это тоже беспокоит, потому что часто жертвами этих мошенников становятся и дети, и пожилые граждане, которые просто не могут оценить масштаб проблемы, не могут оценить, что они будут таким образом обмануты, потому что просто не владеют соответствующими навыками использования сети интернет.

– Почему, по вашему мнению, самостоятельные попытки соцсетей «навести порядок» до принятия закона не увенчались успехом?

— До принятия соответствующего закона, до его вступления в силу у социальных сетей не было стимула что-то модерировать. Они делали это на свое усмотрение, выборочно. И, как мы фиксировали неоднократно в целом неэффективно. Например, из 33 тыс фейков, которые мы выявили в 2020 году, только 11% было заблокировано или удалено социальными сетями после направления нами соответствующих жалоб. И в итоге мы все оказались в ситуации неких двойных стандартов со стороны этих платформ, когда они цензурировали какие-то публикации выборочно. Особенно если это была информация, распространенная российскими пользователями о нашем государстве, о нашей истории, о наших традициях.

— Многие эксперты говорят, что западные IT-гиганты должны зарегистрироваться в России как юрлица, и только тогда можно будет о чем-то говорить всерьез...

— Да… Этот закон в полную меру не заработает, если мы не заставим IT-платформы, особенно иностранные, зарегистрироваться на территории Российской Федерации, как юридические лица, открыть здесь представительства, работать открыто в правовом поле Российской Федерации, платить здесь налоги, нести ответственность в соответствие с законом. Сейчас мы видим, что многие из них не реагируют на законные требования российских властей, не исполняют решения российских судов, но при этом продолжают здесь, у нас в России, зарабатывать достаточно большие деньги на продаже рекламы и иных аналогичных сервисов.

— Какой ущерб могут понести западные IT-гиганты, если проигнорируют требования нового российского законодательства?

— Конечно, объем прибыли подсчитать их достаточно сложно, все они работают в обход системы налогообложения российской, и тем самым, с одной стороны, они нарушают наше действующее законодательство, позволяют распространяться большому количеству запрещенной информации, с другой стороны, они продолжают получать здесь деньги и не платить соответствующие налоги в бюджет Российской Федерации.

— Ожидаете ли вы, что закон о саморегулировании площадок в значительной степени сократит объёмы деструктивного контента в интернете и поможет уберечь детей от откровенно опасных материалов?

— Конечно, после вступления в силу этого закона, ситуация должна существенно измениться. Несмотря на то, что он стал действовать с 1 февраля, мы ждем от Роскомнадзора действий для того, чтобы он начал реально работать. Еще на прошлой неделе мы обратились к регулятору и предложили создать реестр социальных сетей, включив девять основных, самых популярных площадок среди российских пользователей. И чем быстрее такой реестр социальных сетей, которые имеют посещаемость свыше 500 тыс пользователей в сутки будет создан, тем быстрее этот закон заработает.

Мы считаем, что это сильно снизит количество распространяемой деструктивной информации, особенно в детской и подростковой среде.

– Какие дополнительные меры, на ваш взгляд, могут помочь в решении проблемы распространения противоправного контента в Сети?

— Конечно, мы считаем, что должен быть принят закон, который обяжет западные IT-гиганты открыть юридические лица или представительства на территории России. Как это сделано в целом ряде стран. Такая практика работает и в Германии, и в Турции такой закон недавно заработал.

— Что если западные IT-гиганты просто проигнорируют требования этого нового закона, который, как вы говорите, только ещё предстоит принять?

— Должна быть система штрафов достаточно существенных, равно как и дополнительные возможности воздействия у регулятора, то есть у Роскомнадзора. Например, ограничение скорости трафика, постепенное.