Никаких личных контактов, никакой наличности в конвертах, и ты чист перед законом
Никаких личных контактов, никакой наличности в конвертах, и ты чист перед законом
iStockPhoto

Восемьсот лет штрафа

Почему гении коррупции остаются на свободе

«Газета.Ru»

Своими скромными антикоррупционными успехами Следственный комитет и суды обязаны только глупости тех, кто патриархально берет взятки в кабинетах наличными и вымогает их открытым текстом. Эти наивные люди и оказываются фигурантами новостей вроде последней — о самом большом штрафе, выписанном региональному экс-чиновнику.

Дело о подмосковном чиновнике, уличенном во взятке в полмиллиона долларов, дошло до своего громкого завершения: бывшего замглавы Ленинского района Подмосковья Льва Львова приговорили к штрафу почти в 1 млрд руб. Это рекордная на сегодняшний день сумма «выписанного» штрафа, впервые со вступления в силу нормы о кратном штрафе для взяточников в 2011 году.

Приговор тоже знаковый: в лучшем для всех случае бюджет получит сумму, сопоставимую с ущербом и даже больше, в худшем — понесет дополнительные расходы в связи с многолетним пребыванием экс-чиновника в колонии.

Это в теории. На практике лучший случай если и наступит, то очень не скоро. Если даже штрафник решит с этого момента начать честную жизнь и будет расплачиваться в рассрочку (отдавая, предположим, всю свою среднемесячную зарплату, скажем, в 100 тыс. руб.), на это уйдет почти 800 лет. Штраф за взятку — не ипотека, чтобы ему придумывать выгодные условия. Еще есть вариант продажи имущества, но вряд ли за свою недолгую карьеру чиновник успел провернуть целых 60 таких крупных взяток, чтобы накопить нужную сумму. Уж больно глупо действовал.

С гражданином Львовым правоохранительным органам, прямо скажем, повезло: его взяли с поличным в момент получения взятки. Наличными и крупной суммой. Дом в роскоши, автомобили премиального класса, а взятку требовал у строителей за подпись под разрешением введения в эксплуатацию жилья. Прямой конфликт интересов и прямая взятка.

Таких случаев все меньше: своими антикоррупционными успехами Следственный комитет и суды обязаны только глупости тех, кто берет взятки в кабинетах наличными и вымогает их открытым текстом. Представителям старой элиты эпохи безнаказанности, которые все еще считают, что никто из посторонних не поймет значение фразы «Как мы можем решить этот вопрос?».

Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев в 2012 году говорил, что суды действительно приговаривают более половины взяточников к штрафу, но многие не могут его заплатить и вынуждены отправляться в колонию. Правда, по словам главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, сажать стали намного меньше: если два года назад к лишению свободы по коррупционным преступлениям приговаривалось 25% осужденных, то сейчас этот показатель составляет 8%.

Кроме того, сумма выплаченных штрафов также не впечатляет масштабами: по словам того же Бастрыкина, возмещен лишь 1% штрафов. До суда доходят лишь две пятых из всех возбужденных дел.

Второй наиболее распространенный класс разоблаченных коррупционеров — те, кто хотят слишком много и не выполняют скрепленные коррупционным поручительством обязательства. Первыми их сдают их же собственные взяткодатели.

Уже сейчас следователи жалуются, что завести чисто коррупционную статью — дело нетривиальное: хоть все вокруг будут знать, кто настоящий вор, но бесконечные наблюдения за объектом дадут лишь слабые намеки на превышение должностных полномочий или контакты с подозрительными личностями.

За хилостью доказательств и улик дела разваливаются до суда. Пройдет еще пара лет, и до обновленных и омоложенных региональных элит дойдут простые истины, известные высокому начальству: никаких личных контактов, никаких обсуждений по телефону, никакой наличности чемоданами, и ты чист перед законом.

Для облегчения увиливания от правоохранительных органов несколько лет назад был опубликован список выражений, которые могут быть признаны склонением к коррупции.

Законодательство не дремлет: в нем прописаны и случаи бездействия, и попустительства, прописано участие посредника, создание коррупционного сговора. Специальное постановление принял пленум Верховного суда, объясняющий, какие именно услуги и будущие преференции и какие именно действия можно понимать под коррупционными. Зачастую при получении взятки за общее покровительство это не является предметом разговора вообще: просто обе стороны осознают, что в будущем одна сторона будет, скажем, получать больше контрактов, а другая, скажем, получит скидку на ее услуги.

В итоге сажают лишь наивных непуганых регионалов, неосторожных, зарвавшихся мелких депутатов, преисполненных чувства собственной значимости — тех, кто спокойно может наговорить на пять-семь лет лишения свободы, сидя в самом популярном ресторане города. Дела их разваливаются до суда, а штрафы они не могут выплатить ровно потому, что не зарабатывает столько даже на взятках. Истинные гении коррупции, роскоши, деклараций и сговоров остаются на свободе. Без штрафов и конфискаций.