Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

«Перфокарта управляет Кремлем». Каким мог быть интернет в СССР?

Интернет и искусственный интеллект в СССР могли появиться еще в 60-х, но их испугались

Четвертого декабря отмечается День рождения российской информатики. По этому случаю «Газета.Ru» рассказывает об одном из самых амбициозных IT-проектов СССР — Общегосударственной автоматизированной системе учета и обработки информации (ОГАС). ОГАС — это прототип интернета из 60-х, который мог реанимировать плановую экономику Союза и помочь стране одержать победу над США в Холодной войне. Но, к сожалению, ОГАС умер не родившись, поскольку напугал правительство своей прогрессивностью.

Человек с большой буквы

Отцом проекта ОГАС является советский кибернетик Виктор Глушков — один из главных разработчиков советских компьютеров. Глушков проектировал как гигантские ЭВМ, занимающие целые залы, так и персональные компьютеры, которые могли стоять в квартире каждого советского инженера. И все это было в 60-х годах, когда американская IBM только начала путь к миниатюризации своих систем.

Примерно тогда же Глушков начал заигрывать с концепцией интернета. Конечно, в середине прошлого века никто не знал слова «интернет», но это не мешало советскому кибернетику экспериментировать с передачей информации между вычислительными машинами. Первый такой опыт Глушков провел в 1958 году: при помощи телеграфной линии связи ему удалось соединить ЭВМ «Киев» с конвертерным цехом Днепродзержинского металлургического завода.

Эта связь использовалась для дистанционной автоматизации некоторых производственных процессов на некогда крупнейшем в СССР металлургическом заводе. Похожим образом сегодня управляются многие промышленные объекты в рамках так называемого интернета вещей (IoT).

Хотя ОГАС часто и называют предтечей интернета, проект Глушкова не задумывался как потребительский сервис для обмена сообщениями и доступом к интересной информации. ОГАС должен был стать прообразом именно интернета вещей, — закрытой сетью вычислительных машин на промышленных предприятиях, в которой циркулировала бы информация об объемах производства чего бы то ни было.

Переход в киберпространство

Сеть предполагает наличие множества узлов. В контексте интернета, под узлами подразумеваются компьютеры. Глушков предлагал создать трехуровневую сеть ОГАС с множеством терминалов. На первом — главном уровне — компьютерный центр в Москве. На втором – вспомогательные центры в двухстах крупнейших городах страны от Одессы до Хабаровска. Далее — около 20 тыс. терминалов, то есть вычислительных машин, разбросанных по ключевым предприятиям СССР.

Связь между машинами предполагалась двусторонней, чтобы центр в Москве мог не только обрабатывать полученные данные, но и отдавать команды машинам более низкого разряда. Причем команды должны были отдаваться автоматически.

То есть ОГАС — это в какой-то степени еще и концепт искусственного интеллекта (ИИ). Ведь многие современные ИИ так и работают: они находят закономерности в больших массивах данных и на их основе предлагают наиболее эффективные решения, в зависимости от поставленной задачи.

В СССР этой задачей для ОГАС было повышение мобильности принятия важных для экономики решений, касающихся квот и планов. Причем решаться эти задачи должны были моментально. Особенно на фоне неподвижности громоздкого бюрократического аппарата правительства. ОГАС позволяла бы не только контролировать почти любое предприятие в СССР, но и моделировать последствия от принятия тех или иных решений.

«Концепция ОГАС заключалась в создании единой системы сбора отчетной информации по народному хозяйству, планирования и управления им, а также информационного банка для моделирования различных вариантов развития народного хозяйства», — заключил в беседе с «Газетой.Ru» директор Координационного центра доменов .RU/.РФ Андрей Воробьев.

Почему погас ОГАС

Глушков оформил проект на бумаге и представил его зампредсовмину СССР Алексею Косыгину в 1962 году. В докладе кибернетика говорилось, что реализация ОГАС обойдется стране в 20 млрд руб., что по тем временам было сопоставимо с годовыми бюджетами страны на освоение космоса и оборону вместе взятыми. При этом по расчетам Глушкова ОГАС должна была окупиться спустя 15 лет после запуска.

Заявка была одобрена.

Глушков принялся за создание подробного плана создания ОГАС, который должен был пройти последнее утверждение в правительственной комиссии. Через год комиссия состоялась. Проект ОГАС столкнулся с жесткой критикой и был отправлен на доработку.

В первую очередь ОГАС раскритиковали за дублирование функций Центрального статистического управления (ЦСУ), — госоргана, который в СССР занимался сбором экономических данных и выведением статистики. Глушков не отрицал, что на пути его дела жизни встал ЦСУ, но мотивы он видел другие. По мнению кибернетика, ОГАС не понравилась правящей элите из-за того, что она сделала бы работу ЦСУ прозрачной: там, где статист-человек мог подправить цифры для получения красивого отчета, компьютеры мухлевать не стали бы.

Плохо на репутации ОГАС начала сказываться и западная пропаганда. В США прознали о грандиозном плане Глушкова и напряглись от перспективы проигрыша Холодной войны из-за ускорения, которое буксующей плановой экономике СССР может придать столь масштабная информатизация. На этом фоне в ведущих СМИ капиталистических стран начали появляются критические отзывы на Глушкова и его ОГАС. Например, в The Washington Post вышла статья под названием «Перфокарта управляет Кремлем». В ней приводился утопический сценарий развертывания ОГАС, при котором людей во главе ЦК КПСС заменяют компьютеры, а чиновники почти ничего не решают. В The Guardian ОГАС преподнесли как инструмент тотальной слежки за каждым гражданином страны и его расходами.

В мемуарах Глушков утверждал, что обе эти статьи попали на столы высших управленцев СССР и знатно их напугали.

И в это легко поверить, поскольку в тот период в СССР витал дух оттепели, — даже партийные люди могли прислушиваться к авторам иностранных газет.

В 1964 году Глушков представил правительственной комиссии третью редакцию плана внедрения ОГАС, с правками, учитывающими интересы ЦСУ. Однако и она не удовлетворила тогдашних экономистов, — они распорядились отдать ОГАС на очередную доработку, но уже под кураторством ЦСУ. Статисты, по мнению Глушкова, извратили идею системы. Но даже в новом виде ей не суждено было воплотиться в жизнь, — в 1966 году правительство СССР полностью отказалась от идеи перевода инструментов управления экономикой в цифровую среду, ссылаясь на дороговизну ее реализации.

Альтернативная история

Андрей Воробьев из Координационного центра доменов .RU/.РФ считает, что, если бы ОГАС заработал, она бы могла стать основой для создания общедоступной информационной сети. Причем, скорее всего, начало ей положил бы сам Глушков, поскольку в голове у него уже была такая концепция.

«Уже недалёк тот день, когда исчезнут обычные книги, газеты и журналы. Взамен каждый человек будет носить с собой «электронный блокнот», представляющий собой комбинацию плоского дисплея с миниатюрным радиоприемопередатчиком», — процитировал Андрей в разговоре с «Газетой.Ru» последнюю книгу кибернетика «Основы безбумажной информатики», изданную в 1982 году.

То есть очевидно, что Глушков представлял в будущем карманные компьютеры, которыми по сути и стали сегодня смартфоны. Более того, советский ученый предвидел даже мобильный интернет, из которого они черпали бы информацию.

«Набирая на клавиатуре этого «блокнота» нужный код, можно, находясь в любом месте на нашей планете, вызвать из гигантских компьютерных баз данных, связанных в сети, любые тексты, изображения (в том числе и динамические), которые и заменят не только современные книги, журналы и газеты, но и современные телевизоры», — писал Глушков.

Загрузка