Две стороны медали: почему строительство мусоросжигательных заводов — не панацея

Мусоросжигательные заводы беспокоят потребителей энергии: есть ли основания

Строительство в России большого количества мусоросжигательных заводов – спорная инициатива, вызывающая массу доводов как «за», так и «против» у экспертов и заинтересованных сторон. В данном случае к ним относятся и крупные потребители энергии, ставшие невольными спонсорами этого вида переработки отходов. Критики проекта считают, что фокус на сжигании мусора не вполне соответствует экологической повестке страны в целом, так как отодвигает на второй план обозначенный вектор на сортировку отходов и извлечение из них максимума полезных ресурсов.

Горящие сроки

Поводом для дискуссий стали мусоросжигательные теплоэлектростанции (МТЭС): в настоящее время компания «РТ-Инвест» ведет строительство четырех таких объектов в российских регионах. Предполагается, что на этих заводах будут сжигать в общей сложности по 3,35 млн тонн отходов в год. Согласно договорным обязательствам, «РТ-Инвест» должен ввести объекты в эксплуатацию до 1 декабря 2022 года. За каждый месяц задержки предусмотрен штраф в 25% от гарантированного платежа за мощность. Пока станция не запущена, инвестор теряет платеж за мощность, при этом срок договора не продлевается.

Строительство мусоросжигательных электростанций во многом идет за счет оптового рынка электричества и мощности (ОРЭМ) — таков механизм договоров о предоставлении мощности на основе сжигания твердых бытовых отходов (ДПМ ТБО), поэтому за проектом внимательно следит «Сообщество потребителей энергии». Правда, с таким подходом к реализации строительных работ в сообществе не согласны.

«Вопросы переработки отходов – это вопросы ЖКХ, а не выработки электроэнергии, поскольку это только побочный продукт. Соответственно, и инвестиции, и доходы необходимо искать не в электроэнергетике», — отмечает замглавы организации Валерий Дзюбенко.

Есть и другие сложности.

По словам Дзюбенко, вопросы к проекту начали возникать еще на этапе конкурсов на строительство заводов в Подмосковье и Казани.

«В программе строительства мусоросжигательных ТЭС многое изначально было сделано неправильно. Например, в ходе конкурсов на строительство первых 5 мусоросжигательных заводов. Почему-то все эти лоты объединили в один сплошной лот, тем самым ограничив конкуренцию, — считает Дзюбенко. — Соответственно, никто из других компаний, которые также хотели принять участие в конкурсе, не смогли претендовать на столь большой объем, хотя были готовы построить отдельные мощности за более скромную сумму. В итоге единственный участник забрал объединенный лот по максимальной цене».

Теперь же речь идет о том, что ввести заводы в эксплуатацию в указанные сроки не удастся. «Коммерсант» ранее писал, что представитель «РТ-Инвеста» на совещании у вице-премьеров Александра Новака и Виктории Абрамченко заявил о возможной задержке строительства на год в силу разных обстоятельств, связанных с пандемией коронавирусной инфекции нового типа. Информацию о вероятном срыве сроков подтверждает и заместитель директора «Сообщества потребителей энергии».

«А дальше стали происходить странные вещи. Заводов нет, на какой они стадии и когда они будут введены в эксплуатацию – не ясно, ответы на наши вопросы, которые мы задаем коллегам в Совете рынка уклончивые или их вовсе нет. Ясно только одно – поставщики не успевают, претендуют на отсрочку в связи пандемией, но пояснения неубедительные. Необходимо предъявить надежные доказательства, рассказать о тех обстоятельствах, которые повлияли на сроки ввода объектов в эксплуатацию. Насколько мне известно, доля нелокализованных компонентов в МСЗ не столь высока, критичных проблем не просматривается», — констатирует Валерий Дзюбенко.

Риторический вопрос

В настоящее время в правительстве РФ по инициативе компании «РТ-Инвест» рассматриваются вопросы о переносе даты начала поставки мощности без уплаты штрафов, продлении срока действия договора для всех пяти пилотных проектов по строительству мусоросжигательных заводов (МСЗ), увеличении доли расхода природного газа с 5% на 20% и сохранении дублирования доходов за счет оптового энергорынка и бюджетных источников, писал «Эксперт».

Согласно подсчетам «Сообщества потребителей энергии», задержка с вводом объектов в эксплуатацию влечет дополнительные некомпенсируемые расходы для предприятий и организаций на сумму около 25 млрд рублей относительно действующих условий договоров на поставку мощности (ДПМ ТБО).

Вызывает вопросы и предложение об увеличении доли расхода природного газа: действующие условия квалификации генерирующего объекта, функционирующего на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ), предусматривающие использование не более 5% ископаемого топлива в топливном балансе поставщика в случае использования им комбинированных видов топлива. Изменение пропорции топливного баланса с увеличением доли ископаемого топлива сокращает отличие мусоросжигательных электростанций от обычных газовых или угольных электростанций, стоимость содержания которых в 25 раз ниже цены мощности МСЗ, составляющей около 5 млн руб./МВт в месяц, говорят в «Сообществе потребителей энергии».

«Параллельно коллеги просят сохранить дублирование доходов за счет энергорынка и бюджетных источников, что само по себе иррационально, а также вопреки своим изначальным техническими документам увеличить долю расхода природного газа при сжигании мусора. Вообще-то мусоросжигательные заводы обойдутся экономике в 25 раз дороже, чем классическая тепловая электростанция. Если увеличивать расход природного газа, то это уже не мусоросжигающая, а обычная тепловая электростанция. Соответственно и платеж необходимо сократить. Поставщики могли бы удешевить проект за счет использования утилизации отходящего тепла, снабжая им прилегающие объекты: промышленные, сельскохозяйственные, жилые и так далее. Но от этой идеи почему-то отказались», — комментирует Валерий Дзюбенко.

По его словам, субсидирование переработки отходов через платежи за электроэнергию вредно и для электроэнергетики, и для ЖКХ. Это увеличивает расходы промышленности, снижает ее конкурентоспособность, дополнительно стимулирует переход от централизованных к собственным источникам энергии. Домохозяйства, которые якобы пытаются таким образом защитить от роста коммунальных платежей, очевидно, оплатят эти расходы через повышенную цену товаров и услуг, причем с сопутствующими «накрутками», которые неизбежно возникают в перекрестном субсидировании. В то же время стимулы для разумного обращения с отходами так и не появятся, полагает Дзюбенко.

Несмотря на то, что проекты по строительству 5 заводов в рамках первой программы ДПМ ТБО еще не реализованы и произвести оценку их эффективности не представляется возможным, обсуждаются планы возведения еще 25 аналогичных объектов. Эта инициатива также не внушает оптимизма «Сообществу потребителей энергии» — идею масштабирования там считают как минимум преждевременной.

«Нужно ли стране такое количество мусоросжигательных заводов – большой вопрос. Среди государственных приоритетов в сфере обращения с отходами мусоросжигание стоит на предпоследнем месте после их захоронения в землю. Масштабируя мусоросжигание вместо глубокой переработки отходов, мы мало того, что застрянем на «варварском» этапе развития сферы обращения отходов, мы вместе с мусором сожжем огромные ресурсы, реальные деньги, которые могли бы послужить экономике и обществу», — отмечает замглавы сообщества.

Специалисты предлагают производить реализацию электроэнергии и мощности на ОРЭМ новыми 25 мусоросжигательными заводами производить только в рамках РСВ (рынка на сутки вперед) и конкурентного отбора мощности (КОМ). По их мнению, финансирование строительства МЗС следует осуществлять за счет роста тарифов на утилизацию бытовых отходов в ЖКХ, бюджетного субсидирования и налоговых льгот. Кроме того, рекомендуется перенести в сектор ЖКХ оплату 335 МВт ранее отобранных в 2017 году объектов ТБО в размере превышения стоимости произведенной электроэнергии на РСВ и стоимости мощности в КОМ.