Кто выиграл и проиграл от импортозамещения

Эксперты оценили программу импортозамещения продовольствия

Слушать
Остановить
Импорт свинины обвалился в 10 раз, яблок и груш стали завозить из-за рубежа наполовину меньше, овощей — на четверть. Это лишь некоторые итоги программы импортозамещения за 2014-2020 годы, выяснили эксперты РЭУ имени Плеханова. С точки зрения бизнеса импортозамещение оказалось неплохой стратегией, а вот о предпочтениях российского потребителя подумали в последнюю очередь, считают эксперты.

Эксперты РЭУ имени Плеханова подвели итоги программы импортозамещения, стартовавшей в 2014 году после присоединения Крыма к России. «Всего на программу за все время ее реализации было выделено около 2 млрд руб., однако нельзя сказать, что результаты всецело положительные», — отмечается в исследовании «Сделано в России: в чем удалось добиться импортозамещения».

Согласно стратегии развития пищевой и перерабатывающей промышленности, рассчитанной до 2020 года, российские власти планировали сократить объемы импорта мяса на 67,8%, молока — треть, овощей — на 70%, плодово-ягодной продукции — на 20%.

«Почти полностью достигнуть показателей удалось по мясу, сократив импорт на 65%», — отмечается в исследовании РЭУ.

Лучше всего получилось заместить зарубежную свинину и мясо птицы. В частности, импорт свинины упал почти в 10 раз, говядины — в 2,5 раза, мяса птицы — в 2 раза.

По молочной продукции сокращение пока составило только 20%. По овощам удалось заместить 27%, из них импортные томаты вытеснены отечественными уже на 45%.

Хуже всего импортозамещение в продовольственной сфере произошло по линии плодово-ягодной продукции – на 11%, подсчитали эксперты РЭУ.

«Российское сельское хозяйство можно рассматривать чуть ли не как основного выгодоприобретателя от программы импортозамещения и санкционного режима», — поясняет автор исследования заведующий кафедрой предпринимательства и логистики РЭУ Дмитрий Завьялов.

Насквозь отечественные госзакупки

Первые результаты замены импортных продуктов отечественными аналогами были достигнуты еще в 2017 году, когда импорт продуктов питания сократился с $43 млрд до $25 млрд. Уже тогда с рынка ушли основные иностранные конкуренты и увеличилась господдержка отечественного бизнеса. В 2020 году экспорт продовольствия впервые превысил импорт и составил $30,6 млрд или 79,4 млн тонн в натуральном выражении.

По подсчетам Завьялова, закупки продовольствия за рубежом в натуральном выражении с 2014 по 2020 год сократились примерно на треть.

Эксперты РЭУ указывают на «частичное изменении географии и товарной структуры импорта». Например, норвежский лосось, занимавший 40% импортной рыбы, был заменен поставками из Чили и Фарерских островов. И одновременно с этим Чили, например, нарастили закупки лосося в Норвегии на треть, хотя логистическая логика противоречит такому реэкспорту.

«Доля европейских стран в импорте продовольствия упала, зато выросла у стран Латинской Америки, Китая. Больше всего продовольствия Россия закупила в Беларуси — более чем на $3 млрд, что ставит это соседнее государство на лидирующую позицию по поставкам продовольствия с долей в 40% против 12% в 2013 году», — говорится в исследовании РЭУ.

Активно идет импортозамещение и в сфере технологий. Например, в банках, на объектах критической информационной инфраструктуры, на госпредприятиях, в оборонной сфере, хотя полной локализации нет нигде.

«При этом доля закупок российских товаров в госзаказе увеличилась с 50% в 2019 году до 75% в 2020-м, а по отдельным позициям превысила 90%», — заключают эксперты РЭУ.

Активность российских властей по замене импортных товаров, похоже, заметили в Евросоюзе. Еврокомиссия 19 июля инициировала спор с Россией в рамках Всемирной торговой организации (ВТО) относительно «дискриминации государственными компаниями РФ иностранных поставщиков». В заявлении ЕК, размещенном на официальном сайте, говорится, что с 2015 года «Россия постепенно расширяет свою политику импортозамещения за счет использования различных ограничений и стимулов».

В 2019 году стоимость опубликованных тендеров государственных предприятий составила 23,5 трлн рублей, что составляет около 290 млрд евро и эквивалентно 21% ВВП России, подсчитали в ЕК. Например, дискриминационным и противоречащим нормам ВТО считается создание списка из 250 товаров, в котором доля отечественных аналогов должна составлять до 90%. Речь идет о транспортных средствах, оборудовании, медицинских приборах, текстильных изделиях.

Топить за наших

Поддержка отечественного производителя при государственных закупках в условиях непрекращающихся санкций вполне естественна, считает начальник отдела анализа отраслей реального сектора и внешней торговли Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Эдуард Баранов. «Я не вижу отраслей и производств, в которых бы отечественная продукция вытесняла импортную вследствие недобросовестной конкуренции. Претензии ЕС — типичный пример двойных стандартов: «не мешайте нам конкурировать на вашем рынке, а на наш мы вас пускать не будем», — говорит Баранов, добавляя, что правила ВТО хороши, если их соблюдают все участники, что, к сожалению, далеко не так.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов считает, что процесс импортозамещения в России идет довольно мягко. «Классическое импортозамещение — это ограждение от импортных товаров высокими тарифами и попытка развивать собственные производства. В мировой практике оно себя не оправдало. В России нет прямых пошлин на импорт каких-либо товаров. Но есть поддержка отечественной промышленности, ограничение в госзакупках импортных товаров, запрет на поставки из-за рубежа для оборонки — это такое мягкое импортозамещение», — отмечает Титов.

Но успешнее всего замена на отечественное идет там, где государство действует жестко и где ситуация сама вынуждает российские компании крутиться быстрее. Как например, в сельском хозяйстве. Поэтому АПК стал бенефициаром импортозамещения.

«А чтобы в промышленности импортозамещение шло успешнее, чтобы Россия наращивала несырьевой экспорт, нужно не ограничения строить, а создавать условия: льготные налоги, адекватная стоимость аренды, подключение к инфраструктуре вкупе с получением доступного капитала», — заключает Титов.

Аналитик «Фридом Финанс» Евгений Миронюк говорит, что сейчас импортозамещение пойдет еще активнее, после того, как Евразийский экономический союз убрал из «преференциального» списка 76 стран, в том числе Китай, Сингапур, Турция, Индия, Бразилия, Вьетнам. «Преференции для этих стран снижены, и российский бизнес наверняка найдет в этом для себя новые ниши», — считает Миронюк.

Все-таки программа импортозамещения оказалась контрпродуктивной, если оценивать ее с позиции интересов потребителя, сходятся во мнении эксперты. «Наполнение внутреннего рынка снизилось, это способствовало росту цен и во многих случаях снижению качества продукции. В проигрыше в основном оказались прежде всего потребители, то есть как раз те, в интересах кого декларировалось импортозамещение», — говорит главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман.

По данным ВЦИОМ за июль, контрсанкции одобряли в 2014 году 84% россиян, в 2015-м — 73%, а сейчас — 57%. Не одобряли — 9%, 20% и 36% в соответствующие годы.