Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Интернет

flickr.com

Новая «интернет-ООН» угрожает Китаю

Китай боится потерять суверенитет из-за передачи управления интернетом международной организации

Digital

Шикарный скандал разразился в китайском Вужене на Всемирной интернет-конференции. Организаторы в 11 вечера подсунули участникам под дверь номеров черновик декларации относительно «интернет-суверенитета», которую планировалось рассмотреть на заседании на следующий день, с просьбой отреагировать до 8 утра. Черновик вызвал бурю возмущения. Журналисты узнали о нем в пятницу 21 ноября 2014 года, и новость о нем тут же была распространена во всех ведущих западных интернет-СМИ от Blumberg'а до TechCrucnh'а. В результате декларация так и не была заявлена на заседании...

Казалось бы, все темы – старые: распространение терроризма через сеть, интернет-цензура, наблюдение, порнография и т.д. От чего же у всех вдруг так бомбануло? TechCrunch, встав в позу поборника прав и свободы, вовсю издевается над положениями декларации () и выставляет китайцев неадекватными, однако ситуация – не такая простая, и у Запада известная часть тела тоже в пуху по самый хвост. Попробуем разобраться.

Конфликтная ситуация
Кто бы что ни говорил, но вот уже как несколько лет за мировыми кулисами идет «холодная интернет-война» между Востоком и Западом (отрадно, что пока без настоящих военных действий… почти…), причем не всегда понятно, где кончается Восток и начинается Запад, так как континентальную Европу тоже штормит неслабо. Вот, например, Google'у на этой неделе досталось от Еврокомиссии: Германия двигает антимонопольный закон, требующий отделить поиск от других сервисов и не монополизировать, благодаря этому, другие интернет-рынки.

Если кратко, суть конфликта: кто контролирует средства массовых коммуникаций на твоей земле. Если во второй половине XX столетия на смену нерентабельным крупномасштабным военным действиям в деле взятия под контроль новых территорий пришла глобальная финансовая система, технологии использования региональных финансовых кризисов и международной «помощи», то в начале XXI века финансовые кризисы – уже исключительно глобальные, не поддаются никакому контролю и просто опасны. Их замещают интернет, всемирные PR и пропаганда. Все это прекрасно понимают.

Китай нервничает, и его можно понять. До сих пор все было просто замечательно. Пока западные финансовые круги доедали Восточную Европу, а Россия принимала на себя большую часть критики, ему удалось отгородить забором миллиард сверхдешевой рабочей силы и органично интегрироваться в мировую экономику в виде «всемирного сборочного цеха». И вот вам – интернет, видео-хостинги, соц.сети!
Технологически развитая часть Китая начинает лучше кушать, о чем недвусмысленно говорят биотехнологические биржевые индексы, и больше знать о прелестях и благах этого мира. Чем быстрее будет происходить этот процесс и чем больше информации будет попадать в Китай извне, тем быстрее у нас будет два Китая и тем быстрее можно будет поживиться плодами очередного регионального кризиса.

Интернет-суверенитет
Китайцы понимали, что это все – опасно для них, и еще в начале 2000-х начали строить свой «Великий китайский фаервол» (систему серверов на входе в китайский сегмент, которая фильтрует весь входящий и исходящий трафик и, судя по недавним новостям о роутинге внутреннего российского трафика через сети китайских телекоммуникационных компаний, еще и шпионит за другими сегментами). Для них откровения Сноудена о глобальном наблюдении спецслужб США и Великобритании – не новость.

И вот, эта история становится широко известна в мировом масштабе, и разнообразные заинтересованные стороны начинают использовать ее в своих целях: для изменения законодательной базы и ужесточения интернет-цензуры, для давления на конкурентов, для защиты своих рынков, для освоения бюджетных средств, выделенных на проекты по усилению кибер-безопасности и т.д.
Во многих странах мира всплывает идея «интернет-суверенитета» как средства защиты прав своих граждан и национальных интересов, а под этим соусом расширения прав и полномочий спецслужб по контролю за веб-ресурсами, пользователями интернета и трафиком. Не лучший расклад для Штатов. И дело не в имперских амбициях США, а в том, что ведущие ИТ-компании Кремниевой долины, которые являются сейчас локомотивом американской экономики, получают 80% своих доходов за пределами своей страны. Само собой, интернет-гиганты давят на законодательную и исполнительную ветви, как в судах, так и через лобби.

Изящный ход Обамы
Ситуация накалилась до бела летом этого года. Два вопроса разрывали (и разрывают по сей день) американское общество: «глобальное наблюдение» и «сетевой нейтралитет».
Глобальное наблюдение поставило вопрос о доверии к американским ИТ-компаниям, а общество раскололо примерно пополам: на тех, кто за наблюдение ради безопасности граждан (и бог с ней, с 4-й поправкой к конституции), и на тех, кто против наблюдения в любом виде.
Сетевой нейтралитет – это пока больше внутренняя американская свара между телекомами и поставщиками контента (первые просят брать дополнительные деньги с пользователей за возросший объем трафика, если хотят сохранения уровня сервиса, а вторые требуют равных прав доступа к аудитории независимо от того, платятся ли дополнительные деньги или нет), но с ней не все так просто.

Барак Обама воздерживался от каких-либо шагов до окончания выборов в конгресс, но, после того, как они были проиграны республиканцам, уже ничто не помешало сделать два важных шага: поддержать «сетевой нейтралитет» и начать процедуру по передаче корпорации по управлению доменными именами (ICANN) в международное управление.
Распоряжение федеральной коммуникационной комиссии (FCC) действовать в плане интернета на основе телекоммуникационного акта (то есть, фактически, поддержка «сетевого нейтралитета») вызвало ярость крупнейших американских провайдеров. Но в глобальном плане – это большой задел на будущее. Американский прецедент будет затем распространяться в мире в качестве стандарта «де-факто». В Европе попытка внедрить «сетевой нейтралитет» уже была, но пока вызвала резкое отторжение. Тем не менее, американские ИТ-компании будут добиваться законодательного закрепления равных прав доступа к аудитории во все большем количестве стран.

Передача ICANN в международное управление (создание эдакого «интернет-ООН») снимает с США все обвинения в контроле интернета и использовании ИТ-компаний Кремниевой долины для транслирования идеологии США, дестабилизации ситуации в регионах и т.д. – ведь теперь все процессы происходят под контролем мирового сообщества. На практике же, ICANN останется под контролем Запада, как и ООН.

И вот тут Китаю становится совсем неудобно, так как в подобной ситуации отгораживание собственных граждан от радушных объятий мирового сообщества выглядит как проявление самого настоящего тоталитарного режима.
Китай является ключевым фактором осуществления американской политики в азиатском регионе и на территории бСССР. С одной стороны, с ним хотят дружить (об этом косвенно говорит успех китайских ИТ-компаний, например IPO Alibaba, на американском рынке), с другой – еще один рычаг давления никогда не повредит.

Пробный шар Китая
Подсовывание под дверь участников конференции черновика декларации – это своего рода попытка прощупать почву, сделанная с очаровательной азиатской непосредственностью. В принципе, она удалась, так как западные СМИ разобрали декларацию буквально по косточкам.
Из документа видно, что китайцев волнует ситуация: «…интернет стал большой деревней, и это бросает вызов национальному суверенитету».

Второе положение призывает договориться о том, что технологическая мощь какой-либо из стран не должна угрожать суверенитету других. TechCrunch «переводит» это как: «Руки прочь от нашего великого фаервола!» И это так. Можно издеваться над этим пунктом, но ведь никто не может гарантировать, что падение великой кибер-стены не приведет к очень печальным последствиям. Революция зонтиков в Гонконге – это только первая ласточка.

Третий пункт призывает отказаться от кибер-атак. Тут китайцам припомнили сразу все: от взломов правительственных серверов китайскими хакерами до атак на азиатские представительства иностранных СМИ и облака американских компаний (например, на Apple iCloud). А также вспомнили высказывания директора NSA адмирала Майка Роджерса, который заявлял, что хакеры некоторых стран способны вывести из строя военные, финансовые и другие компьютерные системы США.

В четвертом пункте китайские авторы решили вскочить на любимого американского конька – «борьбу с терроризмом» – но не учли, что это обоюдоострая тема: борьба с терроризмом хорошо работает, если надо ограничить распространение Bitcoin'а и подавить на Apple и Facebook, чтобы те убрали шифрование, но не в данном случае. Китайцам сразу припомнили закрытие мессенджеров, давление на Weibo и уголовную статью за «распространение слухов» в сети.

Примерно в том же негативном ключе были интерпретированы пункты про культурное развитие граждан и здоровый рост детей без влияния распространения запрещенного контента и порнографии. Китайцев тыкнули носом в то, что под предлогом закрытия порно-сайтов они ликвидируют онлайн-библиотеки, а культурное развитие граждан невозможно, если ты огорожен виртуальной стеной.

В общем, маленькая бумажка вытащила на свет все лицемерие как с одной, так и с другой стороны, а скандал наглядно продемонстрировал новые инструменты и способы международного давления.