От редакции

ИТАР-ТАСС

Тюрьма со всеми неудобствами

Российская система наказания дошла до такой степени разложения, что чисткой «Бутырки» не обойтись

«Газета.Ru»

Российская система уголовного преследования, осуждения и наказания дошла до такой степени разложения, что чисткой «Бутырки» не обойтись. Нужно полностью разрушать действующую машину репрессий и запускать на очищенном месте новую.

Генеральная прокуратура обнаружила, что в «Бутырке» непорядок. Скученность (притом, что число заключенных на момент проверки было меньше нормативного), избиения (то есть «телесные повреждения у лиц, заключенных под стражу», которые «не были зарегистрированы в качестве сообщения о преступлении»), игнорирование жалоб. Ну и, кроме того, грибок на стенах, гнилая кровля и т. п. О еде не упоминается – видно, в пищеблок не заходили. Про медицинское обслуживание тоже речь не зашла. Но, впрочем,

и обнаруженного оказалось достаточно, чтобы вынести представление в адрес главы ФСИН Александра Реймера.

Несколько ранее в Ростове-на-Дону замглавы ФСИН Алексей Величко заявил, что из системы будут выгнаны 20 генералов. «Удивительно, что в течение долгого времени эти люди росли в должностях, премировались, награждались оружием, и это все воспринималось как должное», — сказал он. В общем, настала эпоха удивительных открытий.

Очень не хочется верить, что эти открытия вызваны скандалом вокруг смерти Сергея Магнитского. То есть скандал раздули абсолютно правильно. Но Магнитский, мягко говоря, не один такой. И системной реакции требует не только его трагическая кончина, но и судьба сотен тысяч российских заключенных.

Получивший выволочку Реймер, между прочим, был назначен как раз после истории с Магнитским, и тогда речь шла о масштабном переустройстве наших ГУЛАГов. Отделение «первоходков» от рецидивистов, строительство новых тюрем – без грибка и с нормальным количеством спальных мест, сокращение лагерей и, в общем, инновация и модернизация системы уголовных наказаний.

Может быть, нынешние увольнения и выговоры высокопоставленной вохре – это как раз напоминание о невыполненных обещаниях?

Нужно, однако, отдавать отчет в том, что эти обещания в целом – про то, как дать денег тюремному начальству. Способна ли пенитенциарная система освоить государственные ресурсы, если они действительно будут выделены, вызывает серьезные сомнения. То есть переварить так, что любое их количество бесследно растворится в ней – это без сомнения. А вот привести ее в более или менее человеческий вид – вряд ли.

900 тысяч заключенных в России – сам по себе очень высокий показатель, особенно если посмотреть на количество зэков на душу населения.. Именно в этом мы успешно соревнуемся с США, то обгоняя, то догоняя их, но сильно опережаем большинство развитых да и не очень развитых стран. Но на самом деле проблема не столько в том, чтобы уменьшить число заключенных, а в том, чтобы сидели те, кто должен, а не те, кто «заказан». Хотя бы в основном. Потому что отказы в возбуждении уголовных дел и спускание возбужденных дел «на тормозах» — практика не менее распространенная, чем «закрытие» неугодных или нужных для отчетности граждан. Так что

не стоит сетовать на то, что у нас много сажают. У нас, может быть, даже мало сажают – но беда в том, что уж очень часто сажают не тех.

Как показала прокурорская проверка «Бутырки», нечеловеческие условия содержания в тюрьмах необъяснимы с точки зрения материальных факторов. Нужно же обладать специальным складом ума, чтобы создавать скученность в помещениях, приспособленных для содержания большего количества людей, чем имеется в наличии. Плохое администрирование? Да, конечно. Но было бы наивно полагать, что оно вызвано какой-то особенной тупостью тюремщиков. Очевидно, эти порядки – включая грибок на стенах – органично вписываются в систему наказаний. Можно даже предположить, что

построй государство массу новых тюрем, соответствующих европейским стандартам, а скученность и грибок сохранятся, выживут вопреки всем усилиям, потому что суть российских наказаний именно в них и заключается.

Заключается, разумеется, не метафизически. Так устроен подбор кадров, так устроен способ продвижения сотрудника ФСИН в иерархии, так устроен механизм взаимодействия этого сотрудника со следствием, адвокатами, судом и самим тюремным населением, так выстроено извлечение прибыли из, в общем-то, незавидной должности.

Увольнение даже целых 20 генералов, как бы громко и обнадеживающе ни звучало известие об этом, ситуации не изменит. Во-первых, потому, что объявивший об этом начальник позволяет себе удивляться состоянию дел в собственном ведомстве. Во-вторых, потому что вся история носит явный налет кампанейщины. Иначе и быть, собственно говоря, не может. Потому что эта система уголовного преследования, осуждения и наказания дошла до степени разложения, на которой и 40 генералов ничего не решат. Ее надо снести полностью, чтобы на том же месте поставить так необходимую государству нормальную машину репрессий.