Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Россия не нужна? Лукашенко развернулся на Запад

С чем Лукашенко идет на президентские выборы

Белоруссия все активнее дистанцируется от России. За последнюю неделю Минск заключил соглашение об облегчении визового режима с ЕС. И договорился о восстановлении дипломатических отношений с США, прерванных более десяти лет назад. Белоруссия продолжит активно продвигать политику «и нашим, и вашим», потому что менее года остается до президентских выборов в стране, и Александру Лукашенко необходимо в пятый раз убедить электорат в своей незаменимости.

В пятницу 20 сентября Белоруссия подписала соглашение по упрощению визового режима с Евросоюзом. Предполагается снижение стоимости виз до 35 евро и сокращение сроков их выдачи белорусам до 10 дней. Ожидается визит в Минск представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини.

Россия при этом идет в обратном направлении. Переговоры об облегчении визового режима с Европой были заморожены в 2014 году после присоединения Крыма к России.

В последнее время Лукашенко демонстрирует все более независимую от Кремля политику и старается выжать максимум из своего умения сидеть на двух стульях, балансировать между востоком и западом, между Россией с одной стороны и Европейским союзом и США с другой. Примеров такого маневрирования во взаимоотношениях между Москвой и Минском накопилось более чем достаточно, но на этой неделе Лукашенко, кажется, превзошел сам себя. Он показал Москве, насколько он может быть политически самостоятельным и экономически независимым.

Облегченный визовый режим – как раз история такого плана. И она не единственная. Лукашенко намерен восстановить дипломатические отношения с США, прерванные десять лет назад. Это стало известно после визита в Минск советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона (правда, уже уволенного со службы). Тем не менее Госдеп США 17 сентября анонсировал возвращение своего посла в Белоруссию. Но при этом США пока сохраняют в отношении Белоруссии и отдельных ее граждан, включая самого Лукашенко, санкционный режим. Хотя часть ограничений приостановлены.

Болтон дал понять, что США поддержат Белоруссию в ее стремлении сохранить суверенитет. «Когда распался СССР и возникли независимые государства, мы твердо заявили и продолжаем заявлять о поддержке независимости и суверенитета», — подчеркнул Болтон после встречи с Лукашенко.

По словам экс-советника Трампа, белорусский народ должен решить, хочет ли он оставаться суверенным либо нет. «Мое мнение — он все еще хочет оставаться суверенным государством», — заключил Болтон.

Для Лукашенко такая поддержка заокеанского партнера крайне важна. Дело в том, что белорусский лидер не раз высказывал претензии российскому руководству по поводу того, что Москва вознамерилась лишить Минск суверенитета в обмен на финансовую помощь. И даже якобы российские партнеры «обнаглели настолько, что выкручивают руки».

«Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России», — возмущался Лукашенко, подчеркивая, что вопрос независимости для Белоруссии «святой».

Но Путин тоже друг

Этот маневр с Болтоном заставил Москву смягчить риторику по поводу интеграции с Белоруссией, считает доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш. «Лукашенко показал себя грамотным переговорщиком, и Москва была вынуждена смягчить свою позицию. Тем более, что Лукашенко заговорил о поставках американцами нефти на Украину через Белоруссию», — отмечает Коктыш.

Сам Лукашенко при этом делает вид, что ничего особенного не произошло.

«Болтон приехал. А почему он не мог приехать? Он что, приехал в Беларусь прежде всего? Да нет, он уже побывал и в Сочи, и в Москве, и с моим другом, коллегой Путиным, обнимался. Мы же спокойно это переносили. Мы не возникали. Приехал и приехал», — сказал Лукашенко, подчеркнув, что дружит и с американцем, но и Владимир Путин — тоже друг.

Лукашенко, чтобы сбалансировать крен на Запад, даже слегка «наехал» в своей манере на США. «Они нас наклоняли и влево, и вправо. И сами приехали, предложили встретиться. Думаю, правильно, мы должны с ними налаживать отношения», — сказал Лукашенко.

Месяцем ранее Лукашенко употреблял похожее выражение и для характеристики российско-белорусским отношений: Россия должна стать настоящим «старшим братом» для белорусов, поддерживать в трудную минуту, а не «гнобить и наклонять». «Мы требуем от старшего брата, чтобы это был старший брат. Чтобы они не гнобили, не наклоняли нас, а в трудную минуту поддержали», — взывал Лукашенко.

А если призыв к добрососедским отношениям не поможет, то Белоруссия будет вести самостоятельную многовекторную политику, дал понять белорусский глава. Будет дружить не только в Россией и евразийскими партнерами, но и с конкурентами. От США до Китая — с последним, кстати, Лукашенко договорился об участии в реализации проекта нового Шелкового пути и даже достраивает под этот китайский мегапроект особую экономическую зону «Великий камень».

Двусторонние контакты США и Белоруссии между тем активизировались еще в 2018-м. В Минске побывал помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл и после встречи с Лукашенко назвал Белоруссию «частью бастиона, защищающего от российского неоимпериализма».

Но взаимоотношения с Кремлем у Лукашенко подпортились еще раньше на фоне проведения российским правительством налогового маневра в нефтяном секторе (обнуление экспортной пошлины и повышение ставок на добычу углеводородов). Из-за этого маневра, напомним, цена на российскую нефть для Белоруссии сравняется с мировой, что снизит рентабельность белорусских НПЗ. Потери для своего бюджета белорусы оценивают в $10-11 млрд.

Компенсировать эти потери Россия просто так не хочет, предлагая жесткий вариант интеграции. Отнюдь не в виде Союзного государства. В декабре 2018 года Лукашенко говорил, что ему поступают предложения войти в состав России «шестью областями». В ответ Лукашенко пригрозил забрать две нитки нефтепровода «Дружба». «Наработки есть. Если мы через Польшу начнем поставлять нефть, то мы заберем две нитки нефтепровода «Дружба», по которому на экспорт идет российская нефть. Это надо россиянам?» — грозил Лукашенко.

Лукашенко уже переизбрался

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», считают, что в ближайшее месяцы Лукашенко будет только усиливать свое маневрирование между Россией и западным сообществом. И объясняется это тем, что на август 2020 года в Белоруссии запланированы президентские выборы.

На днях Лукашенко жестко ответил на слухи о возможном преемнике по родственной линии. У Лукашенко трое сыновей — Виктор, Дмитрий и Николай. «Никакие дети у меня не готовятся ни к какому транзиту власти», - заявил он.

Тем не менее старший сын Виктор считается кронпринцем, он уже в должности помощника президента по нацбезопасности.

Для того, чтобы одержать убедительную победу на выборах, Лукашенко хочет продемонстрировать успехи в социальной политике. По этой причине реально ссориться с Москвой ему сейчас не выгодно. Россия — основной экономический партнер Белоруссии. Но сотрясать воздух обвинениями и угрозами он, конечно, продолжит.

При этом у российских чиновников, которых так невзлюбил Лукашенко, имеются все возможности испортить президенту избирательную кампанию. Обрушить экономику, оставить без субсидий и создать, например, проблему с выплатой пенсий и зарплат бюджетникам. «Да, теоретически это возможно, такой ресурс у Москвы есть», — рассуждает первый замгендиректора Цнетра политтехнологий Алексей Макаркин.

«Но каким был бы итог? Белорусский майдан? Новый и, скорее всего, прозападный лидер? Не исключено», — указывает Макаркин.

Кремлю проще договариваться с Лукашенко, чем с неизвестно кем. В итоге выбивание Минском преференций из Москвы продолжится, как и заигрывание с ЕС и США. И России придется смотреть на это сквозь пальцы. «Лукашенко хочет понравиться и традиционному электорату, старшему поколению, ждущему возрождения СССР, и показать молодым избирателям, что его принимает Запад. В Кремле понимают, что Лукашенко хочет играть на обоих регистрах», — говорит Макаркин.

Не только Белоруссия, но и все малые страны, находящиеся на одной орбите с Россией, вынуждены проводить политику «и нашим, и вашим», считает Александр Михайленко, профессор кафедры внешнеполитической деятельности России факультета национальной безопасности РАНХиГС. «И чем острее противоречия между Россией и тем же Евросоюзом, чем глубже разлом в политике и экономике между Брюсселем и Москвой, тем более нервно ведут себя наши сателлиты. Это защитная реакция. Это желание подстраховаться», — говорит Михайленко.

«Малые страны», а это Белоруссия, Армения, Молдавия, Грузия и в некоторой степени Казахстан и Украина, испытывают дискомфорт от неопределенности на глобальных рынках, от быстро меняющегося мира, из-за деградации существующей политической системы, которая выбрасывает на обочину авторитетных политиков и приводит к власти популистов и эстрадных комиков, добавляет Михайленко.

«Но Лукашенко, считайте, уже переизбрался», — резюмирует Коктыш.