Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Расклады

Brand X/East News

Батька на шпагате

События в Южной Осетии продемонстрировали Минску великодержавный «звериный оскал» Кремля

Виталий Цыганков

Западная оценка белорусских парламентских выборов, видимо, и станет определяющим фактором того, насколько «всерьёз и надолго» Лукашенко решил дрейфовать от России в сторону Запада.

Последнее, что может придти в голову приехавшему в Белоруссию в эти дни иностранцу: грядут парламентские выборы. По телевизору не показывают политических роликов, в городах нет избирательных плакатов и растяжек, на улицах юные студентки не раздают листовок с улыбающимися кандидатами. И что приезжие!

Многие белорусы не подозревают, что в стране через полторы недели состоится то, что в других местах принято называть «главным политическим событием года».

В первом, промежуточном отчете миссии ОБСЕ по наблюдению за парламентскими выборами в Белоруссии дипломатически отмечается, что «внешних признаков, свидетельствующих о том, что проходят выборы, наблюдается крайне мало». Впрочем, трудно винить в этом самих участников избирательного процесса – в рамках существующего законодательства никакой другой кампании быть не может. Каждый зарегистрированный кандидат в депутаты получил из бюджета около $800 на изготовление предвыборных листовок. Использовать собственные средства на избирательную кампанию запрещено. Нельзя пользоваться даже личным автомобилем! Агитировать кандидаты могут только в специально отведенных для этого местах – естественно, на не самых многолюдных улицах. Опереточность избирательной компании дала возможность властям пойти на довольно неординарные PR-шаги:

ЦИК, например, принял решение повторить уже прозвучавшие выступления кандидатов в депутаты по государственному телевидению.

Председатель Центризбиркома Белоруссии Лидия Ермошина подчеркнула, что это делается для того, чтобы «продемонстрировать всем, в том числе и международным наблюдателям, наше желание сотрудничать и приблизиться к международным избирательным стандартам, а также оживить избирательную кампанию в стране».

Власть может позволить себе подобные «аттракционы невиданной щедрости», понимая, что после выступлений кандидатов вряд ли «из искры возгорится пламя». Производить рекламные ролики будущим депутатам запрещено, так что за пять минут предоставленного эфира на областных телеканалах они могут лишь прочитать заранее заготовленный текст. Один из кандидатов, например, все пять минут посвятил проблемам «своего» минского микрорайона Серебрянка – можно было подумать, что он выдвигается не в парламент страны, а в районный совет.

Выборы-2008 показали, насколько за последние годы в Белоруссии деградировало само понятие политики.

Выборы давно стали просто ритуалом, сродни 1 сентября, когда люди знают, что в этот день должны прийти в определённое место и осуществить определённые действия. За кого ты проголосуешь, совсем не важно – власть сама решит, кто достоин стать депутатом.

Хотя количество заявлений белорусского президента, что эти выборы станут самыми прозрачными и демократичными, зашкалило даже за его привычный демагогический уровень. На первом этапе выборов власти даже включили оппозиционеров в окружные избирательные комиссии, но довольно скоро всё стало на привычные места. В участковые комиссии, где, собственно, и происходит подсчёт голосов и откуда исходят нужные властям результаты, оппозиционеров уже не пустили. К тому же власти не зарегистрировали около четверти кандидатов от Объединённых демократических сил (ОДС), в том числе лидеров Белорусского народного фронта Винцука Вечёрко и Виктора Ивашкевича. После этого надежды на fair play окончательно растаяли даже у самых отчаянных оптимистов.

Как это ни парадоксально, из всего вышеизложенного не следует, что в этих выборах нет интриги. Интригующих моментов сразу несколько – признает ли выборы Запад, приведёт ли это к снятию санкций, пропустит ли власть в парламент оппозиционеров, а если да, то сколько и кого именно.

Наиболее интересным представляется международный аспект белорусских выборов.

Последние недели Европа и Америка наперегонки двигаются к тому, что на дипломатическом языке называют «нормализацией отношений».

Процесс пошел в августе после освобождения бывшего кандидата в президенты Александра Козулина (осуждённого сразу после президентских выборов 2006 года на 5,5 лет лишения свободы и отсидевшего в колонии 2,5 года) и двух других белорусских политзаключённых – Андрея Кима и Сергея Парсюкевича

11 сентября министр иностранных дел Белоруссии Сергей Мартынов встретился со своим литовским коллегой Петрасом Вайтекунасом. А на следующий день Белоруссию неожиданно посетил министр иностранных дел Польши Родослав Сикорский с однодневным рабочим визитом. Вернувшись в Варшаву, он не только выказал восхищение оказанным приёмом, оценив угощение – самогонку и печень зубра, но и рассказал, что в резиденции Вискулях, где был зафиксирован распад СССР, белорусские и польские официальные лица поднимали тосты за совместные победы своих рыцарей в битвах с турками под Веной.

Правда, в понедельник, 15 сентября, министры иностранных дел 27 стран Евросоюза немного снизили скорость «нормализации», заметив, что о снятии визовых санкций с белорусских чиновников можно будет говорить только после оценки парламентских выборов 28 сентября. В своем заявлении министры Евросоюза указали, что ситуация в Белоруссии будет оцениваться «в свете парламентских выборов и прогресса, сделанного Белоруссией на пути соответствия демократическим ценностям и соблюдения прав человека».

В свою очередь, США в ответ на освобождение Александра Козулина и других политических заключённых на полгода сняли санкции с двух белорусских предприятий. А

временный поверенный в делах США в Белоруссии господин Мур в интервью заявил, что не видит смысла в бойкоте выборов и что для Вашингтона главное, чтобы в стране происходили позитивные изменения. А будут они идти сверху или снизу, эволюционным или революционным путём – это зависит от конкретной ситуации.

Как остроумно заметил немецкий политолог Александр Рар, белорусский президент находится сейчас в геополитическом шпагате. Другие комментаторы, однако, не преминули поправить, что поза эта донельзя неудобная и долго в ней продержаться невозможно. Возможно, точней ситуацию описывает более приземленное и прозаическое сравнение с маневровым паровозиком, который движется туда-сюда, не сходя с заданной рельсами траектории.

Сейчас, как никогда раньше, Лукашенко необходим Запад. Минску отчаянно нужны инвестиции, и недавно сенсационно прозвучало сообщение, что Всемирным Банком Белоруссия была признана одной из самых прогрессирующих стран в реформировании экономики.

Чуть ли не последнее препятствие для прихода солидных западных капиталов – это именно политические риски, малорентабельный имидж последней диктатуры в Европе.

Да и на Западе чувствуется усталость от не принесшей никаких видимых дивидендов политики санкций. Чиновники и аналитики вынуждены признать, что меньше всего эта политика повлияла на стабильность лукашенковского режима. Номенклатура не раскололась, а рейтинг оппозиции не вырос. Кроме того, растёт необходимость решать конкретные экономические и энергетические проблемы, особенно для соседних с Белоруссией стран. Неудивительно, что именно Литва, Латвия и Польша идут в авангарде политики «нормализации», убеждая остальные страны Евросоюза в необходимости более гибкой политики в отношениях с Минском. Российско-грузинский конфликт, очевидно, ещё больше поднял геополитическую значимость Белоруссии и желание Запада дать официальному Минску новые «позитивные сигналы». И, похоже, обе стороны затеяли игру в «кошки-мышки»: вы делаете вид, что исправляетесь, мы делаем вид, что вам верим.

С другой стороны, события в Южной Осетии продемонстрировали Минску великодержавный «звериный оскал» Кремля.

Не исключено, что Лукашенко посетила следующая мысль: если уж Западу не удалось защитить Грузию, то кто будет защищать его, «последнего диктатора Европы».

Все послевоенные достаточно двусмысленные заявления Лукашенко о поддержке действий России объясняются стремлением поторговаться и не дать России повода для более действенных методов давления. Кремль, которому сегодня внешняя поддержка необходима в любой форме, вынужден был довольствоваться и этим.

В любом случае, Минск получил небольшую передышку, во время которой станет понятно, как Запад оценит парламентские выборы. Видимо, это и станет определяющим фактором того, насколько серьезен и долгосрочен нынешний дрейф Лукашенко на Запад.