Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
Ammar Abdullah/Reuters

Операция «Возвращение»

Сирийские боевики хотят обменять тела россиян с Ми-8 на заключенных исламистов

Екатерина Згировская, Михаил Ходаренок

Тела погибших военнослужащих со сбитого в Сирии вертолета Ми-8 предлагают обменять на заключенных исламистов. Стоит ли России вести переговоры с террористами или нужно решить вопрос своими силами, разбиралась «Газета.Ru».

Сирийские боевики заявили, что хотят обменять тела пятерых россиян, погибших на этой неделе под Идлибом, на содержащихся в тюрьмах правительства Сирии и шиитского движения «Хезболла» в Ливане заключенных. С этим предложением выступил так называемый Генеральный фонд по делам заключенных (The General Foundation for Prisoners' Affairs), сообщает агентство Reuters. Кого из заключенных хотят освободить боевики, не сообщается, но есть также предложение к сирийским войскам и их союзникам освободить занятые ими территории.

В понедельник, 1 августа, Минобороны России сообщило, что террористы в районе Идлиба сбили российский военно-транспортный вертолет Ми-8 с пятью военнослужащими на борту. По официальным данным, вертолет возвращался с гуманитарной миссии из Алеппо, хотя зарубежные эксперты считают, что россияне могли выполнять и боевой вылет. В Генштабе Вооруженных сил России инцидент назвали «террористическим актом». Местонахождение троих членов экипажа и двоих офицеров российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии было неизвестно.

Источник РИА «Новости», приближенный к командованию ополчения в провинции Алеппо, сообщил, что тела россиян находятся у группы боевиков «Джебхат Фатх аш-Шам» (в прошлом — «Джебхат ан-Нусра», запрещенная в России группировка. — «Газета.Ru»), которой командует гражданин Саудовской Аравии Мохамад Мухейсни. «Пока не знаем точно, два или три тела у террористов», — сказал собеседник агентства.

«Газета.Ru» обратилась к экспертам с вопросом о том, какие есть варианты развития событий в данной ситуации.

Первый вариант — не вступать с террористами в переговоры, делая так, как поступает в аналогичных условиях Государство Израиль. Правило у Тель-Авива только одно — с бандитами договариваться не о чем.

Второй — отбить тела погибших при катастрофе вертолета офицеров путем операции сил специального назначения.

Третий — пойти на условия террористов.

Четвертый — захватить в плен видных деятелей запрещенной в России террористической организации «Джебхат Фатх аш-Шам» и обменять их на тела погибших офицеров на более выгодных условиях.

Пятый — выкупить тела погибших.

На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
  • На месте крушения российского вертолета Ми-8
1 12

Если отказаться от условий террористов, наиболее подходящий способ решения проблемы — спецоперация, но точное местонахождение тел погибших офицеров руководству группировки российских войск в Сирии неизвестно.

Территория, где произошла катастрофа, за прошедшее время могла быть укреплена боевиками в ожидании поисково-спасательной операции. Для предотвращения высадки групп спецназа с транспортно-десантных вертолетов могла быть развернута система ПВО (крупнокалиберные пулеметы и установки, малокалиберная зенитная артиллерия, ПЗРК, противотанковые ракетные комплексы TOW, гранатометы), а также минно-взрывные ограждения и различные виды сигнализации. А сами тела погибших пилотов могут быть заминированы в расчете на неизвлекаемость.

Таким образом, предполагаемая операция групп специального назначения (даже если удастся определить точное местонахождение тел погибших офицеров) может с большой вероятностью завершиться неудачей и привести к тяжелым потерям в личном составе и технике.

Тем не менее отказываться от ее планирования и проведения не стоит. Экс-командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковник Сергей Макаров пояснил «Газете.Ru», что в этом случае трудно дать какие-либо практические рекомендации, тем более не зная всех особенностей ситуации.

«Ранее прецеденты обмена телами погибших были. В частности, в ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе такая практика некоторое время существовала. Особенно с той стороны. Тела погибших бойцов и офицеров находили, прикапывали, а потом вели переговоры и выдвигали условия. Чаще всего это происходило из корыстных побуждений — за деньги, другие материальные блага. Меняли иногда тело на тело, иногда всех на всех», — сказал Макаров.

По его мнению, правильнее было бы «не вступать ни в какие переговоры с террористами, это может создать множество проблем впоследствии».

Бывший начальник штаба Ленинградского военного округа, военный комендант Чечни во вторую кампанию генерал-полковник Сергей Кизюн, напротив, считает, что надо пойти на условия террористов. В беседе с «Газетой.Ru» он предложил «отдать заключенных в тюрьмах бандитов, забрать тела наших офицеров, похоронить товарищей со всеми почестями, а там посмотрим».

Экс-заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Валерий Запаренко специально для «Газеты.Ru» сказал: «Я полагаю, за тела наших погибших товарищей надо бороться в любом случае до конца».

Заявлений о том, будет ли Россия вести переговоры с террористами о передаче тел или нет, руководство страны пока не делало.

Как ранее сообщалось, командиром сбитого в Сирии военно-транспортного вертолета Ми-8 был 33-летний капитан Роман Павлов, рассказал «Газете.Ru» источник в военном ведомстве. Павлов и летчик-штурман 29-летний старший лейтенант Олег Шеламов, чьи документы разместили в социальной сети Twitter ряд пользователей, были выпускниками Сызранского высшего военного авиационного училища летчиков. Борттехником экипажа был 41-летний капитан Алексей Шорохов.

По данным бюллетеня российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии, за последние сутки зафиксировано семь нарушений режима перемирия в провинции Дамаск, где формирования причисляющей себя к оппозиции группировки «Джейш аль-Ислам» обстреляли из минометов населенные пункты Арбил, Сакба, Хауш-Насри, Нашабия, Джаубар, Дума и Джисрейн. В провинции Алеппо террористы из самодельной артиллерии и минометов обстреляли населенные пункты Ансар и Кудехи, торговый центр «Кастелло», кварталы Ар-Рамуси и Лерамон, аэропорт Эн-Найраб в городе Алеппо. Обстрелам боевиков в провинции Дамаск подверглись населенные пункты Хутейта-эль-Джараш, Бахария, Арбил, Хауш-эль-Фара, в провинции Латакия — Кабух и Шиллиф, в провинции Хама — населенный пункт Тарфави, в провинции Хомс — пункт Тайр-Маала. На данный момент общее число присоединившихся к процессу примирения населенных пунктов в Сирии достигло 349.