Русский стиль

Вот и свершилось: Россия одержала историческую победу над Европой. Русский стиль поведения начал завоевывать «цивилизованный мир». Акция политико-пропагандистского возмездия под лозунгом «ты меня уважаешь?» наподобие тех, что Москва привыкла практиковать в отношении соседних стран, взята на вооружение другой великой державой.

Выступая перед парламентом, министр иностранных дел Великобритании Дэвид Миллибанд назвал три цели, которые преследует Лондон. Первая — добиться торжества правосудия, вторая — довести до сведения правительства России последствия нежелания сотрудничать. Третья — продемонстрировать приверженность обеспечению безопасности граждан и гостей Великобритании. Примечательна очередность приоритетов: урок Москве выше, чем обеспечение безопасности граждан.

Рискну утверждать, что действия Лондона вызваны не невыдачей Лугового. Выдвижение заведомо невыполнимого требования, которое противоречит национальной конституции, — не способ добиться торжества правосудия. Тем более когда оно сопровождается издевательским замечанием о том, что многие страны в таких ситуациях конституцию меняли.

Миллибанд, кстати, в качестве примера упомянул европейский ордер на арест, который, во-первых, действует только в рамках Евросоюза, а во-вторых, и там реальное введение в действие этой части законодательства дается не без проблем. Но это, собственно, не важно. Вопрос не юридический. Великобритания осуществляет акт политического наказания страны, которая, как полагает британское правительство, вышла за рамки допустимого для цивилизованных государств.

Помните, как отвечали наши представители на вопросы о том, что должна сделать Грузия, чтобы прекратились санкции? «Они знают, что им нужно делать». Мол, ведите себя прилично. И все, понимай, как хочешь.

Россия очень увлеклась самоутверждением. Юношеский адреналин возрождающейся державы выражается в весьма экстравагантных проявлениях. И нам самим они очень нравятся.

Как классно выкрикнуть в лицо британскому послу «Брентон - фашист!» и «Извинись или убирайся!», да еще и поездить за ним по стране, чтобы вздрагивал, вступая где-нибудь в Ульяновске. Благо юных патриотов хлебом не корми, дай попрактиковать любовь к родине. Удивительно при этом, что люди, отвечающие за российскую внешнюю политику, не считают для себя унизительным принимать вождя задорных хунвейбинов и просить его умерить пыл. Вместо того чтобы попросту потребовать у кураторов осадить их питомцев, наносящих урон репутации России. Впрочем, судя по размаху и характеру действий в отношении посла другой страны ЕС — Эстонии, больших дядей шалости национально ориентированной молодежи вполне устраивают.

Очень приятно показать по телевидению захватывающую эпопею про шпионский камень и недотепу-разведчика, который к тому же, как по заказу, раздавал деньги неправительственным организациям. А потом взять да и не выслать его. А на вопрос «почему?» широко улыбнуться: нехай себе сидит, а то вместо него другого пришлют, поумнее…

Настоящий кайф рассказать про то, что все наши недруги-эмигранты — платные агенты чужой разведки, благо прослушки собрано километры — режь кусками да и давай в эфир. Березовский — что бы ни говорил, пусть хоть время спрашивает — звучит заговорщицки, тем более что сам постоянно и публично заговорами грозится.

Ну и иностранные организации — гнезда шпионажа — пошерстить сам бог велел, тем более британские, там-то уж никаких сомнений нет, чем они здесь на самом деле занимаются.

Радует душу избавление от кабальных соглашений недоброй памяти минувшей эпохи — раздел продукции на Сахалине, Ковыкта… Ну как же, мы с колен поднялись, не гоже прежние договоренности соблюдать, давай-ка заново. Да и вообще — пора пришла все правила игры в мире пересматривать за тот период, когда мы на их формирование влиять как следует не могли.

Нынешние шаги Лондона — это кумулятивный эффект, ответ не столько на отказ выдать Лугового, сколько на всю атмосферу вокруг российско-британских отношений.

У Великобритании сложилось впечатление, что общаться с Россией пусть и в конфронтационном, но в корректном духе просто невозможно.

У нас почему-то очень радуются, что визовые меры, принимаемые британским посольством, не касаются простых граждан, а затронут только официальных лиц. Гражданам, конечно, приятнее. Но с политической точки зрения это едва ли не самая оскорбительная мера, ведь такие ограничения применяются в отношении стран, которые по тем или иным причинам считаются изгоями: Белоруссия, Узбекистан, Бирма, когда-то Ливия, Сирия…

Касаться сути происходящего просто не хочется. От всех этих рыцарей с «горячим сердцем и холодной головой» и их «деловых партнеров», от «жертв» и «палачей», «сатрапов» и «борцов за свободу» за версту несет духом провокации.

Если в самом начале еще было ощущение, что кого-то интересует выяснение истины, то очень скоро оно исчезло.

Потоки пропаганды извергаются на обывателей, причем российская сторона как будто поставила целью соревноваться с Березовским и его присными в придумывании бредовых версий.

Самое удивительное, что в царящей разноголосице не слышно голосов тех, кто обладает реальной информацией об этом деле, — двух прокуратур. И понять, действительно ли столь неопровержимы факты, предоставленные британскими следователями, и вправду ли российские правоохранители отказываются сотрудничать, невозможно. Зато нет недостатка в политических оценках и выводах. Россия добилась того, чего хотела: нас стали воспринимать серьезно. Запущенный бумеранг прилетел обратно.

Теперь не остается ничего другого, кроме как доказать, что неимоверную крутизну мы способны демонстрировать не только грузинам и молдаванам, но и реальному сопернику.

Все «друзья» Москвы в Европе не скрывают удовлетворения: под аккомпанемент пропагандистской канонады президент Польши Лех Качиньский уже заручился в Вашингтоне особыми американскими гарантиями безопасности. Варшава добивается того, чтобы США разместили в Польше не только десять противоракет, но, желательно, и что-нибудь более прикладное.

Меняется стиль европейской политики: совместными усилиями пробуждаются еще не забытые инстинкты эпохи конфронтации.

Континентальная «старая» Европа пока сторонится этого нового духа, старается избегать российско-американских препирательств о ПРО, российско-британских страстей, да и дискуссии вокруг системы европейской безопасности не возбуждают большого интереса. Более того, возвращение стратегической повестки дня большинство европейцев откровенно пугает.

Однако с двух европейских флангов есть как минимум две страны, напротив, истосковавшиеся по настоящему стратегическому делу, — Великобритания и Польша. А стремление России добиться всего и сразу, как и пристрастие к политическому «креативу», и стремление «удивить», дают обильные аргументы в пользу «огораживания».

Все это особенно удручает по одной причине. Пока «белые люди» выясняют отношения, а британская прокуратура взвешивает, не причислить ли дело Литвиненко к «акту ядерного терроризма», активность наращивают террористы совершенно реальные.

Страну же, где есть не «грязные», а вполне реальные ядерные бомбы, — Пакистан — трясет все больше и больше.

Так что противоракетный щит того гляди придется строить не против Ирана, а против его соседа. Но это страшно, и об этом не хочется думать. Куда проще заняться привычным делом. Так что будем ждать новых находок в духе возрождаемой «холодной войны».