И черный октябрь впереди

Нигде в мире инспирированные властью этнические чистки не были оформлены как погромы

Если вам кажется, что достаточно выключить телевизор, не читать газет и не поддерживать бессмысленных разговоров на политические темы и происходящий на ваших глазах в стране разворот к новой внутренней политике вас лично обойдет стороной, — скажу: напрасно надеетесь. Не берусь говорить, что нынешний поворот окончательный, поскольку последний раз все изменилось буквально две-три недели назад, но сейчас все повернулось в опасную и для вас сторону.

Нет, я не об убитой Анне Политковской, хотя и о ней тоже. Страна, в которой у убийства политического журналиста-расследователя сразу же появляется пять достаточно правдоподобных версий, нестабильна. На практике это означает, что есть как минимум пять групп власть имеющих и приближенных к ней, которых можно подозревать в организации убийств. Существование хотя бы одной такой группы людей во власти есть вызов закону и повод для беспокойства. Северной Ирландии в свое время хватило двух таких объединений граждан, чтобы считаться зоной бедствия на десятилетия.

Я и не об антигрузинской кампании, в которой поучаствовали на прошлой неделе практически все российские политики и крупные госслужащие, лояльные действующей власти, хотя и о ней тоже. Бессмысленны уловки типа «мы боремся не против грузинского народа, а лишь против режима Саакашвили».

Нигде в мире инспирированные властью этнические чистки не были оформлены как погромы.

Везде, где они случаются, они начинаются как антикриминальные операции, проверки паспортного режима и проверки законности ведения бизнеса представителями «этнически чуждых» элементов. Не найти связи между нелегальным пребыванием в России грузина и претензиями к России Михаила Саакашвили. Она может быть только в расистской и националистической логике, предполагающей коллективную ответственность граждан Грузии и грузин по национальности за проблемы российских властей в политическом противостоянии с Тбилиси. Или же это подготовка России к войне против Грузии, накануне которой антигрузинские пропагандистские действия являются одним из элементов мобилизационного плана. Полагаю, об этом следует говорить открыто.

Я всего лишь расскажу о подписанном в субботу премьер-министром Михаилом Фрадковым поручении членам кабинета министров по подготовке ряда законопроектов. «Эти документы должны быть направлены на усиление национальной безопасности, поддержание оптимального баланса трудовых ресурсов в стране, а также содействовать трудоустройству граждан РФ в приоритетном порядке», — передает пресс-служба правительства. Законы эти коснутся большинства граждан России и в том числе тех, кто считает, что большая политика их минует.

История поручения Михаила Фрадкова главам МВД, ФСБ, Минэкономразвития, Минздравсоцразвития, Роспотребнадзора, Федеральной миграционной службы коротка и проста. Премьер выполняет приказ, вернее, поручение главы государства Владимира Путина от 5 октября правительству выступить с законодательной инициативой в нескольких направлениях в области «национальной безопасности». Вопросами безопасности объявлены состояние рынка труда, структура сбытовых сетей в сельском хозяйстве, количество иностранных граждан, работающих в РФ в различных отраслях экономики, а также режим их пребывания и работы на территории России.

Полное содержание поручений Фрадкова министрам не опубликовано, но и выдержки из него достаточно красноречивы. Задача министров, которым придется законодательно оформлять инициативы Владимира Путина по «обеспечению нацбезопасности», достаточно проста: ограничить присутствие иностранных рабочих в экономике России. На первый взгляд, речь идет о достаточно известных в практике и Евросоюза, и США, и большинства других стран мерах по ограничению трудовой миграции. Конечно, еще полгода назад и Владимир Путин, и большая часть министров, обсуждавших проблему трудовой миграции, объявляли, что импорт в Россию рабочей силы из стран СНГ, а впоследствии, возможно, Китая есть благо для российской экономики. С одной стороны, это обусловлено демографическими проблемами (старение трудоспособного населения вкупе с низкой безработицей и довольно высоким уровнем экономического роста), с другой стороны — с дефицитом рабочей силы. Я, например, эти слова не забыл, не знаю, как уж тут себя оправдывает Владимир Путин, а со сведениями, говорящими, что ситуация за полгода поменялась, не сталкивался. Однако важно не это.

Впервые с момента создания Российской Федерации президент страны считает присутствие в стране иностранцев угрозой национальной безопасности.

На преодоление этой угрозы и брошены министры. Главе МВД Рашиду Нургалиеву предстоит определить «порядок привлечения иностранных работников к трудовой деятельности на территории РФ», а также механизм установления «непрерывности пребывания на территории РФ лиц, въехавших в визовом порядке». Пересмотр в свете нацбезопасности привлечения иностранных граждан к работе в России может быть исключительно новым ограничением на работу в России граждан Украины, Белоруссии, Казахстана, Молдавии с одной стороны (эта четверка стран, вопреки мифам, и есть родина большинства иностранных граждан, работающих в нашей стране), и менеджмента из стран ЕС и США — с другой. Вероятно, в отношении последних разрабатываются поправки о «непрерывности пребывания»: полагаю, что Владимир Путин, а затем и Михаил Фрадков обеспокоены свободным перемещением по территории СНГ вышеуказанных лиц, а также всех прочих подозрительных иностранцев.

Главе Минздравсоцразвития Михаилу Зурабову предстоит более серьезное дело. Вместе с другими министерствами ему необходимо в интересах той же нацбезопасности подготовить «проект нормативно-правового акта, определяющего допустимые доли иностранных работников в различных отраслях экономики России в зависимости от профессии, специальности, квалификации, страны происхождения и пр.». До последнего дня таковой правовой акт был не нужен, поскольку действующий порядок найма иностранца на работу аналогичен действующим правилам всех стран «золотого миллиарда»: возможность привлечения иностранного гражданина возникает в случае отсутствия претендента подходящей квалификации с российским гражданством.

Квоты, устанавливающие допустимость, скажем, 15% таджиков в строительной отрасли из соображений национальной безопасности, — это тот же расистский принцип.

Наличие паспорта другой страны в кармане вкупе с некоренной национальностью делает тебя опасным для российского государства.

Итак, с легальной миграцией разобрались — что же делать с нелегалами? Они, как велено считать правительству, угрожают национальным интересам России и ее граждан на «оптовых и розничных рынках». Термин «рынок» подразумевается в двух смыслах сразу, что удобно: «в целях защиты интересов российских товаропроизводителей и населения» главе МЭРТ Герману Грефу предлагается «подготовить проект документа, регламентирующего торговлю на оптовых и розничных рынках с учетом упорядочения миграционной ситуации, а также предусматривающий ответственность за нарушение норм, определяющих порядок торговли и миграционных правил». Даже если под словом «рынок» подразумеваются торговые ряды, речь опять же идет о расистском подходе: связать национальную безопасность и правила торговли морковкой и капустой на колхозном рынке можно лишь через признание преимущественных прав «коренного населения» на продажу продукции подсобного хозяйства на кафельном прилавке.

Именно здесь поворот власти к националистической и расистской риторике нельзя скрыть. Рассказы о «кавказских перекупщиках», не дающих русским крестьянам торговать овощами, о «засилье черных» в розничной торговле, о «супермаркетах, отказывающихся торговать российским товаром в угоду транснациональным корпорациям», в России всегда были главным достоянием русских националистов, бывших и остающихся расистами.

Герману Грефу предстоит игнорировать множество фактов, чтобы выполнить наказ президента.

Например, большую трудовую мобильность трудовых мигрантов, сверхнизкие заработки в розничной торговле. В последние годы наличие русских за прилавками рынков является функцией от средней зарплаты в бюджетном секторе: если она растет медленнее средней зарплаты — «кавказцы» исчезают, если растет быстрее — дефицит рабочей силы заставляет арендаторов и владельцев прилавка выписывать себе дешевых рабочих из того же Азербайджана. Давление же на рынок рабочей силы в рознице, во многом воссозданный теми же азербайджанцами во всей стране в виде десятков тысяч ларьков, приведет лишь к тому, что товар подорожает. Полагаю, что господин Греф понимает это не хуже меня: меры по обеспечению национальной безопасности на продовольственных рынках мотивированы чисто расистскими, а не экономическими соображениями. Они обоснованы и социальным заказом: истории о «кавказском засилье» на рынках популярны, и под увеличением уровня национальной безопасности здесь подразумевается и рост доверия к Владимиру Путину со стороны рядового населения, требующего «прогнать обнаглевших черных». Вы, Герман Греф, и должны стать для них «русской метлой». С рынков придется выгонять не столько «обнаглевших рэкетиров», представленных в основном сотрудниками МВД, сколько нищих людей из всех концов бывшего СССР — в пользу русских нищих людей. Это жестокий выбор, который нельзя сделать, не сделав выбора в пользу национализма и расизма.

Реализация «октябрьских тезисов» Владимира Путина, ознаменовавших поворот к националистической политике, станет политическим тестом для Белого дома.

Отказ выполнять распоряжение президента и в случае необходимости отставка со своего поста выглядят оправданным для министра политическим поступком. Накануне принятия Нюрнбергских законов в налоговых, финансовых, экономических ведомствах Германии также не сомневались в том, что проверки законности финансовых операций евреев и иностранцев проводятся из властного каприза Гитлера, который пройдет, а Германия пребудет. Дальнейшую историю учат в школах.

Да, прошло восемьдесят лет, и «окончательного решения грузинского вопроса» никто не планирует: Россия пока просто намерена «наказать зарвавшегося Саакашвили, продавшегося США». Тем не менее возможность войны за расширение «жизненного пространства для нации» в Южной Осетии и Абхазии, возможность «ограничения экономических, политических, социальных возможностей враждебных стратегическим интересам государства групп», возможность создания в России в XXI веке современного аналога третьего рейха очевидна уже сейчас.

Никого не должен смущать экономический рост в России — то государство богатело еще быстрее и тоже было сильным.

Его претензии к соседям также выглядели обоснованными, иначе бы не было Мюнхена. В 1938 году так же никто не думал, что кампания 1936 года «Брат ищет брата», очень похожая на российскую программу «возвращения соотечественников», аншлюс Австрии, так похожий на перипетии Союзного государства РФ и Белоруссии, территориальные претензии к Чехии, мало отличимые от претензий к Грузии, закончатся Нюрнбергом.

Сохранить карьеру, благополучие, социальный статус, не выступив против, можно будет лишь в государстве, сделавшем 5 октября вместо робких шажков в ту сторону первые уверенные шаги в рамках нового националистического курса. Но это касается не только министров, но и всех граждан. Вам предлагают дешевую морковку в обмен на изгнание инородцев из России. Если вы считаете происходящее ошибкой власти — не стесняйтесь говорить, что вы против. Возможно, вы будете услышаны, и ставка на национализм, расизм, военное государство не будет сделана.

Если вы считаете происходящее закономерностью — не бойтесь действовать.

Если же вы поддерживаете происходящее, рассчитывая или на морковку, или на великое будущее русского государства, я не буду вас убеждать. Просто представьте себя гражданином Германии в 1945 году.