Власти невыгодно заранее раскрывать порайонную карту нарезки избирательных округов
Власти невыгодно заранее раскрывать порайонную карту нарезки избирательных округов
«Газета.Ru»

Резать, не дожидаясь

Александр Пожалов о том, что после выборов 2014 года структура московской власти неизбежно изменится

Александр Пожалов

14 ноября вступает в силу «закон Клишаса», и субъекты РФ могут начинать корректировать свое избирательное законодательство. В столице оппозиция, которая уже публикует первые списки кандидатов, ждет принятия законов, отвечающих на два главных вопроса: пройдут ли выборы только по одномандатным округам и какими окажутся их границы. Но главное уже понятно — с реформой системы выборов в Москву вернется публичная парламентская политика.

Может сложиться впечатление, что городская власть, которая еще недавно популяризировала достоинства «палаты одномандатников», уже не спешит воспользоваться этим преимуществом. Официальные лица Мосгордумы и МГИК предпочитают не торопить события и комментируют только действующую редакцию Избирательного кодекса со «старой» моделью выборов.

Разные СМИ уже транслируют мнения «источников», недовольных планами выбирать Мосгордуму только по округам.

Эти умолчания могут быть просто информационной игрой. Власти невыгодно заранее раскрывать порайонную карту округов. Ведь после вступления в силу поправок в городской закон, меняющих систему выборов, у МГИК и Мосгордумы будет не более 40 дней на то, чтобы утвердить схему округов. То есть чем раньше поправки будут приняты, тем быстрее «тайное станет явным». Но ничто не мешает откладывать принятие поправок и до конца весны 2014 года — выборы-то должны быть назначены только в середине июня.

Власть даже может пойти на отвлекающий маневр. По федеральному закону до 1 декабря МГИК должен дать предложения о нарезке округов под ныне прописанную схему — на 22 округа. Мосгордуме в течение 20 дней придется ее утвердить. Тогда зиму и весну оппозиция проведет в гаданиях, сохранится ли схема до выборов, а любые договоренности о разделе округов окажутся зыбкими.

Но оппозиция может сама форсировать процесс нарезки, а не ждать подарков от власти. Ничто не мешает фракции КПРФ в МГД уже сейчас внести свои поправки. Другой вариант — переориентировать на сбор подписей за такой законопроект «народных депутатов» Алексея Навального. Обе инициативы поставят большинство в Мосгордуме в неудобное положение: и хранить молчание уже не получится, но и соглашаться с предложением оппозиции «не с руки», даже если оно будет соответствовать замыслам власти.

В поисках лиц

Все парламентские партии, не исключая и «Единую Россию», сегодня сталкиваются с одной проблемой: необходимостью обновления рядов, чтобы удовлетворить запрос электората на новые лица. Успех ЕР в ряде проблемных регионов в 2013 году стал возможен как раз благодаря мощному, на 60–70%, обновлению состава кандидатов.

Многие столичные единороссы (всего их 32) не очень известны москвичам: они прошли по списку и не вели работы на территориях. Эта проблема коснется в первую очередь списочников, которые работают первый созыв и ранее не баллотировались в округе (8 депутатов из 15 списочников). Некоторые старожилы могли приесться избирателям, пребывая в парламенте несколько сроков и не без проблем выиграв даже «контролируемые» выборы 2009 года (так, Владимир Платонов в протестном ЮЗАО тогда не дотянул до 50%).

Не все нынешние единороссы удобны и администрации города. Можно вспомнить резкую полемику с мэрией депутатов Анатолия Петрова по реформе МСУ или Михаила Москвина-Тарханова по жилищным вопросам, засветку ряда депутатов в истории с «золотыми кренделями». Если Михаил Прохоров всерьез сыграет в альтернативный центр силы в столичной политике, то тревогу в ЕР вызовут хорошие отношения некоторых членов фракции с главой московской «Гражданской платформы».

В новой Мосгордуме обновятся кандидаты от бизнеса. С 2009 года в столице кардинально изменился баланс экономических групп влияния. Федеральные ФПГ вытеснили региональный бизнес в ключевых отраслях — банковской, инфраструктурной, строительной, транспортной, торговой.

Ряд действующих депутатов — бывших предпринимателей могут и не пойти на перевыборы: или их отрасль в городе уже не существует (Сергей Турта, с которым связывали бизнес в сфере рекламных перетяжек), или они сами продали основные активы федеральным группам (девелопер Александр Милявский).

Поэтому не будет удивительным, если депутатский корпус партии власти обновится наполовину. С учетом увеличения общего числа депутатов до 45 мэрии потребуется найти до 25–30 новых лиц, узнаваемых на местах и готовых к активной полевой работе. Источников для такого массового выдвижения у власти пока не так много.

Список доверенных лиц мэра и членов московского ОНФ во многом пересекается, причем немногие имеют опыт серьезной политической работы. Аморфной остается Московская общественная палата. Некоторые яркие активисты, бывшие доверенными лицами мэра, перешли на позицию критики власти (глава центра Probok.net Александр Шумский). Кандидаты лояльного мэрии фонда «Городские проекты» и предлагаемая ими урбанистическая тематика пока больше пригодны для «спойлерства» против оппозиции и поднимаемых ею более серьезных проблем — градостроительных, транспортных, социальных. Своих кандидатов власти могут предложить и ФПГ, усиливающие позиции в городской экономике.

Лицо без партии

Опросы в 2013 году показывают: ЕР сохраняет устойчивое электоральное ядро в столице, которое и на конкурентных выборах дало бы ей не менее 30–35% голосов. Доля мандатов, полученных по спискам, оказалась бы даже выше из-за метода делителей Империали и «сгорания» голосов за непроходные партии. Но выборы только по округам заставят всех партийных старожилов активно работать «в поле», без гарантированных списочных мандатов.

Без выборов по спискам ЕР столкнется и с более важным вызовом, чем неуверенность в своих силах отдельных ее депутатов, — это невозможность в «боевых условиях» оценить доверие москвичей к партийному бренду и программе.

А ведь кампания в Мосгордуму — последняя проверка в столице перед выборами в Госдуму, которые пройдут и по спискам, и по округам. Партия уже и так, по сути, пропустила мэрскую кампанию: мэр шел как самовыдвиженец, партийный ресурс была почти не задействован. Многие эксперты уверены, что по округам кандидаты от власти пойдут в качестве самовыдвиженцев, через сбор подписей и будут избегать ассоциаций с партией. Так произошло и на муниципальных выборах в марте 2012 года, и на муниципальных выборах в городских поселениях Новой Москвы в сентябре 2013 года.

«Непартийная» схема выдвижения кандидатов, поддерживающих мэрию, вызовет у городской власти соблазн вовлечь в кампанию бренд ОНФ на замену «Единой России». Эту замену конкуренты сразу спроецируют и на выборы в Госдуму. Хотя в 2013 году Кремль показал, что он против попыток использовать бренд ОНФ на выборах в регионах в принципе, да еще и отдельно от партии. Неслучайно отделения ОНФ в субъектах, где проходили выборы, включая Москву, создавались уже после 8 сентября.

Высоко задрали

Прозрачность и честность процедур голосования и подсчета голосов, продемонстрированная на выборах мэра, задает высокую планку ожиданий и к выборам в Мосгордуму. Оппозиция будет оспаривать малейшее отступление от стандартов — будь то отказ от видеонаблюдения на УИК, возвращение открепительных, открытие новых «временных участков» или резкий рост числа голосующих на дому.

Перед 8 сентября федеральная власть уже отстаивала права кандидатов оппозиции в тех регионах, где они сталкивались с отказами в регистрации в округах по формальным основаниям. Оппозиция и теперь станет ожидать, что Кремль и Центризбирком проследят, чтобы установка на конкурентные выборы не нарушалась у них «под носом», в московских округах, и будет апеллировать к «федералам» при малейшем конфликте с избиркомами.

Стоит также ждать притока на участки новых наблюдателей. 8 сентября независимые наблюдатели и члены УИК закрыли примерно 60–65% участков. На выборах в Мосгордуму охват может возрасти до 90%. В этом будут заинтересованы и пропустившие кампанию «Гражданская платформа» и «Альянс Зеленых», и множество мотивированных кандидатов в округах.

Свой среди чужих

Одномандатная модель создаст запрос на дальнейшую реформу системы управления столицей.

Депутат, избранный на прямых выборах в малом округе (2–4 района), при активной работе на территории сможет стать для граждан более близким представителем власти, чем назначенный «сверху» глава управы.

Поэтому вопрос о реформе института управ районов и передаче части их функций органам МСУ — это первый вопрос, который внесут в повестку дня нового парламента депутаты от оппозиции. Концепцию реформы МСУ, вокруг которой могут сплотиться многие оппозиционные кандидаты, уже подготовил «Альянс Зеленых».

Увеличение числа округов до 45 спровоцирует экспертные дискуссии на тему пересмотра системы административно-территориального деления. Еще при Юрии Лужкове некоторые его критики предлагали укрупнить 125 (на тот момент) районов примерно до 40 «позднесоветских» единиц, но с передачей на низовой уровень реальных полномочий и прямыми выборами главы района.

Увеличение доли депутатов от территорий, особенно если среди них будет немало оппозиционных, рано или поздно приведет Мосгордуму к попыткам расширить свои полномочия по контролю за исполнительной властью — и на городском уровне, и на уровне префектур. Это еще одна возможная точка консенсуса для оппозиции, от коммунистов до либералов.

Наконец, выборы по малым округам дают возможность окружным элитам, контролирующим «административный ресурс» на местах, усилить представительство в парламенте, чтобы сильнее влиять на городской уровень управления. Пока многие важные решения, от которых зависит социальная стабильность на местах, реально принимаются «наверху», городскими департаментами, будь то оптимизация школ, перевод специалистов из районных поликлиник в межрайонные амбулаторно-диагностические центры, сокращение программы сноса пятиэтажек или расширение зон платной парковки. От того, как городские власти видят отношения с префектами, зависит и схема нарезки округов: объединение в один округ районов из разных префектур разбавит влияние окружных элит.

Свобода маневра

При любом исходе мажоритарная Мосгордума окажется менее предсказуемой для власти. Депутатские группы, в которые объединятся одномандатники, — это гораздо менее устойчивые и иерархичные образования, чем фракции с их жесткой дисциплиной. Одномандатники могут свободно маневрировать между депутатскими группами и партиями и в целом менее связаны партийными обязательствами при голосованиях. Уже рассмотрение бюджета Москвы на 2015 год может оказаться куда более острым и полемичным, чем сегодня.

Таким образом, с реформой системы выборов в Москву вернется публичная парламентская политика. А исполнительной власти придется регулярно договариваться по своим законопроектам не столько с лидерами партий и фракций, сколько с депутатами по отдельности.

Автор — замдиректора Фонда ИСЭПИ