Страна возможностей: почему западные инвесторы доверяют китайским товарищам

Как Китай привлек в свою экономику рекордный объем прямых иностранных инвестиций

Слушать
Остановить
В КНР открылись 23 тыс. компаний с иностранным капиталом и теперь их количество превысило 1 млн. Китай подкупает своей стабильностью, предсказуемостью и гигантским рынком, объясняют эксперты успех китайских товарищей. Именно этих качеств и не хватает России.

В первой половине 2021 года объем фактически использованных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) увеличился в пересчете на юани на 28,7% в годовом исчислении, а в американских долларах — на 33,9%, сообщило на этой неделе агентство «Синьхуа» со ссылкой на отчет Министерства коммерции КНР.

«Темпы роста ПИИ стали самыми высокими за последнее десятилетие», — цитирует агентство представителя Минкоммерции КНР Цзуна Чанцина.

По словам чиновника, рост притока ПИИ в Китай в первом полугодии превысил ожидания. «Это заложило крепкую основу для достижения годовой цели по стабилизации иностранных инвестиций», — отметил китайский чиновник, не уточнив, впрочем, размер ожидаемых инвестиций.

В прошлом году в Китае также был зафиксирован рост ПИИ — на 4% и составил $163 млрд.

Тем самым КНР впервые обошла по показателю ПИИ даже США (падение в 2020-м году на 49% — до $134 млрд).

При этом из данных Минкоммерции следует, что в этот же период (первая половина 2021 года) в Китае открылись 23 тысячи компаний с иностранным капиталом. Это на 47,9% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Таким образом, количество созданных в Китае компаний с иностранным капиталом превысило 1,06 млн, свидетельствуют официальные данные.

Впечатляющие успехи Китая особенно заметны на фоне всеобщего спада ПИИ в мире. В 2020 году ООН зафиксировала снижение прямых иностранных инвестиций в мире в 2020 году на 42% — до $859 млрд, по сравнению с $1,5 трлн, которые они составляли в 2019 году.

Обогнали США по лояльности инвесторов

Подсчитано, что в 2020-м объем мировых ПИИ был более чем на 30% меньше, чем после мирового финансового кризиса 2009 года, и соответствовал уровню 90-х годов прошлого века.

Спад инвестиций был зарегистрирован в 17 странах Евросоюза, включая Германию, Францию, Италию и Австрию. Снижение было отмечено также в США — на 49%, до $134 млрд.

В РФ приток ПИИ упал с $32 млрд в 2019 году до $1,1 млрд в 2020-м. Это итог пандемии коронавируса вкупе с исторически низкими ценами на нефть, следует из данных ООН.

В этом году подсчитан пока только объем прямых иностранных инвестиций за первый квартал. Объем, по данным ЦБ РФ, составил $4,7 млрд.

По прогнозам международного рейтингового агентства Standard & Poor's инвесторы продолжат терять западные инвестиции. Чистый отток ПИИ составит 0,8% ВВП в 2021 году, 0,7% ВВП – в 2022-м и по 0,6% в 2023–2024 годах. За четыре года Россия не досчитается примерно $60 млрд, прогнозировало S&P.

Прямые иностранные инвестиции — это вложения иностранных инвесторов в бизнес и в технологии на территории страны, поэтому так важен этот показатель, отмечает ведущий экономист УК «Арикапитал» Сергей Суверов.

Россия, как и Китай, восстанавливается после пандемии, однако росту ПИИ в Россию препятствует прежде всего геополитика, санкции, доминирование госсобственности, невысокая емкость внутреннего рынка, стагнация доходов населения, добавляет Суверов.

Оставшихся добьет третья волна

Первый зампред комитета ГД по бюджету и налогам Михаил Щапов, оценивая успехи Китая, говорит, что эта страна «продемонстрировала решимость и эффективность» в борьбе с коронавирусом. «Темпы вакцинации в КНР впечатляющие, а значит есть чуть более высокая вероятность, что в стране будет меньше проблем, связанных с пандемией. В России все не так. Локдауны не вводятся (а значит нет и мер поддержки), но при этом на разные отрасли накладывают массу ограничений. Предприятия фактически брошены, им совсем перестали помогать. Тех, кого не убила первая волна пандемии, добьет третья», — говорит Щапов.

Росту западных инвестиций в Россию мешает остающаяся забюрокраченность процедур, связанных с открытием бизнеса, отмечает основатель российско-китайской компании Sinoruss Сурана Раднаева. «Например, чтобы китайской компании открыть бизнес в Москве необходимо пройти процедуру консульской легализации всех учредительных документов компании, а это занимает обычно до двух месяцев. Гендиректором иностранной компании должен быть гражданин РФ, что далеко не очевидно для зарубежных инвесторов. Результат — назначение на данную должность гражданина Китая и потом штраф в размере до 1 миллиона рублей по статье 18.15. КоАП РФ — незаконное привлечение к труду иностранного гражданина», — говорит Раднаева.

По мнению эксперта, регистрация компании иностранного инвестора, который все же решился выйти на российский рынок, не должна быть препятствием, «а должна быть рекламой того, как легко и приятно соблюдать в России все правила».

А Китай впечатлил западных инвесторов прежде всего своей стабильностью, считает директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников.

«Если мы посмотрим на США на Европу, то Китай на их фоне выглядит экстерриториальным островом стабильности. Инвесторы любят гарантии, предсказуемость завтрашнего дня. Инвесторам нравится, когда власть сегодняшняя будет работать стабильно, с ней можно договариваться и есть уверенность, что договоренности, достигнутые сегодня, завтра не отменят. Именно таким и является Китай», — говорит Солонников.

При этом в США, лидировавшем ранее по объемам привлеченных ПИИ, сложная политическая ситуация. «Был целый ряд проектов, которые начинал Трамп, а Байден, получив власть, отменил их. И теперь начинает свои проекты. Никаких гарантий, что байденовские проекты будут продолжены через три года, в общем-то нет. Массовые митинги протестов в крупных городах, стабильности нет, инвесторам это не нравится. А китайское общество стабильно управляется железной рукой. Лидер Си цзиньпин продолжит руководить страной и дальше, чуть ли не до 2035 года», — заключает эксперт.

Солонников считает, что Россия как раз полная противоположность Китаю. «Наша страна остается придатком западной американской модели экономики. Россия крайне подвержена внешнему влиянию и инвесторы видят нестабильность. Кроме того, у России немало внутренних проблем. Главная из которых — все эти разговоры о транзите власти», — говорит эксперт.

Кроме того, попытки России договариваться и с одними и с другими, играть и с Китаем, и с Европой заставляют нервничать инвесторов. «И мы еще и видим себя евразийской державой, ориентирующейся на азиатский регион. Где гарантии, что снова что-то не изменится в угоду внешней или внутренней конъюнктуре», — говорит Солонников.

Западных инвесторов может беспокоить также тот факт, что до последнего времени государственные активы России не очень-то работали внутри страны, держались за рубежом. «Ну и кто же будет инвестировать в страну, которая сама свои деньги не инвестирует здесь. Если средства Фонда национального благосостояния все-таки развернут в национальные проекты, и если будет эффект, то западные инвесторы пойдут следом. Но Россия сначала сама должна доказать эффективность госинвестиций», — считает руководитель Института современного государственного развития.

Поделиться: